Раздел Общество
18 января 2013, 14:55

Бородин подвел итоги года: зачет получили Демин, уральцы и Академический

Незачет — Деду Хасану. Вернее, ажиотажу вокруг него. Росту уличной преступности и вандалам, осквернившим памятник Ельцину. Их имена известны, но наказать правонарушителей никто не сможет.

В ГУ МВД почти два часа говорили об итогах работы ведомства за 2012 год. «Как известно, в минувшем году в системе МВД продолжились коренные преобразования, вводились новые требования к органам правопорядка. Именно эти моменты обусловили приоритетные направления, по которым мы работали весь прошедший год», — так начальник свердловской полиции Михаил Бородин начал свой доклад. Не обошлось без ставших уже дежурными заявлений о борьбе с коррупцией, о защите «конституционных прав граждан», доступности и открытости органов полиции для населения Свердловской области, традиционного бравирования цифрами. В 2012 году было раскрыто на 5,4% больше преступлений «прошлых лет», зато и к дисциплинарной ответственности привлекли 470 руководителей. Где-то показатели улучшились, где-то ухудшились. Все как всегда, разве что в этот раз Бородин сделал акцент на то, что приводимые им цифры — настоящие, и скрывать их в полиции никто не намерен. Мол, какие есть.

Ни одного по-настоящему важного заявления Михаил Бородин так и не сделал. Зато мы узнали, что уральцы — законопослушный народ. Особенно если сравнивать наши показатели с территорией ближе к югу, где «более горячие парни». Что самые дисциплинированные из уральцев — это водители. Несмотря на рост числа ДТП со смертельным исходом, менять начальника свердловской ГИБДД Бородин пока не собирается. Почему — объяснил, ответив вопросом на вопрос: «А какое решение вы хотите? Давайте уволим его, да?».

Об испытательном сроке Юрия Демина
— Многие писали о том, что Бородин обязательно уберет Демина. Мы любим, когда пускают кровь. Но решения должны быть объективными. Юрий Демин — это человек, который отдал службе в органах не один десяток лет. Вы сами лично знакомы с ним? Он профессионал. Он болеет душой за свое дело, переживает. Сам ездит по подразделениям и принимает меры. У каждого есть упущения, недостатки, но я вижу, как работает Демин.

Закончив доклад, Михаил Бородин с явным удовольствием отвечал на вопросы журналистов. Не обошлось без вопроса по ситуации вокруг фонда «Город без наркотиков». Начальник ГУ МВД с подчеркнутым спокойствием начал ответ с шутки. Рассказал, что вице-президента фонда, объявленного в федеральный и международный розыск, сотрудники полиции ищут без лишней спешки и суеты. Торопиться, дал понять Бородин, некуда. У полиции есть дела поважнее.

О розыске вице-президента фонда «Город без наркотиков»
— Паломничество затянулось. Я не вызывал на ковер сотрудников и не давал им задание активизировать розыск Евгения Маленкина. Скажу одно: работа ведется. Таких преступлений у нас тысячи, делать акцент именно на этом деле мы не будем. Я ставлю на контроль только те дела, где речь идет о совершении особо тяжких преступлений. Вызываю сотрудника, его руководителя. Они мне рассказывают, какая работа проделана. Было, например, нападение в Ревде на ювелирный магазин. О том, как идет расследование, мне докладывали каждый день. По 30–40 минут. А это — рядовой случай. Закончит Маленкин паломничество, пройдет по всем местам и сам вернется, что тут говорить.

Михаил Бородин также не оставил без внимания вопрос о том, что для Урала может означать смерть вора в законе Аслана Усояна, известного как Дед Хасан, но отнесся к нему скептически.

О возможных волнениях на Урале после смерти Деда Хасана
— Мы готовы ко всему, пускай попробуют. Если будет нарушение общественного порядка, то, поверьте, у нас сил предостаточно, чтобы все это на корню сразу обрубить. Мы ко всему готовимся, на все реагируем. Я думаю, что это событие чрезмерно переоценили.

На вопрос о том, почему до сих пор не наказаны вандалы, осквернившие памятник первому президенту России, Михаил Бородин ответил, что все имена, пароли, явки ему известны, но наказать преступников вряд ли удастся. Что мешает — главный полицейский области не рассказал. Сказал коротко: «Не смогли закрепить результат». Скорее всего, полицейским не хватило доказательной базы. Так что «хорошенько выпороть» негодяев, как предложил Бородин, вряд ли получится.

Об осквернении памятника Борису Ельцину
— У нас есть подозреваемые. Но, к сожалению, закрепить результат мы пока не смогли. Есть человек, есть номер его машины. Знаем, во сколько он отправился и куда. Знаем, где были приобретены баллон и лестница. Сначала все говорили, что подогнали кран. Мы выяснили, что они использовали лестницу. Попробовали — не получилось. Тогда они слезли. И уже внизу использовали баллончик. Мы выяснили, где эта лестница. Все рынки отработаны были. Баллон, который был у них, — от огнетушителя. Его они заправили типографской краской. Это действительно резонансное происшествие, хотя и небольшой тяжести. Я считаю, что люди, которые это сделали, — негодяи. Им не место в области. Мы должны уважать своих земляков, которые многого добились в жизни. У нас что, много президентов по областям? Я считаю, что нужно хорошенько выпороть этого негодяя, чтобы в следующий раз он обходил стороной этот памятник.

О росте преступности на улицах
— В 2012 году на обеспечение общественного порядка при проведении политических мероприятий, а также мероприятий социальной и культурно-массовой направленности мы задействовали более 137 тысяч сотрудников полиции. Улицы тех городов, из которых были сотрудники, оставались без патрульно-постовых нарядов. Особенно это коснулось небольших муниципальных образований. Мы думаем, как с этим справиться. Только милицейскими методами невозможно сократить рост преступлений на улицах и в общественных местах. Я привожу в пример район Академический. Все преступления практически до единого здесь раскрыты. Это происходит потому, что улицы оборудованы устройствами видеонаблюдения. Если так будет организована работа, как в Академическом, то какой смысл содержать такое количество сотрудников? Постепенно оно будет сокращаться.

О законопослушных уральцах
— Первой по количеству совершенных преступлений идет Москва, затем — Московская область, потом Питер и Ленинградская область. Затем мы. У нас же регион большой. По количеству преступлений в расчете на 10 тысяч населения у нас получается 166 преступлений. Это ниже среднего по России и самый низкий показатель по Уральскому федеральному округу. Поэтому нельзя говорить о том, что Свердловская область — самая криминальная. Наша область нормальная, народ понимающий. Уральцы — законопослушны по сравнению с территорией ближе к югу, где более горячие парни. Наиболее законопослушны — водители, чего не скажешь о пешеходах. Они привыкли, что у нас водители дисциплинированы. Сейчас зима, многие не смотрят по сторонам, считают, что машина должна сама быстро остановиться.

Также Бородин рассказал, что в полиции до сих пор случаются «рецидивы палочной системы», что ему хорошо известно о критике со стороны горожан в адрес сотрудников МВД. Пообещал заняться вплотную обучением личного состава. С особой гордостью упомянул о работе оперативных сотрудников по делу «банды Федоровича» (к сожалению, не добавив ничего нового к портрету блогера Василия). Кто-то получил зачет от Бородина, кто-то заслужил «хорошей порки». Самому Бородину оценку поставила уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова:

— Мне кажется, нам не хватает от полиции понимания межнациональных вопросов. Я буду говорить о митингах и шествиях. Меня очень испугало 4 ноября, День народного единства. Поразили рапорты участковых: «Задержан за то, что пел гимн Глинки» (естественно, «глинки» — с маленькой буквы) «Славься, Русь моя святая». В руках был барабан, что свидетельствует о политическом намерении участия в этой акции», — сказала Мерзлякова, выступая перед полицейскими. — За это мы человека привлекаем к административной ответственности. У общественности по-прежнему остается мнение, что наша полиция отнесется бережнее к человеку с Кавказа. То, что было на Манежной, по Сагре. Не хватает людей, которые понимают, что такое наша непростая межнациональная политика. Люди меня спрашивают: где справедливость, где логика? Часто их нет. Если, Михаил Анатольевич, мы с вами не будем их искать, то отношение жителей области к полиции в целом будет очень тяжелым.

Фото: Дмитрий Горчаков