Раздел Политика
5 сентября 2013, 20:01

Вячеслав Брозовский: «Сегодняшние выборы — это подготовка к выборам президента»

Вячеслав Брозовский: «Сегодняшние выборы — это подготовка к выборам президента»
Фото: архив 66.ru
Бывший политик, а ныне бизнесмен рассказал Порталу 66.ru, чего боится губернатор, какой процент должна набрать «Единая Россия» на Урале и почему в Екатеринбурге «пивная оппозиция».

Сегодня Брозовский опять бизнесмен. Ушел из политики и вновь возглавил Brozex. Однако политическими процессами активно интересуется и охотно о них рассказывает. И в выборных процедурах, кстати, разбирается получше многих нынешних политтехнологов.

Мы не стали отвлекать Вячеслава Брозовского своей политикой от руководства предприятием, поэтому вместе с ним перемещались по производству, занимались погрузкой и разгрузкой и даже покатались на новенькой крылатой фуре. Мы много говорили о дне голосования, о выборах депутатов и выборах мэра. Брозовский дал нам конкретные прогнозы и объяснил все эти процессы с технической стороны. Однако сейчас мы не можем все это публиковать, чтобы не нарушать предвыборного законодательства. Но сразу после выборов расскажем все.

— Почему выборы в Думу Екатеринбурга активно скрывают за выборами мэра?
— Потому что мэрская кампания всегда интереснее, чем думская. Это кампания одного человека, а там — колхоз.

— То есть сказать, что ее намеренно скрывают, нельзя?
— Нет… А почему вы считаете, что ее кто-то скрывает? Просто выборы думцев не сильно интересны. Это достаточно вялотекущий процесс. Всегда думскую кампанию проводил действующий мэр. Ведь это он подбирает себе думу. А свалка в одно время — это не очень эффективно. Получается, что сегодня нет мэра — того, кому нужна думская кампания. Ну и все-таки никогда не сравнить выбор главы с выборами депутатов.

«На депутатских выборах на самом деле сложно иметь какие-то предпочтения. Тяжело набрать 35 харизматичных личностей, чтобы они все были избраны. Все равно в Думе будут подснежники, все равно будут рыцари темного плаща, которых мы не знаем. Увидим».

— Количество партий увеличилось. У них какие-то шансы есть?
— Никаких новых на самом деле не будет. Все старые. А те, которые открылись новые, — будут в погрешности.

— Через новые партии идут те же самые люди?
— Конечно.

— Есть две теории. Первая — что в полпредстве договорились Тунгусов и Куйвашев о том, что Тунгусов дает избрать мэра, а Куйвашев дает избрать думу по спискам «Единой России». Списки от ЕР — это лояльная Тунгусову дума.
— Вы уверены, что Тунгусов вообще останется в администрации?

— Абсолютно не уверен.
— Но тогда Тунгусову не нужна и дума. Это не проект Тунгусова.

— Можно же остаться — снять офис в «Палладиуме» и оттуда управлять на небольшом расстоянии этими же процессами и людьми.
— Нет. Нереально. Через полгода все эти связи полетят. Вот увидите.

— А такой прогноз, что Тунгусова при всех раскладах не будет в администрации города?
— Мне кажется, что он уже и сам понимает, что надо уходить.

— И у него уже лыжи намазаны и наготове стоят?
— Я думаю, да. Я думаю, что у него есть нормальные, здоровые амбиции, и он хотел бы как-то в нормальной ситуации оставить город. Не зря же он столько лет положил на все это. Он же не только бизнес-процессами занимается, в том числе и политическими вопросами занимался. И очень эффективно.

— То есть он уходит красиво, без скандалов, чтобы за ним собак не спустили?
— Я думаю, если бы они могли спустить собак, они бы давно спустили. У них нет на него ничего.

«Не думаю, что у Тунгусова в данный момент есть задача просто не мешать выборам. Он занимается думскими выборами и сейчас. Пул подбора у него есть. Видно, что сегодня это люди, которые общаются с кланом Чернецкого. Не надо смотреть только на список ЕР. Это будут люди и из «Справедливой России», и из КПРФ. Люди, которые лояльны Тунгусову и его команде. Он хочет уйти по-хорошему. Без ненужной суеты и лишних конфликтов».

— Есть и вторая теория: что Багаряков пытается сделать думу из других партий. И даже если ЕР не наберет 45% или 51% (сколько ей там велено набрать), то Куйвашев сможет отчитаться, мол, мы не набрали необходимый процент, но зато мы постарались и сделали так, что дума теперь подконтрольна нам.
— Там, где он будет отчитываться, никого не будет интересовать, как он думу и через какие партии проводил. Всех будет интересовать только один вопрос — процент по «Единой России». Так устроена система.

«Если ты эффективный менеджер, эффективный губернатор, ты должен по ЕР проводить всех своих протеже и давать нужные проценты. И точка. Больше там в Кремле ничего никого не интересует. Персонально этим контролем раньше занимался Сурков. Сейчас Володин. Это все подготовка к 2018 году, к выборам президента страны. Они смотрят, насколько эффективны руководители регионов, как они сработают в 2018 году. Поэтому в регионах к этому так трепетно относятся. Каждый думает о своем будущем. Каждый должен показать, что контролирует территорию. Иначе кому он нужен?»

— То есть это не отговорка уже, что мы через какие-то остальные партии нужных депутатов провели, у нас все нормально, можно спокойно отчитываться?
— То, что сегодня находится в поле зрения СМИ, это по большому счету уже такой заранее оправданный проигрыш. Это же видно.

