Раздел Общество
1 февраля 2012, 20:36

Наш герой: сегодня Борису Ельцину исполнился бы 81 год

Сегодня, в день рождения первого президента Российской Федерации, Урал ностальгирует, вспоминая минувшую эпоху.

«Конечно, мы этого не планировали, — вспоминает о дне смерти Ельцина газета „Известия“. — Политологи всерьез готовились совсем к другой теме. Но когда они уже ехали в редакцию, информационные агентства выдали первые „молнии“ о кончине Бориса Ельцина. С тем, что тему нужно поменять, согласились все. Но как только началось обсуждение, согласие из зала нашего Медиа-центра вмиг улетучилось. Единственное, с чем не спорил никто, так это с оценкой выдающегося масштаба личности первого президента России. В остальном разговор получился жестким. Но иначе и быть не могло. Ведь за одним столом оказались и те, кто помогал Ельцину прийти к власти и переизбраться на второй срок, и те, кто шел против него под пули в 1993 году».

Вячеслав Никонов, президент фонда «Политика»:

— Ельцин — человек исключительно противоречивый, как и сама Россия. Вспомним наших философов-классиков: либо дубина, либо икона, либо Сергий Радонежский, либо Емелька Пугачев. Борис Николаевич совмещал в себе все эти крайности. Чего в нем действительно не было, так это умеренности, серединности. Его бы энергию, да в мирных целях... Он был человек-экстрим, в большей степени великий разрушитель, нежели великий созидатель.

Ельцин выиграл практически все политические битвы, которые вел, поскольку обладал исключительным инстинктом власти, он чувствовал ее на кончиках пальцев. Именно по способности осуществлять свою власть он был, наверное, одним из самых сильных лидеров после Сталина.

«Был ли у него демократический инстинкт? Мне кажется, был, хотя инстинкт властвования был гораздо сильнее, — отмечает Вячеслав Никонов. — Но в то же время у Ельцина было огромное количество проблем, связанных и с его личностью, и с его президентством, и с результатами его правления. Это был период, когда мы потеряли ровным счетом половину экономики. Но мы еще долго будем жить во многом по тем правилам, которые были им заложены, жить на основе той политической системы, которую он сформировал и которая несет черты его личности».

Три основных урока могли бы извлечь будущие правители России из опыта Ельцина. Урок первый: лидеру очень полезно знать и чувствовать страну, которой он руководит, и осознавать последствия того, что он делает. По-моему, у Бориса Николаевича такого понимания не было. Он явно идеализировал российский народ, считая его природным демократом, которому только дай свободу — и тут все будет в порядке.

Урок второй: не разбрасываться землями и населением. С момента, когда Ельцин был избран президентом, и до момента, когда он покинул этот пост, страна сократилась на 5 миллионов квадратных километров и на 140 миллионов жителей, из которых 30 миллионов были русскими. Такие вещи повторять не стоит.

Ну а третий урок я бы сформулировал так: не надо расстреливать свой парламент. Это создает очень сильные родовые травмы политическим режимам, которые потом долго аукаются.

Валерий Хомяков, сопредседатель Совета по национальной стратегии:

— Если бы Ельцин не хотел его вести, то в 1993 году он бы не выпустил своих противников из Дома правительства, он бы их добил. Во-вторых, способность прощать тех политических оппонентов, которые тебе сильно навредили. Дума в 1994 году приняла решение об амнистии организаторов тех событий, и Ельцин всех выпустил, хотя мог бы пойти по другому пути. Я вообще не помню ни одного серьезного политического преследования в его времена. Я не помню, чтобы он преследовал журналистов, хотя в середине 1990-х и подвергался достаточно жесткой критике в прессе. Так что учитесь прощать так же, как он.

Журналисты любили смеяться над пьяными выходками Ельцина. Кадры западных СМИ:

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

— В принципе, у всех русских политических систем начиная примерно с 1700-го были конкретные авторы. Первым был Петр Первый, его система рухнула в 1917 году, второй была советская система Ленина и Сталина, третьей — система Ельцина—Путина. Очень многие говорили в 1980-е годы о будущей России, но политический шаг ей навстречу сделал именно Ельцин. Потом, в 1993 году, у него была возможность вообще сделать что угодно. Я даже настаиваю на том, что до 3–4 октября он был исключительно кровожаден, но уже 5 октября отшатнулся от крови. Это очень редко встречается в русской истории. Обычно первая кровь вызывает у нас, к сожалению, аппетит. Ельцин оказался совсем другим человеком, он остановил колесо репрессий, которое вполне могло начать раскручиваться.

А потом Ельцин запустил подготовку своего ухода — еще в середине 1996 года. До 1999-го прошло несколько лет. Он много раз шарахался, останавливался, потом шел вперед, было видно, что преодолевал себя — шел в ответ на запрос о силе, но не кровавой, не катастрофической, а свободной.

Он ввел запрос на невраждебную человеку государственную силу. Если это соединится в одну государственную идею — будет Россия, не соединится — не будет России.

Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения:

— Все, что он сделал, я оцениваю со знаком «минус». Его эпоха не завершилась, потому что он ничего не начал и ничего не закончил. Он совершил два фундаментальных исторических действия: разрушил СССР, великую страну, что я воспринимаю как историческое преступление, и провалил строительство либеральной демократии. Это — скорее плюс. Он не оставил нам завета, потому что у него не было политических взглядов.

Но он оставил преемника. Да, он оставил нам Путина, и здесь начинается самое интересное, что могло бы изменить роль Ельцина в истории. Он сделал много плохого, но он дал стране Путина, который вывел нас от зла к добру. Миссия Ельцина теснейшим образом связана с миссией Путина, в действиях которого и заключается возможность исторического спасения первого президента, — считают политики.

Ельцин был абсолютно ответственен. И я не могу не восхищаться масштабом его деяний. Он утвердил свою политическую волю, правильно или нет, но в этом отношении он вызывает у меня восхищение, уважение. Я бы завещал этот политический стиль следующей власти.

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ:

— У меня тоже складывались сложные отношения с Борисом Николаевичем, но это человек, который подарил нам новую жизнь. Кто-то в ней преуспел, кто-то совсем не преуспел, но это действительно другая, новая жизнь и очень немногим поколениям в истории выпадает шанс прожить две таких непохожих жизни, которые прожили мы все в нашей стране.Сейчас будут много говорить о том, что Ельцин — слишком русский политик. Он был не просто политик, а типичный русский строитель. Ему удалось сделать то, что они умеют лучше всего: сносить старые здания, закладывать нулевой цикл и сдавать объекты с недоделками.

Самые сильные неприятные чувства по отношению к нему народ испытал 8 декабря 1991 года, когда объявили о развале СССР. Наверное, это было очень тяжелое потрясение и для всей страны. Но у новой России просто не нашлось другого лидера. Ельцин смог ее возглавить, и тогда практически все согласились, что он — лидер. Этот человек не просто изменил судьбу России, он изменил судьбу мира.

Максим Дианов, генеральный директор Института региональных проблем:

— Да, он был жесткий, жестокий, но это самый харизматический лидер в России за последние лет 200 точно. И у меня есть подозрение, что, как истинный харизматик, он действительно верил всему, что говорил. Даже знаменитые «положу руку на рельсы» или «дефолта не будет» он произносил совершенно искренне.

Может быть, конечно, это был гениальный артист всех времен и народов, но я не думаю, что он сознательно врал. В тот момент, когда он что-то такое говорил, он верил в это. Для меня тут нет сомнений.

Интервью с Борисом Ельциным, в котором он признается, что думает о боге и о том, что совершенно точно не попадет в рай, взгляните:

Главный урок Ельцина для будущих руководителей России заключается в том, что не надо доводить страну до того, что спасти ее можно только разрушив. Это урок даже не столько ельцинский, сколько всероссийский. Чьим именем мы назовем эпоху разрушения — вопрос случая. В данном случае таким символом стал Ельцин, а символом созидания на новых, заложенных им основах стал Путин. Это кажется справедливым, но уж слишком легко сейчас все наши беды задним числом переложить на одного человека.

К сожалению, Ельцин в значительной степени расхлебывал нерешенные проблемы 1980-х годов. Он расчистил прежние завалы и позволил построить то относительное благополучие, благодаря которому мы можем ездить на хороших автомобилях, а не стоять в очереди на «Жигули» с расчетом получить их через 10 лет, если будешь себя хорошо вести.

Смысл ельцинской эпохи в том и заключается, что сегодня нет необходимости валить собственные проблемы на прошлое. Мы живем в свободной стране, где каждый может делать то, что он делает. Он открыл нам окно в будущее примерно так же, как Петр I прорубил в свое время окно в Европу.

Портал 66.ru настоятельно рекомендует вслушаться в прощальную речь Бориса Ельцина, знаменитую «Я ухожу».

Борис Ельцин: «Я хочу сказать каждому из вас: будьте счастливы. Вы заслужили счастье и спокойствие. Простите меня».

Вопрос
А вы бы вернули Ельцина?
  • 30%
  • 70%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь