Раздел Политика
1 июля 2014, 09:17

Леонид Волков: «У Куйвашева нет ни одного шанса победить тунгусовских»

Леонид Волков: «У Куйвашева нет ни одного шанса победить тунгусовских»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Бывший депутат екатеринбургской гордумы, а ныне простой житель Люксембурга, объяснил, почему много народных избранников — это хорошо, а мало — плохо.

Портал 66.ru уже неоднократно писал о перипетиях борьбы областной и городской администраций за власть в Екатеринбурге. Все эти действия проходят под прикрытием муниципальной реформы. Только вот взгляды на нее у двух центров влияния разные. Губернатор настаивает, что в Екатеринбурге надо создать семь муниципальных округов, выбрав там свои думы, а мэрия настаивает на сохранении нынешней системы, но только руководить Столицей Урала должен единый сильный мэр.

Леонид Волков работал депутатом предпоследнего созыва думы, был активным и заметным участником городской политики. Но год спустя решил уехать в Люксембург (о причинах можно прочитать тут). При этом про Екатеринбург он не забывает, приезжая на родину с завидной регулярностью. На этот раз поводом стал чемпионат мира по программированию, который он в свое время активно пропагандировал.

С Леонидом мы общались в ДИВСе, где проходил чемпионат мира по программированию.

Мы же решили воспользоваться моментом, чтобы обсудить с Леонидом его взгляд на муниципальную реформу. Тем более, что есть возможность провести аналогии с той системой власти, что есть в Люксембурге

— Леонид, одна из основных идей, которую двигают областные власти, — в городе должны появиться районные думы. Ты к ним как относишься?
— Я к районным думам отношусь хорошо. Это правильная идея. Больше представительства — больше местного самоуправления. Смотри, в Люксембурге с населением 520 тысяч человек общее количество выборных должностей местного самоуправления — более 1,5 тысяч человек. Если ты житель Люксембурга, то у тебя есть реальная возможность участвовать в политике. Ты идешь, избираешься в какую-нибудь местную думу, работаешь в какой-нибудь комиссии, что-то делаешь. Такой естественный способ самореализации. Все эти муниципальные депутаты естественно не оплачиваются, зарплату не получают, но это своего рода форма самореализации.

У нас в Екатеринбурге на 1,5 млн человек — 36 выбранных муниципальных депутатов, а реально по округам лишь 18. То есть стать депутатом — это абсолютно элитарная история: для этого надо потратить много миллионов, вступить в какие-то договоренности с администрацией и так далее. Для нормальных общественников, которые занимаются, к примеру, бездомными животными, велодорожками или еще чем, возможность участвовать в реальной политике закрыта.

Но при этом абсолютно неприемлемой представляется идея об упразднении городского представительного органа. Естественно, не может идти речи о том, чтобы прекратить деятельность Екатеринбургской городской думы!

— Ну ведь городские депутаты по новой схеме будут из районных выбираться.
— Это полная ерунда. Полуторамиллионный город нуждается в едином легитимном представительном органе, который отвечает за стратегию развития и контролирует ее исполнение. В корпоративных терминах городская дума — это совет директоров, а администрация — это исполнительная структура. Основная функция гордумы — контроль.

— Получается, что, на твой взгляд, должна остаться городская дума, а плюс к ней появиться районные?
— Да. Я считаю, что правильно иметь районные думы избираемые, городскую думу избираемую, мэра избираемого, ну и еще в идеале мировых судей и шерифа (начальника полиции) тоже бы, конечно, иметь избираемых. Все коррупционноёмкие должности должны быть избираемые. Но нам до этого еще далеко.

Я к районным думам отношусь хорошо. Это правильная идея. Больше представительства — больше местного самоуправления.

— Тут есть важный контраргумент: если мы всех будем избирать, то велика вероятность, что эти должности займут не профессионалы, а люди, которые попросту умеют хорошо говорить и убеждать.
— Есть механизмы, которые позволяют решить проблему профессионализма и подотчетности. В этом смысле мне ужасно нравится пример, как в штате Индиана, где я месяц прожил, избираются судьи. Там система такая: судья назначается губернатором на два года, после чего он проходит через референдум доверия, и там уже срок полномочий — десять лет. С одной стороны, конечно, его назначает губернатор, но уже через два года он от него больше не зависит. Этот губернаторский фильтр, конечно, приводит к тому, что назначат только какого-то заслуженного юриста, а не абы кого. Но дальше — всё: судья должен за эти два года заработать доверие граждан, чтобы получить полномочия на десятилетний срок.

— Правильно ли я понял, что ты не поддерживаешь тезис городской администрации, что если сделать районные думы, то город будет развален как единый механизм?
— Если сделать районные думы и отказаться от избираемой городской, то Екатеринбург будет развален как единый механизм. Это будет очевидный бардак.

— Леонид, ты уже год живешь в Люксембурге. Там как муниципальная система организована?
— В Люксембурге около 300 населенных пунктов и 105 муниципалитетов. В том муниципалитете, в котором я живу, три населенных пункта — деревни. У каждого муниципалитета есть свой орган местного самоуправления или городская дума в наших терминах. При этом избираются они по одномандатным округам. В нашем муниципалитете население 8 тысяч человек — в городской думе 13 депутатов. Они представляют четыре разных партии.

Когда только Куйвашев пришел, то был уверен, что сможет победить городских, но у него не нашлось для этого ни сил, ни войск, ни ресурсов.

— Ты своего депутата в Люксембурге знаешь?
— Я своего депутата еще не знаю, но знаком с бургомистром, двумя его заместителями. Бургомистр избирается из числа депутатов, как и два его заместителя.

— Бургомистр — это мэр?
— Да.

— Смотри, у тебя в муниципалитете мэра назначают из числа депутатов, а в Екатеринбурге почему-то для этого ты предлагаешь прибегать к общенародным выборам.
— Все просто — большому городу нужно политическое руководство. В Америке опять же, скажем, такая статистика: система с сити-менеджером более популярна, чем с избираемым мэром (более чем в 60% там муниципалитетов работает система). Но из 35 крупнейших городов — только в одном (в Цинциннати, если мне не изменяет память). В 34 из 35 крупнейших американских городов мэр избирается напрямую. Руководитель большого города — это политическая должность, потому что там нужно осуществлять какие-то программы развития, надо участвовать в какой-то глобальной конкуренции.

Кстати, в столице Люксембурга мэр избирается прямым голосованием, хотя там живет всего 105 тысяч человек, но это крупнейший город. И это важнейшая политическая должность. Кстати, предыдущий мэр Люксембурга — теперь премьер-министр страны.

— В конце спрошу твое мнение: как считаешь, чем закончится эта борьба между мэрией и администрацией губернатора?
— Когда только Куйвашев пришел, то был уверен, что сможет победить городских, но у него не нашлось для этого ни сил, ни войск, ни ресурсов. Так что кончится это, как всегда, победой городских. Я еще ни разу не видел, чтобы исход был иным. У Куйвашева нет ни одного шанса победить тунгусовских.

Вопрос
Вы знаете, кто ваш депутат в гордуме?
  • 15%
  • 75%
  • 10%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru