Раздел Общество
8 октября 2012, 08:59

Обычный герой: разговоры ничего не стоят, надо действовать

Обычный герой: разговоры ничего не стоят, надо действовать
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Портал 66.ru продолжает спецпроект «Обычный герой». Сегодня беседуем с человеком, который создал первый в Екатеринбурге благотворительный магазин.

В ноябре проекту «Да-ра-шоп» исполнится год. Этот благотворительный магазин — детище нашего героя Валерия Коверчика. Сегодня проект уже встал на ноги, а еще 12 месяцев назад едва ли не каждый второй говорил: «Да брось! Зачем тебе это? У тебя ничего не получится». Но все получилось.

Зачем обыкновенному человеку понадобилось тратить свои деньги и время на создание магазина, который не приносит прибыль? Зачем ему собирать макулатуру со всего города? Зачем помогать бездомным животным? У Валеры ответ только один: «Мне не все равно».

В России социального предпринимательства нет

Как-то прибирался дома и нашел много добротных вещей, которыми сам не пользуюсь, но они кому-то могут пригодиться. Думал-думал, что с ними делать?.. А потом в интернете совершенно случайно наткнулся на charityshop — благотворительный магазин. Для Европы — обычное дело, для России — крайняя редкость. В тот момент подобный магазин был в Питере, а у нас и не слышали о социальном предпринимательстве. Суть проста: мы продаем принесенные товары по демократичным ценам. Прибыль отдаем на помощь бездомным животным.

Прибыль, за вычетом налогов и расходов на аренду, мы тратим на покупку корма и лекарств для животных. Все это отвозим в «Зоозащиту». Это очень важно — мы не отдаем деньги непонятно кому, мы помогаем животным.

Решил — надо сделать в Екатеринбурге. Тогда я как раз сдавал на права и подкапливал на машину — эти деньги и пустил в дело. Я был вдохновлен этой идеей, ночью просыпался, рисовал для себя схемы, как все это будет выглядеть. А о том, откуда возьмутся вешалки, торговое оборудование, люди, и как я это буду совмещать со своей постоянной работой — вообще не думал. Просто очень хотелось воплотить эту идею в жизнь. Сколько это будет стоить, было без разницы.

Люди считают благотворительность сумасшествием

Помещение искал долго. В центре аренда стоит заоблачных денег. В итоге нашел полуподвальное помещение рядом с метро «Динамо» (Николая Никонова, 18) — аренда сносная, не самый центр, зато метро рядом. Когда пришел сюда в первый раз, картина была, конечно, удручающая. На потолке — одинокая лампочка, пол — бетонный. Закрыл на все это глаза и просто начал работать: закупил оборудование, материалы для бюджетного ремонта. И помощники начали подтягиваться: одни ребята помогли проложить электропроводку, другие — наклеить обои, третьи — привести в порядок потолки. На свою основную работу я приходил часов в 7–8 утра, чтобы уйти в 14 и отправиться в магазин. Домой попадал ближе к 10 вечера. Наверное, месяц я приходил домой, сразу сваливался на кровать, засыпал на несколько часов и снова просыпался, шел на работу… Это было самое тяжелое время. Многие просто крутили пальцем у виска. Особенно обидно было, когда близкие со скепсисом спрашивали: «Тебе что, заняться нечем что ли?». Или потихонечку так: «Ты хочешь денег на этом заработать?». Нет же! Как объяснить, что я это делаю просто потому, что мне не все равно, я не знал. Поэтому не объяснял, а просто делал. И вот 18 ноября мы, наконец, открылись.

Это была пятница. Мы подготовили печеньки к чаю, развесили первую одежду, которую отдал кто-то из знакомых, планировали сделать воркшоп… Но никто не пришел. Никто. Нет, конечно, были наши друзья, ребята, которые помогали нам делать ремонт. Но мы ждали большего: приглашали людей через соцсети и не только… Я сказал себе: «Ну ладно, посмотрим». В субботу начали заходить обыкновенные люди. Они приходили, говорили: «Классно!» — и уходили. Никто ничего не покупал. Так прошла неделя. Я сидел тут один и с грустью понимал, что деньги на запуск проекта ушли, сразу после открытия свалились расходы по аренде и налогам… А покупателей нет.

Сегодня в магазин по будням заходит человек 10, по выходным — около 40. Часть из них приходит за дешевой одеждой, другая категория — за хенд-мейдом и ретро-вещицами. Ценник, кстати, здесь максимально демократичен. К примеру, книжки можно купить за 69 рублей, одежду за 169 рублей.

