Раздел Политика
30 сентября 2014, 11:41

Чтоб икон не касался. Прокуратура требует признать диплом Евгения Ройзмана липой

Чтоб икон не касался. Прокуратура требует признать диплом Евгения Ройзмана липой
Фото: Антон Буценко, архив 66.ru
Даже если документ о высшем образовании признают недействительным, статус мэра не изменится. Но это может повлиять на дело, связанное с реставрацией икон храма в Быньгах.

Прокуратура Свердловской области направила в Кировский районный суд иск о признании недействительным диплом о высшем образовании мэра города Евгения Ройзмана.

Лидия Смирнова, старший помощник прокурора области по связям со средствами массовой информации:

— Прокуратура выявила различные нарушения при получении документа о высшем образовании. Иск подан на рассмотрение в суд.

Что грозит мэру, если диплом признают недействительным, в прокуратуре не сказали. Но в любом случае на статус мэра этот иск не повлияет: к кандидатам не предъявляются требования по образованию. Как рассказал Порталу 66.ru глава избирательной комиссии Екатеринбурга Илья Захаров, образование не является основанием для невозможности избираться даже на пост президента.

Илья Захаров, глава избирательной комиссии Екатеринбурга:

— Даже если представить, что вдруг аннулируют диплом, то надо иметь в виду, что избирательная комиссия проверяла подлинность документа, Университет ответил, что он настоящий. Именно поэтому на этом основании его снять нельзя.

Возможно, проведенная проверка и поданный затем иск может быть связан с делом о реставрации Свято-Николаевского храма в Быньгах. Напомним, уголовное дело по статье 243 («Уничтожение или повреждение памятников культуры») было заведено еще в конце августа 2013 г. По версии силовиков, реставрация храма Николая Чудотворца в Быньгах проходила без необходимых документов и памятнику культуры нанесен существенный ущерб. Тогда Евгений Ройзман заявлял, что у него хотят отнять звание историка.

Евгений Ройзман, глава Екатеринбурга:

— Они пошли в университет. Выгребли все мои студенческие тетради и диплом. Пытались доказать, что я не имел права участвовать в восстановительных работах. Не вышло. Я, для справки, историк, один из основных специалистов в стране по поздней иконе. Научное сообщество это признает. Попытались привлечь экспертов. Обзвонили специалистов по всей стране. Говорили: «Нам нужно установить криминальное происхождение икон». После этой фразы все адекватные люди просто клали трубку.