Раздел Политика
15 ноября 2010, 18:30

Год пробуждения

Федор Крашенинников, президент Института развития и модернизации общественных связей, подвел свои итоги «году Мишарина».

Для меня история правления Мишарина в нашей области — это история очень личная и очень поучительная.

Во-первых, я не из тех, кто оплакивает Эдуарда Росселя — он как политик и руководитель исчерпал себя еще в начале нулевых, и последние годы его правления были унылым и бессмысленным застоем. Так что его уход меня обрадовал, и я до сих пор считаю, что это было правильное решение, только запоздавшее лет на 7-8.

Во-вторых, я, как и многие другие, был готов наступить на горло собственной песне и честно попытаться помочь Мишарину чем смогу. Почему? Потому что была иллюзия, что к власти пришел технократ и просто новый человек, который расчистит росселевские конюшни и придаст области новый импульс развития. Потому что казалось, что новая метла будет мести по-новому. Конечно, и тогда, и сейчас это многим было непонятно — мол, чего же вы ждали, он же кандидат от «Единой России» и т. д. Таким пуристам хочется сказать: лично я категорически против истерик и считаю, что главное — это не слова, а дела, главное – это то, что человек готов и может сделать для региона, в котором я живу.

Тем более, что в нынешней системе власти никаких вариантов участия населения в выборе губернатора не предусмотрено, то есть мы все изначально были обречены жить с тем, что нам пришлют. И придумал это все не Мишарин. В этом смысле он тоже заложник системы: его сюда послали – и все, вертись как хочешь. Хотя, конечно, кабинет выписанных из Москвы министров во главе со стремящимся всей душой вернуться в московские властные коридоры губернатором — это все чрезвычайно грустно. Еще грустнее, что идеологическим обеспечением власти занимается команда росселевских еще умельцев, что добавляет мишаринским новеллам изрядную долю затхлости и вторичности.

В глобальном смысле, квинтэссенцией всего мишаринского правления можно считать историю с попыткой построить в центре нашего города очередной православный храм. Важно отметить, что дело тут совсем не в том, что кто-то собирается искоренить православие в одном отдельно взятом городе и, одержимый Сатаной, мешает благому делу. Дело в том, что этот храм не имеет никакого религиозного или гражданского значения, это просто личное желание губернатора и его окружения: вот хотим, чтоб тут был храм, и все. Хотим — и он должен быть. И все должны быть «за». А кто против — те купленные и нанятые.

Кстати, все время интересно у них спросить: это кто же тут у нас такой смелый, что готов вкладывать деньги в борьбу со всемогущей РПЦ? Или, продолжая тему, кто вложил деньги в борьбу за прямые выборы мэра, если учесть, что в итоге с гражданским обществом в тесном строю сражались и областные, и городские власти?

Вера губернаторского окружения в то, что вся гражданская активность кем-то оплачена — это тема для отдельного большого разговора. Тут даже опровергать ничего не надо, достаточно прикинуть возможную смету, чтоб понять — никто бы не стал давать столько денег на борьбу с губернатором в нынешней ситуации. Олигарх нынче пошел трусливый и против власти не пойдет, а за карманные деньги людей на оплаченный митинг не собрать, тем более столько. Так что нестыковка налицо, ну да и ладно. Пусть ищут несуществующих спонсоров, если им так удобно.

Вывод-то простой: они сами не способны мобилизовать людей ни на что без денег и потому считают, что люди принципиально не способны на добровольную мобилизацию.

И тут мы переходим к главному итогу правления Мишарина: благодаря целому ряду странных инициатив и заявлений, гражданское общество проснулось от многолетней спячки и получило мощный стимул для объединения. За это Александру Сергеевичу можно сказать спасибо. Прошел всего-то год — и мы видим удивительный ренессанс общественной жизни, который невозможно уже ни игнорировать, ни подавлять — просто потому, что люди все делают сами, а, значит, их нельзя остановить, проведя с кем-то кулуарные переговоры.

Воистину, это был год гражданского пробуждения на Урале.

Все остальные события года можно и нужно, на мой взгляд, рассматривать именно с этой точки зрения — как серию неуклюжих попыток взять на себя контроль за ситуацией, натыкающуюся на эффективное сопротивление разных слоев общества.

Я думаю, будущий год будет еще интереснее и содержательнее. Будет трудная суровая зима, к которой область практически не готова. Будет расти гражданская активность, потому что губернаторское окружение так ничего и не поняло, а потому продолжит наступать на старые грабли. Будут выборы в Государственную думу, результат которых во многом станет оценкой деятельности губернатора.

Спецпроект 66.ru «Год Мишарина».