Раздел Общество
19 марта 2012, 17:50

Спецрепортаж 66.ru: кого и почему полиграф не пускает служить в МВД?

Кто, где и как тестирует будущих сотрудников правоохранительных органов? Кого и почему не берут в полицию? Корреспонденты Портала 66.ru побывали в Центре психологической службы МВД и прошли проверку «на честность».

Через это синее кресло проходят все кандидаты на службу в ГУ МВД РФ по Свердловской области. От обычного его отличают широкие подлокотники. Они установлены таким образом, чтобы руки претендента не соприкасались с его телом. В кадр также попали многочисленные датчики, к которым подключают человека прежде, чем начать тестирование. Это датчики верхнего и нижнего дыхания, датчики, снимающие показания с кожи... Перед тестом психолог проговаривает название каждого из них, чтобы снять напряжение. Когда последний датчик закрепляется на теле, замечаешь веб-камеру, которая смотрит прямо на тебя. Во время теста данные с приборов по проводам поступают в ноутбук. Он установлен слева от кресла. Это и есть полиграф, более известный как «детектор лжи».

Полиграф — это медико-биологический прибор, который фиксирует физиологические показатели — наши реакции на задаваемые вопросы.

С нами провели только один из тех тестов, которые проходят кандидаты на службу в органы. Как оказалось, все, что касается полиграфных устройств, помечено грифом «совершенно секретно». О методиках работы на полиграфе никто не рассказывает — в противном случае это бы квалифицировалось как разглашение служебной тайны. Но кое-что нам все-таки удалось узнать.

Проверка на полиграфе длится не более двух часов. За это время специалист должен задать все необходимые вопросы. В центре ГУ МВД интересуются, нет ли у претендента на службу наркотической или алкогольной зависимости, связей с криминальными структурами. После этого специалистам предстоит интерпретировать данные, полученные при помощи полиграфа. Из десяти человек проверку на «железе», как здесь называют «детектор лжи», проходит только один. Впрочем, это далеко не единственная проверка, через которую нужно пройти, чтобы попасть в органы.

«Мы должны исключить много факторов риска, чтобы не было таких происшествий, как в Казани, — говорит Алексей Владимирович, руководитель психологической службы ГУ МВД РФ по Свердловской области. — Если раньше брали тех, кто пришел, то сейчас есть возможность выбирать. Претендентов на службу становится все больше. Возможно, это связано с повышением зарплаты».

Все претенденты отвечают на одни и те же вопросы, вне зависимости от того, кто усаживается в кресло — кандидат наук или человек, закончивший 11 классов школы. «Никакой специфики здесь нет, — рассказывает психолог Владислав. — Людям должно быть предельно понятно, чего я от них хочу». Причем человек вовсе не обязан отвечать на все вопросы, которые ему предлагает специалист. Как говорят психологи, «это вопрос лояльности». Правда, они же подчеркивают, что сейчас на работу в органы нужны «люди лояльные».

В управлении по работе с личным составом работают два психолога, владеющих методикой тестирования на полиграфе — Марина и Владислав. Они не показывают своих лиц — это запрещено. Оба проходили подготовку в Москве во Всесоюзном институте повышения квалификации и переквалификации сотрудников МВД России. В Екатеринбурге работе на полиграфе не учат.

Марина и Влад не только отбирают кандидатов на службу в МВД, но и тестируют тех, кто уже несет службу в органах. Через служебную проверку на полиграфе прошел и прапорщик-кинолог Станислав Постников, обвиняемый в избиении профессора Уральской государственной консерватории Сергея Белоглазова. Эта история получила огласку и широко обсуждалась в СМИ два года назад.

По словам Постникова, 1 февраля 2010 года он задержал профессора на улице. Белоглазов был пьян и вел себя «вызывающе». Его доставили в отделение. По словам профессора Белоглазова, здесь его избили сотрудники милиции.

— Собрали всех руководителей и сказали, что нужна проверка на полиграфе. Сотрудников службы ППСМ, кто там был, а также самого Постникова проверили на полиграфе. Если обычно обследование идет по 2 часа, то их проверяли по 3-3,5. Каждый вопрос уточнялся по нескольку раз. Было два основных вопроса, — рассказывает Алексей Владимирович. — Первый: брали ли они деньги (то есть по краже денег — это то, что заявлял Белоглазов); и второй: было ли над ним насилие. Ни то, ни другое не было подтверждено полиграфом. То есть они его не били и денег у него не крали. Возможно, что и сам профессор не помнит, что на самом деле происходило...

1 августа Чкаловский районный суд оправдал сотрудника милиции. Немаловажную роль при вынесении приговора сыграла проверка на полиграфе, которую проходили участники этого резонансного дела.

Как работает полиграф? При помощи специальных датчиков он считывает наши физиологические показатели. Когда мы врем, то показатели меняются, так как в этот момент мы находимся в состоянии стресса.

