Раздел Политика
2 ноября 2009, 10:49

Новый политический скандал разгорелся в США из-за Интернета

Америка в минувшие выходные нечаянно узнала, как зарабатывали свои миллионы более 30 конгрессменов и сотрудников их аппаратов.
Это стало известно в связи с расследованием комитета по этике палаты представителей конгресса. 22-страничный доклад этого комитета, подготовленный еще летом, был предназначен для служебного пользования. Но по ошибке он был размещен в открытом доступе в Интернете и переслан каким-то доброхотом столичной газете «Вашингтон пост». Мелкий клерк, поместивший файл не туда, куда следовало, и невольно ставший виновником скандала, уже уволен.

Из этого документа, а также из материалов другой структуры -- бюро по этике в конгрессе -- явствует, что комитет по этике больше всего обеспокоен действиями коллег из подкомитета, контролирующего расходы Пентагона. Под подозрение попали глава подкомитета Джон Мурта, демократ из Пенсильвании, и ряд его соратников по партии: Норм Дикс из штата Вашингтон, Питер Вислоски из Индианы, Джеймс Моран из Виргинии и другие. А в общей сложности почти половина членов подкомитета, включая и двух республиканцев -- Билла Янга из Флориды и Тодда Тиарта из Канзаса.

Все они совместными усилиями в последние два года способствовали выделению более 200 млн долл. на контракты с теми компаниями, что являлись клиентами лоббистской конторы «Пи-эм-эй Груп». Та в ответ вносила щедрые пожертвования в избирательные фонды законодателей. К примеру, 77-летний Мурта в выборные циклы 2002, 2004 и 2006 годов получил 2,37 млн долл. Еще по миллиону в 2007 и 2008 годах досталось Вислоски и Морану. Тогда же деятельностью лоббистской фирмы заинтересовалось Федеральное бюро расследований (ФБР). Лоббистская компания после рейдов правоохранительных органов и ссор между ее основателями прекратила существование в мае 2008 года. Но разбирательство продолжается.

В июне этого года комитет по этике направил повестки в министерство юстиции, ФБР и Агентство национальной безопасности (АНБ) с требованием предоставить ему записи некоторых перехваченных разговоров с участием г-жи Джейн Харман, конгрессмена-демократа от Калифорнии. В печати упоминалось о том, что в 2005 году она, будучи членом комитета по разведке, якобы согласилась сотрудничать с представителями произраильского лобби в США. Джейн Харман семь раз избиралась в конгресс, но мечтала занять пост главы комитета по разведке. Она рассчитывала, что еврейское лобби поможет ей в этом и предложит ее кандидатуру спикеру Нэнси Пелоси. В обмен конгрессмен была готова походатайствовать об облегчении участи двух арестованных израильских агентов.

Сама 64-летняя законодательница (она богатейший депутат палаты представителей, ее состояние лишь в ценных бумагах оценивается в 160 млн долл.) не раз говорила, что никто из комитета по этике на эту тему с ней не беседовал, а о повестках ей ничего не известно: «Меня пытаются очернить». Ее адвокат на свой запрос получил официальное письмо из минюста с отрицанием каких-либо следственных действий в отношении законодательницы.

Это не первый подобный скандал в конгрессе. В июле в поле зрения комитета по этике попала Максина Уотерс, демократка из финансового комитета. Она добивалась оказания правительством финансовой помощи одному банку в Массачусетсе, в котором ее мужу принадлежало акций по меньшей мере на четверть миллиона долларов. Уотерс настояла на встрече представителей министерства финансов с банкирами, после которой банк получил 12,1 млн долл. из госказны.

Этические расследования в конгрессе США не редкость, но ведутся они всегда строго конфиденциально. Комитет по этике -- одна из самых засекреченных структур на Капитолии: его члены и штатные сотрудники дают подписку о неразглашении любых сведений, касающихся текущих или прошлых дел. Чаще всего конгрессмену, уличенному в неэтичном поведении, направляют письмо с выражением неодобрения, в редчайших случаях может последовать нечто вроде выговора. Поэтому нынешняя неожиданная публичность вызвала переполох. Председатель комитета по этике Зоя Лофгрен тут же заявила коллегам и общественности, что расследования носят предварительный характер и не следует делать из них преждевременных выводов. Но, зная здешние политические нравы, вряд ли стоит надеяться на то, что шум вокруг этой истории скоро утихнет.