Раздел Политика
22 июля 2013, 07:51

Андрей Альшевских: «Нас ждут досрочные выборы губернатора»

Андрей Альшевских: «Нас ждут досрочные выборы губернатора»
Фото: Дмитрий Шлыков, 66.ru
Депутат Заксобрания области, первый зарегистрированный кандидат в мэры рассказал о возможной судьбе Евгения Куйвашева, о неостановимой госмашине и деле Навального и о том, какие у кого роли в предвыборном шапито.

— Начнем с Навального. Как вам все происходящее?
— Что касается приговора Алексею — я думаю, мало кто у нас в городе и вообще в стране в принципе ожидал чего-то другого. Все прекрасно понимали, что будет обвинительный приговор. Но мало кто думал, что он будет такой суровый. 5 лет лишения свободы.

Заработала государственная машина. Заработал вот этот инструмент, судебная система, правоохранительные органы. Если ты попадешь к ним в жернова, они любого перемелют в порошок. Независимо от личности, социального статуса, заслуг и т.д. И вот это — самое опасное. Опасно в том плане, что она неповоротливая, эта машина. Если даже в ходе разбирательств будет доказано, что это белыми нитками сшито, любые ошибки этой машины уже в счет не берутся. Эта государственная машина уже не в состоянии остановиться и развернуться. И вот это — самое страшное.

«Я после вынесения приговора Навальному у себя в блоге пару слов написал: нет уверенности в завтрашнем дне, дорожите каждым днем и берегите себя».

— Это все можно проецировать на близких и коллег? На себя самого в конце концов? Все-таки Навальный — не здесь, он далеко, в Москве…
— Можно — и на меня можно, и на других. Эта ситуация показывает, что у нас нет уверенности в завтрашнем дне. Мы сегодня можем — как мы считаем — открыто высказывать свою точку зрения, свою позицию, которая в том числе не нравится государству, губернатору, правоохранительной системе и т.д., но если будет принято решение — это очень печально может закончиться для всех, кто попытается отстаивать свою точку зрения.

— Теперь, как говорится, к нашим баранам. То, что происходит перед выборами мэрскими и в думу, мы между собой называем «шапито-шоу». Согласитесь?
— Я бы сказал, наоборот, все очень серьезно. Дали возможность малым партиям участвовать, начали регистрировать. Так называемую видимость демократии показывают. Приведу маленький пример: я пошел как самовыдвиженец, мне по закону необходимо собрать 5 925 подписей. Их необходимо сдать для регистрации. Это выборы в полуторамиллионном городе. А для того чтобы зарегистрировать федеральную партию, необходимо всего лишь 500 человек, чтобы получить свидетельство на право участвовать в политических процессах. Ну это как?

«Для того чтобы меня зарегистрировали — 6 000 подписей вынь да положь. И еще не факт, что эту проверку ты пройдешь. А чтобы зарегистрировать федеральную партию и дать зеленый свет на участие в политических процессах на территории всей Российской Федерации — необходимо всего лишь 500 человек».

— Кстати говоря, у нас этих партий теперь не счесть. Люди даже не различают их. Есть, например, «Российская партия пенсионеров», а есть «Российская партия пенсионеров за справедливость». Ну, не шапито ли?
— У нас 50 или 60 партий, которые имеют возможность участвовать в избирательном процессе. Но идите попробуйте, найдите 50 нормальных, адекватных кандидатов, которые в состоянии собрать те документы, которые необходимы для выдвижения и для регистрации. Тех адекватных кандидатов, которые пойдут и впрягутся в предвыборную борьбу, и будут людям что-то предлагать. У нас действующее законодательство, к сожалению, способствует тому, чтобы на территории РФ, в частности нашего любимого города Екатеринбурга, проходили подобные шапито-шоу. И это на самом-то деле нисколечко не смешно.

— Ну, получается, таким образом, намеренно или случайно происходит размывание электората…
— Да, конечно. Мы же прекрасно понимаем, для какой партии это выгодно. Те партии, которые не преодолеют 5% барьер, которые не будут допущены к распределению депутатских мандатов, все вот эти 0,2%, 1%, 1,5%, 2% и т.д. — все эти проценты плавно перейдут в дополнительные 1–2 мандата к той партии, которая покажет наилучший результат. Мы же все прекрасно понимаем, это просто видимость демократии, все это четко простраивается под конкретные политические цели. Так что здесь я иллюзий не питаю. Здесь все ясно и понятно.

— Вы были первым, кто зарегистрировался как кандидат на кресло мэра Екатеринбурга. Есть такое широко распространенное мнение, что результат игры уже решен. Что на этих выборах победу одержит Яков Силин. Зачем вы участвуете?
— Я с удовольствием приложу максимум усилий для того, чтобы разочаровать областную власть. И я уже это делал. В декабре 2011 года я — прошу заметить — не по партийному списку, а по одномандатному округу, с колоссальным преимуществом, с отрывом в 6,5 тысяч голосов, выиграл у «Единой России». Это яркий пример того, что есть возможность, есть механизм бороться с этими вещами. Особенно с теми чиновниками, которые уже за население все решили. Ни в коем разе не обращайте на это внимания, это умышленно втирается людям в подсознание, что якобы за них уже все решено, смысла нет идти на выборы…

«Все эти громкие слова, когда пытаются зомбировать население, что якобы областные власти уже все решили, что есть кандидат и он 100% победит, что мнение гражданина не нужно и не интересно… Не буду нецензурно выражаться, но посылайте сразу на три буквы, потому что от вашего голоса будет все зависеть».

— То есть явка важна?
— Явка важна — это во-первых. Во-вторых, чем больше кандидатов участвует в избирательном процессе, тем лучше. Потому что если делать безальтернативные выборы, когда 1–2 кандидата, из которых выбрать некого, тогда — да, возникает вопрос: за кого проголосовать и кого поддержать. А когда в процессе участвуют минимум 5–7 кандидатов — выборы сами по себе будут интересны.

— Я, пожалуй, поправлю вас. Чем больше реальных кандидатов — тем лучше. Ведь может же быть искусственных кандидатов хоть 25 человек… Они тоже будут размывать.
— Они и будут. У них будут специальные цели и задачи, для того чтобы размывать электорат. У каждого прописана своя роль. И я скажу, что даже из тех потенциальных кандидатов, я думаю, это все прекрасно понимают и видят, для них, для каждого, будет прописана своя роль в этой избирательной кампании. Особенно яркое подтверждение этому всему — когда полпред заявил, что нам в принципе без разницы, кто победит: Бурков, Силин или Артюх. Для нас, мол, это все едино. Вот кто-нибудь из них если победит — то будет очень хорошо.

То есть это явное доказательство того, что есть областной кандидат, и есть люди, которые будут выдвигаться в рамках реализации вот этой концепции, которая прописана губернатором и его командой. А полпред просто озвучил этих кандидатов, которые будут работать на достижение этой цели. Если честно, я похлопал в ладоши и у меня больше никаких эмоций не было.

— Что будет дальше? Есть у вас какие-то оценки или предположения?
— Пусть на меня не обижается губернатор, это мое субъективное мнение, я думаю, что избирательная кампания, которая пройдет 8 сентября, она, как сам губернатор заявляет, для Екатеринбурга и Свердловской области будет судьбоносная. Здесь я с ним полностью согласен. Как ни странно. И развиваться она может в следующем направлении. Губернатор лично будет отвечать за результат «Единой России», и в частности за кандидата, которого «Единая Россия» двигает на главу города.

Если «Единая Россия» не получит того результата, на который они нацелены и который согласовали в Москве, в администрации президента, я думаю, персональная ответственность будет в первую очередь лежать на губернаторе. Это во-первых. Во-вторых, на Екатеринбург будет направлено очень серьезное внимание из федерального центра. И если результат Федерацию не устроит, я не исключаю, что нас ждут досрочные выборы губернатора.

С другой стороны, если уж слишком будет плохо у «Единой России», с учетом их большинства в Законодательном Собрании, я не исключаю, что один из первых законопроектов, который мы будем принимать, это отказ в Свердловской области от прямых выборов губернатора. Потом после этого может произойти смена губернатора, и нам дадут очередного назначенца. Я не исключаю, что может вот так ситуация развиваться.

Федеральный центр хочет личной ответственности губернатора, потому что нужно правильно контролировать денежный поток, который нас может ожидать в преддверии чемпионата мира — 2018 и «Экспо-2020»?
— Сто процентов. Чудес на свете не бывает, если нам говорят и обещают, что мы участвуем в международных мероприятиях и из федерального центра будут выделять сотни миллиардов рублей, понятно, что одно из явных требований федерального центра — чтобы эти все денежные потоки были подконтрольны. Кто-то должен нести персональную ответственность.

«Я на бюджетном послании губернатора откровенно спросил: готов ли он уйти в отставку вместе со своей командой, если не будут выполнены все те обещания, которые он давал публично. Понятно, что для него это был вопрос очень неприятный. Я услышал, что он готов. Ну, посмотрим».

— Какие у вас эмоции и ощущения в преддверии выборов 8 сентября?
— Я приложу максимум усилий, чтобы разрушить политическую монополию, которая сейчас существует. Нельзя, чтобы у одной партии было более 50%. Пусть это будут четыре партии по 25%, чем одна 51%. Если у какой-то политической партии или политического объединения «контрольный пакет», многие решения — просто политические, без обсуждения.

8 сентября — это реперная точка, когда надо прийти и сделать взвешенный выбор, проголосовать. Вы являетесь источником власти, вы формируете органы власти, какую власть вы выбираете — такие законы и принимаем. Какие законы принимаем — так мы и живем. Нравится ли вам так жить? Если нравится — это один момент, а если не нравится — значит, надо прийти и что-то менять.

Фото: Дмитрий Шлыков, 66.ru