Раздел Общество
9 января 2013, 12:13

Party for Everybody в Екатеринбурге: репортаж из гримерки «Бурановских бабушек»

Party for Everybody в Екатеринбурге: репортаж из гримерки «Бурановских бабушек»
Фото: Ирина Баженова для 66.ru
У каждого из нас есть бабушки. Мы их любим и хотим, чтобы они, как сейчас бабушки из Бураново, пели, смеялись, учили английский и ездили за границу. Перед концертом «Бурановских бабушек» в Екатеринбурге мы спросили, как им все это удалось.

До выступления «Бурановских бабушек» чуть меньше часа. Пока на сцене распеваются свердловские коллективы в расшитых цветных сарафанах, они готовятся к выступлению в гримерке. Бабушки только что вернулись с «приема у ректора» (мы находимся на втором этаже здания Уральского колледжа им. Ползунова). Найти удмуртских звезд в уральском колледже оказалось нелегко. Поговорить с артистками до выступления помогли случай и девушка в зеленом сарафане. В этом наряде она напоминала певицу Пелагею. «Пелагее» срочно требовалась булавка.

— Есть булавка? — стоя в коридоре, народница обращается одновременно ко всем и ни к кому конкретно. Я отрицательно качаю головой — у меня нет булавки. Мимо нас проходят мужчины и женщины в русских народных костюмах, несколько девушек в украинских национальных нарядах. У одной в руках скрипка, у второй — красный пояс, которым она пытается подвязать синюю юбку. Булавки ни у кого нет.

Девушка открывает первую дверь налево с надписью «Кабинет английского». Опять задает свой вопрос про булавку. На этот раз ее голос звучит отчаянно. Из комнаты эхом доносится:

— Есть, заходи! Давай, давай, — подбадривают народницу бурановские бабушки. Кабинет оказывается маленькой комнаткой в половину школьного класса. Большую часть в нем занимают парты. У входа толпятся люди. Они хотят поздороваться со звездами и сделать пару фото на память. Наш фотограф Ирина Баженова не теряется и начинает снимать последние приготовления звездных бабушек к выступлению. Я тоже достаю блокнот и начинаю «работать». Занимаю позицию в центре и на манер «Пелагеи» в зеленом сарафане обращаюсь ко всем сразу и ни к кому конкретно.

— Вы ездите за границу, выступаете вместе с Бутусовым на рок-фестивалях, учите английский, слушаете «Кино» и поете «Битлз». Живете в свое удовольствие. Танцуете. Много улыбаетесь. Даже смеетесь. Обычно люди уже после пятидесяти погружаются в тихую депрессию. В лучшем случае ездят в сад и нянчат внуков. После «Евровидения» вы разрушили наш стереотип о том, какой должна быть бабушка.
— Мы не думали об этом. Люди принимают нас хорошо. У нас есть цель — церковь строить. Она уже строится. Скоро накроют сверху, крышу начинают крыть… Из-за этого нам хочется ездить, из-за церкви, — говорят бабушки. Если сложить их возраст вместе, то получится 570 лет. Внуков и правнуков у них больше 50.

— Как-то мы шли по нашему селу и я говорю: «Был же замечательный храм, но его разрушили. Было бы хорошо, если бы он сейчас возвышался у нас над Бураново», — рассказывает художественный руководитель и самая молодая участница фолк-коллектива Ольга Николаевна Туктарева. — Но денег же нет. В этот момент зазвенел у меня телефон. И поступает предложение от одной крупной энергетической компании: вы же переводите песни, сделайте нам подарок. Нужно перевести 12 хитов. В том числе «Калифорния», «Смоки» и всякие такие… Шушара всякая. Но они говорят: мы вам заплатим. Я думаю: надо же, можно, оказывается, песней зарабатывать и строить храм.

Let it Be (Beatles).

— Ваша жизнь изменилась после «Евровидения»?
— После «Евровидения» любви больше к нам. В селе много поменялось. У нас очень красивый клуб стал, дорогу сделали, водопровод поменяли. В школе много сделали, — рассказывает Наталья Яковлевна Пугачева, самая «маленькая» бабушка в коллективе.

