Раздел Политика
12 октября 2007, 09:49

Россиянам запретили прямую демократию

Круг вопросов, проведение референдума по которым в России запрещено, существенно расширен — такие поправки в закон о референдуме приняла вчера Госдума.
Всенародное голосование нельзя будет проводить по вопросам федерального бюджета, налогам и сборам, вопросам регулирования и защиты прав человека и гражданина, ратификации и денонсации международных договоров, защиты государственной границы, войны и мира. Эксперты считают это полным запретом на непосредственное народное волеизъявление.

Напомним, согласно конституционному закону «О референдуме в РФ», инициатива его проведения должна принадлежать не менее чем двум миллионам граждан РФ, обладающих правом участвовать в референдуме. Законопроект внесен единороссами Александром Москальцом, Владимиром Груздевым и Валерием Гребенниковым. Депутаты решили творчески развить содержание постановления Конституционного суда от 21 марта 2007 года, который в ответ на запрос коммунистов вынес решение о том, что действующий запрет на вынесение на референдум вопросов об изменении федерального бюджета вытекает непосредственно из российской Конституции.

По мнению депутатов, нужно запретить выносить на референдум все вопросы, принятие решения по которым относится «к исключительной компетенции органов госвласти». В преамбулу закона о референдуме вносится положение о том, что он не может быть использован «в целях принятия решений, противоречащих Конституции, ограничения, умаления или отмены общепризнанных прав человека и гражданина, конституционных гарантий реализации таких прав и свобод». Авторы не скрывают, что законопроект является прямой инструкцией для ЦИК — кому можно позволить проводить референдум, а кому нет. Если тема референдума все-таки спорная, запрос на предмет возможности проведения референдума направляется в Конституционный суд.

При этом референдум не может быть проведен в период избирательной кампании, а также в случае если его проведение приходится на по­следний год полномочий президента России или Госдумы. В законопроекте предусмотрен механизм судебной проверки решений ЦИК, разрешения юридических споров, являющихся по своей природе конституционными.

Гораздо легче было просто написать в законе, по каким вопросам проводить референдум можно: по логике авторов законопроекта, разрешить можно лишь референдумы муниципального уровня о недопустимости, к примеру, вырубки парка в отдельном микрорайоне. «Очень сложно найти вопрос, не относящийся к компетенции органов госвласти, сейчас органы госвласти получают все больше полномочий, начиная от религиозных вопросов и кончая наступлением на местное самоуправление, так что это закон о полном запрете референдумов, что находится вполне в логике действующего режима», — считает адвокат, специалист в области избирательного права Вадим Прохоров. «А зачем вообще референдум? — совершенно искренне задался вопросом в беседе с РБК daily пожелавший остаться неназванным депутат-единоросс. — Если у людей есть какие-то проблемы, пусть пишут, и мы как депутаты постараемся их решить».

Такое ограничение возможностей по проведению референдума возмутило прежде всего коммунистов — ведь именно они уже на протяжении многих лет пытались провести референдумы по вопросам о земле и о собственности на недра, и многочисленные поправки в закон о референдуме принимались, как правило, против этих инициатив. Член фракции КПРФ Виктор Тюлькин внес законопроект, согласно которому на референдум можно выносить вопросы, касающиеся изменений федерального бюджета. «Носителем суверенитета и единственным источником власти в России является народ, и все подобные запреты являются ограничениями суверенитета народа России», — пишет Тюлькин в пояснительной записке к законопроекту. Угрозы ограничить суверенитет народа единороссов не испугали, и тюлькинский законопроект был отклонен. «Выход на референдум легким быть и не может, иначе саму страну легко развести по разные стороны баррикад», — отметил первый зампред комитета по конституционному законодательству и госстроительству, один из авторов проекта Александр Москалец.