Почему так происходит? Становясь старше, мы учимся врать все более изысканно и незаметно. Для этого мы делаем над собой усилие и меняем свои мысли, чувства, заставляем себя забыть о событии, про которое хотим соврать. В результате между сознательным и бессознательным в человеке происходит конфликт. При этом организм отказывается понимать, почему это происходит. Возникает стресс, который фиксирует прибор. Полиграф снимает показатели сердечно-сосудистой деятельности, показатели дыхания и показатели с кожи рук (так называемая кожно-гальваническая реакция).

— Хороший пример — Родион Раскольников, — рассказывает Марина. — Как он рассуждает? Помню эту бабушку, как она лежала, помню, как я ходил с топором, чувствовал эту тяжесть в руках, помню запах, звуки, а теперь я должен это все исказить и сказать, что я этого не помню.

Стандартный тест на имя, через который проходят будущие сотрудники МВД, со мной проводит Марина. Прежде чем усадить меня в кресло, девушка рассказывает о приборе, при помощи которого будут сканироваться мои реакции. Узнаю, что полиграф, который лежит на столе у Марины, носит женское имя «Диана». Он был изготовлен московской фирмой «Поликониус». Кресло, в которое мне предстоит сесть, также московского производства.

В это время на меня уже надевают датчики — сначала нижнего дыхания, потом — верхнего.

Каждый из них необходим, так как женщины чаще дышат грудью, мужчины — животом. Металлические круги, которые лежат на кресле и подлокотниках, — это датчики движения.

Следующий датчик посылает информацию о наполняемости сосудов кровью (в ситуации стресса кровь переходит от периферии к внутренним органам). Показатели давления для полиграфа не важны.

Когда я садилась в кресло, то уже находилась в состоянии стресса — пальцы были холодными.

Перед началом теста мы договариваемся, что я совру, что меня зовут не Ира. То есть на все вопросы нужно отвечать «нет». На первый взгляд довольно простая задача. От этого теста не зависит моя жизнь. Сами по себе вопросы про имя для меня ничего не значат. Но... Несмотря на то, что я знаю, что я солгу, и человек, который меня тестирует, тоже это знает, я все равно испытываю волнение, как в кресле у стоматолога. Наконец звучит первый вопрос.

— Вас зовут Оля?
— Нет.

Первый шаг сделан, но напряжение все равно остается. Я жду, когда прозвучит мое имя, чтобы ответить «нет». Думаю, как при этом отреагирует мой организм.

Во время теста претендент должен смотреть прямо перед собой.

— Вас зовут Юля?
— Нет.

— Вас зовут Зоя?
— Нет.

— Вас зовут Ира?

Внешне я остаюсь спокойной, но внутри ощущаю прилив крови. Отвечаю с той же интонацией, что и на все предыдущие вопросы:

— Нет.

Соврав, я успокаиваюсь. Последний вопрос уже не имеет для меня никакого значения.

— Вас зовут Аня?
— Нет.

Проводим этот тест еще три раза для того, чтобы исключить артефакты. За спиной время от времени щелкает вспышка фотоаппарта, в этот момент у меня непроизвольно вздрагивают руки.

Все это отражается на полиграмме. Например, коричневая линия показывает дрожание моих рук.

В четвертый раз проводится «молчаливый тест». Мне не надо отвечать на вопросы вслух, достаточно проговорить ответы про себя. Для полиграфа не важно, что именно я отвечаю, важно, как при этом реагирует мой организм. «Молчаливый тест» нужен для того, чтобы исключить попытки противодействия полиграфу. «Люди начитаются книжек и пытаются что-то придумывать, чтобы обмануть полиграф», — рассказывает Марина. Впрочем, такую возможность психолог не исключает. Девушка напоминает, что этому специально обучают разведчиков...

Проводим последнюю серию теста. Теперь тишину не нарушают даже щелчки фотовспышки.

Смотрим на то, что нарисовал полиграф. Данные о полученных реакциях компьютер считает самостоятельно. Выбираем наибольшую реакцию. Обмануть полиграф не удалось: наиболее сильные изменения реакции были получены именно на вопрос: «Вы Ира?».

— У вас еще очень хорошо реагирует организм на имя Юля, у вас есть знакомые Юли?

— Конечно, есть знакомые, — отвечаю. У кого их нет?

— По методикам первый вопрос всегда задается нейтральный, он называется «выбрасываемый», — Марина приоткрывает нам секреты методики. — Когда мы ставили датчики и вы садились в кресло, то находились в состоянии стресса. Сначала я жду, когда ваши показатели придут в норму. Реакция на первый вопрос всегда наибольшая, потому что вы ждете его, вам интересно. Дальше вы ждете свое имя. Вы же знаете, что вам нужно будет солгать на свое имя, и вы думаете, какая будет реакция. Как только имя пришло, организм сработал — и вы успокаиваетесь. Поэтому последнее имя — Аня — для вас практически ничего не значило. Вот так работает прибор.

Наш тест Марина назвала «Корреспонденты». Он будет храниться в базе МВД еще 50 лет.

Материал подготовлен при содействии пресс-службы ГУ МВД РФ по Свердловской области.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.