— Нас часто спрашивают, почему мы поехали на «Евровидение». Ничего случайного в мире не происходит. Вот храм теперь достраиваем, деньги собираем помаленьку, — говорит Ольга Туктарева.

Может, и гримерка, в которй мы сейчас сидим, оказалась именно в кабинете английского не случайно. Бабушки покоряли Европу песней «Party for Everybody» и до сих пор радуют публику каверами на песни известных англоязычных групп.

— Ездим-ездим. В последний раз были в Германии. Белый свет вот смотрим, — продолжает Зоя Сергеевна Дородова. В ансамбле ее называют «главным кулинаром». В Германии она была впервые.

«Прогулки по воде» («Наутилус Помпилиус»).

— Наверно, везде вас просят спеть «Party for Everybody»?
— Она нам изрядно надоела. На «Party» не заканчивается история нашего коллектива. У нас много удмуртских песен. Мы умеем переделывать известные песни на свой удмуртский лад. Песня «Кино» теперь звучит как удмуртская народная.

— Есть песня из репертуара группы «Наутилус Помпилиус», сейчас эта группа называется «Ю-Питер», «Прогулки по воде», — говорит Туктарева. — Вячеслав Бутусов нам ее подарил, когда был фестиваль «Рок над Волгой». Нужно было песню выучить, и вместе с Бутусовым петь на певческом поле. Когда посчитали, сколько там народу, то ахнули — 250 тысяч молодых людей. Мы вышли. Они как начнут скандировать: «Бабушки, бабушки!». И так от начала до конца. Естественно, мы встали к микрофону и пели каждая свое. Песню эту мы очень любим, и теперь она наша. И по смыслу она нам очень подходит, и по духу.

«Звезда по имени Солнце» на удмуртском (В. Цой).

— Вы уже не в первый раз в Екатеринбурге? Что-то запомнилось?
— В Екатеринбурге уже были. Но так, проездом. Хорошие люди. Где бываем, везде красиво. Каждый по-своему красивый город, — говорит Екатерина Семеновна. Буквально две недели назад она перенесла операцию, но не согласилась остаться дома и поехала в Екатеринбург.

— Вчера приехали в Екатеринбург. Я ничего пока не успела посмотреть. Мы у школьников были в детдоме, — рассказывает Зоя Сергеевна.

— И что там?
— Ничего, нормально. Жа-а-алко их. Дарили куколок.

(Бабушки в дороге сами шьют куколок, которые служат в качестве оберегов, и дарят их на концертах, — прим. 66.ru).

— Вам не тяжело переносить переезды?
— Не-е-ет, — говорят участницы коллектива.

— Отдыхаем, если дома бываем. Мы два-три дня отдыхаем, не сидится нам дома. Приглашают нас куда, и мы гостей принимаем.

— Что бы вы сказали пожилым людям, у которых нет денег на то, чтобы путешествовать и жить в свое удовольствие?
— Пусть не теряют настроение, пусть у них настроение будет хорошее, как у нас. Когда мы начинали выступать в нашем клубе, то дети вставали и уходили. Теперь мы говорим: «Ничего, зато сейчас наши песни звучат из их телефонов». И они говорят: «Ох, это наши бабушки».

— У нас контракт скоро кончится, они будут ездить выступать, — говорит другая бабушка.

— Куда поедете после Екатеринбурга?
— Нам заранее не говорят, мы не знаем, — смеются бабушки и отправляются на репетицию.

Они выступают последними. Во время концерта сидят в зале и хлопают в ладоши задорным русским девушкам в расшитых золотом цветных сарафанах, даже немного пританцовывают.

Когда «Бурановские бабушки» выходят на сцену, зал взрывается овациями. Песни следуют одна за другой. Красивый удмуртский язык неожиданно оборачивается русскими словами, получаются песни-перевертыши. В песнях есть народная мелодика, зашитая в подкорку финно-угорских языков.

На сцене бабушки излучают доброту. Много улыбаются и шутят, просят угадать песню, за правильные ответы дарят свои куколки-обереги. Электронный ритм, льющийся из динамиков, вместе с лаптями и поясами, расшитыми как-то по-особому, как умеют только в Бураново, в сочетании с «камон энд дэнс» завораживают.

Party for Everybody

Фото: Ирина Баженова для 66.ru