Самым провальным месяцем был январь — мы ушли в минус на 20 тысяч. Как раз в тот момент вся финансовая подушка, которая откладывалась на машину, чудесным образом растаяла. Пришло отчаяние. Хотелось просто встать и уйти. Но как-то пережилось. В феврале минус был чуть поменьше, это уже порадовало. Пришла идея открыто публиковать отчеты: какую прибыль получили, что закупили, куда отвезли.

На вырученные средства мы покупаем корм и лекарства для животных и сами отвозим в «Зоозащиту». Почему туда? Потому что они были первыми, кто откликнулся.

Тут не место для политических или религиозных дрязг

Я не ищу спонсоров. Сознательно. Хочу, чтоб магазин был независимой площадкой, гражданской. Удивительно, но даже к подвальному помещению секонд-хенд-магазина, который отдает какую-то сумму на благотворительность, есть подкаты со стороны религиозных и политических организаций. Какие-то вещи у нас забирало «Милосердие». Раздавали бездомным одежду возле благотворительной столовой, на вокзале. Все было хорошо, но в какой-то момент они увидели, начали говорить: «Вы тут без Бога вообще и вам, наверное, нужна помощь». Я сказал: «Нет, спасибо. Я «Да-ра-шоп» создал сам и мне важно, чтобы площадка была независимой». В следующий раз они сказали: «Ваши вещи нам больше не подходят». Не подходят — так не подходят. «Да-ра-шоп» будет местом, свободным от политических и религиозных дрязг.

Для меня важно, чтобы «Да-ра-шоп» был площадкой гражданской, независимой ни от политических, ни от религиозных, ни от каких-либо других организаций. Поэтому сознательно не ищу спонсоров и «покровителей».

Недавно приходил какой-то человек из администрации города, из комитета по делам молодежи, спрашивал: «А кто вы? Сектанты? Или кто?». Приходят и начинают под кожу лезть, задают какие-то вопросы, показывают какие-то корочки депутата или помощника депутата. Я сразу встаю и говорю: «Уходите. Это коммерческая организация. Мы платим налоги, а в остальном вас это не касается». Не люблю такие расспросы! Мне непонятно, чего они хотят.

Можно пойти на митинг, а можно сделать что-то стоящее

Мне не все равно, что будет с нашей с вами экологией. Наш магазин не пункт по приему макулатуры, но мы ее принимаем. Почему? Потому что так жить более цивилизованно, что ли. Когда рассказываю людям, что макулатуру можно сдавать, они говорят: «Да? А я всю жизнь выбрасывал». Та же история с батарейками: мало кто знает, что просто выбрасывать батарейки в мусорный бак нельзя. Вытекая, одна батарейка отравляет несколько метров земли. 90% не знают, что нельзя просто так выбрасывать батарейки, и уж тем более не знает, куда их можно сдать в Екатеринбурге. Кому-то это может казаться мелочью, для меня в этих мелочах — гражданская ответственность. Можно пойти на митинг, простоять полчаса на морозе, прокричать лозунги… и уйти. А можно взять и сделать что-то реальное. Потратить два часа своего личного времени на помощь кому-то, на какое-то полезное дело.

Все, что делается на мастер-классах, можно купить тут же. Коврики, куклы, мыло, открытки ручной работы — рай для любителей хенд-мейда.

Эти митинги вообще только напугали людей. Мы как-то выходили с волонтерами к метро «Динамо» и проводили акцию «Благодарим за спасенные леса». Мы стояли с табличками «Спасибо за спасенные леса», «Соберем макулатуру вместе». Люди от нас шарахались, зато за час к нам подошли трое людей в форме, проверили документы, интересовались: «У вас что тут за пикет?». Я говорю: «Слушайте, какой пикет? Мы стоим и рассказываем про то, что макулатуру нужно сдавать и перерабатывать». Нам честно посоветовали разойтись, без шума.

Не надо говорить — надо делать

Не раз думал о том, что нужно все закрыть. И все бытовые и даже материальные трудности — фигня. Хуже всего от человеческой фальши. Ко мне как-то пришел молодой человек и говорит: «Какого черта вы помогаете животным, когда столько людей голодает, нуждается в помощи? Я сам вырос в детдоме и знаю, что нужно помогать детям…» Я ответил: «О'кей, у нас есть девушка, которая приходит на мастер-классы, она ездит в детдом, водит детей в кино. Ей нужен помощник. Вы можете сходить с детьми в «Космос» такого-то числа?». Он сказал: «Нет, я уезжаю, но приду потом». В итоге он так и не пришел. Особенно любят критиковать в интернете, очень серьезно, грубо. Но за критикой ничего не следует. Ни-че-го.

Я это к тому, что, если вы хотите что-то сделать, не надо об этом долго разглагольствовать, идите и делайте. Начнете вы — начнут и другие.

Фотографии: Дмитрий Горчаков, 66.ru