— Ну что например?
— То, что процент будет ниже, чем поставлена задача.

— А зачем об этом сейчас говорить?
— Надо готовить электоральное поле. Иначе все будут тыкать пальцами и кричать: это провал, ребята!

— Так в любом случае будут тыкать пальцами.
— После такой вот артподготовки — «ну мы же объясняли…» — все это будет проще. И это то, что вот сегодня обосновывается прогубернаторскими СМИ (странно, да, говорить о том, что Ura.ru является прогубернаторским СМИ?)…

— «Подконтрольное Багарякову СМИ» — так это сейчас называется.
— Мне кажется, Лёшу так сильно демонизируют на самом деле. Такого нет. Есть большое количество ошибок, которые приписывают ему, но там и задач много, и нагрузка большая. Я на самом деле не понимаю, почему его всегда в таких ужасных цветах рисуют. Он хороший парень, у него энергии много.

— Он же на вашем месте сейчас трудится? Тоже за выборы отвечает.
— Наверное. Я не знаю. Скорее всего, так и есть. Эта должность крайне тяжелая. Расстрельная. Выборы же невозможно выиграть на 100%. Какой процент там согласовали — я не знаю.

— Представим 9 сентября, именно по думе — Екатеринбург в этой ситуации как выглядит в масштабах России? Это город несогласных?
— Да нет, наверное. Хотя по большому счету Екатеринбург — город с очень высокими демократичными настроениями. И именно поэтому на Екатеринбург всегда процент на выборах меньше закладывается, чем в других регионах. У нас вольнодумство.

«Почему, например, в Татарстане или Башкортостане такой высокий процент голосования? Это элементарно — это восточная психология. Там вертикаль гораздо проще пробивается. Там нет вольнодумства. Вольнодумство — слово, которое больше всего подходит Екатеринбургу».

— Мне кажется, что вольнодумство в этом контексте несколько ругательное слово. Вольнодумцы — это те, которые фигачат в «Твиттер» и могут легко забить на свои обязанности как избирателей.
— Ну тогда не подойдет.

— Нет, это очень меткое определение — у нас все вольно думают, у нас все яркие индивидуальности, у нас есть на все свое мнение, и мы вас всех вообще видели в одном месте в интересном. Это, скорее, сейчас что-то ругательное. Нет никакого единства. Ни в лагере согласных, ни в лагере несогласных.
— Знаете, на самом деле стало модно быть оппозиционером. Но таким — легким оппозиционером. Пивным оппозиционером стало модно быть, и это на сегодняшний день нарастает. Это же видно.

— И в итоге что?
— В итоге «Справедливая Россия» в очередной раз может выиграть Думу екатеринбургскую.

— Потому что у них идейная партия?
— Нет. Просто поймите, всегда тяжело выигрывать выборы, когда ты власть. Ты должен оправдываться за все огрехи. Быть оппозицией — гораздо легче. Указывать всем на огрехи! Ты становишься эффективным оратором перед аудиторией. Но я ни одного не видел оратора, который был бы профессионалом в сфере ЖКХ. Поэтому оппозиционерам легче — они работают на критике. Проще найти в психологии людей эти вот нотки протеста.

— Вы же знаете выборные механизмы очень хорошо. Неужели можно взять нагнать, например, учителей и врачей — и те проголосуют за тех, за кого скажут?
— Нет.

— Ну он же там в кабинке один! Может галочку ставить за кого угодно.
— Нет. Вы должны понять, что на самом деле Екатеринбург всегда отличался большим бюджетом выборным, и люди там были не только нагнаны. Они в том числе разменивались и на какие-то преференции. Перед выборами всегда людям решали вопросы в медицинских, в образовательных учреждениях.

«Когда речь идет о преференциях перед выборами, там никогда обещания не даются в будущем времени. Это не работает. Все вопросы людям обычно решают здесь и сейчас. Идут школьные ремонты и директору школы, например, выделяется дополнительный миллион рублей. И ему говорят: «Но вы же понимаете, что коллектив должен…»

— Как он убедит коллектив? На фоне пивной оппозиции. Все сказали «угу» — и пошли проголосовали, как им нравится.
— Вот если сделать это формально, то это достаточно тяжело, поверь мне. Здесь же вертикаль не работает, здесь не вызывает директор школы. Здесь директор школы приглашает завучей, садится с ними чай пить и обсуждает: «Нам бы надо...» Он не заставляет. Потом начинает включаться вертикаль. Завуч работает со своими группами людей. То есть там ни в коем случае директор не собирает коллектив и не говорит: «Вы должны проголосовать». Тогда ты получишь ноту протеста. Директор школы собирает завучей, завучи собирают свой круг — так делается.

— Вы читали колонку Богдана, про то что «никто не хочет быть мэром»?
— Да, я читал. Я не согласен с этим. На самом деле у мэра есть инструменты и возможности взять власть и пользоваться ей. Это зависит от человека, от личности. Либо ты пользуешься своим положением и берешь эту власть, либо пассивно существуешь и все процессы протекают без твоего участия.

— А как на посту мэра можно взять власть?
— Мэр — это медийная персона. Мэр всегда в телевизоре, он всегда в газете. Пусть он технически не может влиять на решения и процессы, но он может испортить жизнь кому угодно, пользуясь возможностями СМИ. Это медийный персонаж, и это важно понимать. Он может вести за собой массы, ругать, хвалить, унижать прилюдно. Именно так, медленно и верно, можно забирать эту власть. Делать так, чтобы тебя слушали.

Фото: Богдан Кульчицкий, 66.ru