25 октября 2013, 15:50

Операция «Эвакуация». Из тундры в Пышму доставили сталинский паровоз

Музей военной техники УГМК скоро пополнится новым экспонатом послевоенной эпохи. Чтобы доставить его, потребовались вертолеты, поезда, автомобили, бригады рабочих и несколько месяцев у полярного круга.

В Музей военной техники Верхней Пышмы прибыли тяжелые машины со странным грузом в кузовах. Тягачи привезли фрагменты огромных ржавых механизмов.

Со стороны похожие на обычный металлолом, они на самом деле представляют огромную ценность. Как минимум потому что ради их доставки десятки человек месяцами жили и работали в тундре.

Стимпанк во плоти. Но родовую принадлежность странных фрагментов выдают железнодорожные колеса.

Пройдут месяцы — и реставраторы соберут из этих деталей паровоз сталинской эпохи — «ОВ». Чтобы объяснить его ценность, на пару абзацев отмотаем время сильно назад.

Так с высоты выглядит редкий в этих краях фрагмент леса на берегу реки Таз. Здесь, в десятках километров от ближайшего населенного пункта, в полной изоляции годами ржавеют паровозы.

На Ямал локомотивы попали после войны. В 1947 году Иосиф Сталин распорядился начать стройку под кодовым названием 501–503. Она же — «дорога смерти». По указу вождя вдоль полярного круга начали выкладывать железнодорожное полотно: от Салехарда до Игарки. О том, зачем понадобилось разворачивать здесь такое грандиозное строительство, историки спорят до сих пор. Но основных версий две. Первая: дорогу прокладывали из соображений стратегической обороны страны на случай нового военного конфликта. Вторая: поезда должны были вывозить с северов природные ресурсы.

На стройку бросили заключенных ГУЛАГа. Ударными темпами они возвели бараки, депо, проложили часть железнодорожного полотна и загнали в леса паровозы. Но завершить задуманное не успели. Стройка встала сразу после смерти Сталина.

Деревянные здания и уникальные локомотивы просто остались гнить под открытым небом. До тех пор пока на брошенные механизмы не обратил внимание музей.

Один из легендарных паровозов специалисты решили расчленить и вывезти, чтобы потом восстановить и выставить в качестве очередного экспоната.

Спецоперация стартовала еще летом. В редкий северный лес при помощи автобуса, вертолета и баржи высадили первый десант, которому поручили на месте разработать план эвакуации и подготовить локомотив к путешествию.

Первым делом брошенные в лесу паровозы покрыли антикоррозийным черным лаком.

Затем разделили один из них на семь частей — для транспортировки. Вытаскивать его из леса решили вертолетом.

Для того чтобы эти два относительно простых этапа реализовать, рабочие провели на кромке полярного круга больше недели. Жили здесь же — в палатках. Первоначальный план — каждый день, закончив работу, отправляться по воде в близлежащий населенный пункт — быстро потерпел фиаско. По реке до ночлега приходилось бы добираться часами. За время работы специалисты открутили больше сотни приржавевших намертво гаек, срезали десятки заклепок и буквально на руках растащили массивные фрагменты локомотива — автокран в северный лес, конечно, завезти не удалось.

Дальше — больше. Ближе к закату осени на место прибыл второй десант. Исполнителей финального этапа эвакуации владелец музея — «УГМК-Холдинг» — нашел в автотранспортном цехе принадлежащего ему же завода «Уралэлектромедь». Второй группе поручили, пожалуй, самое сложное — вытащить распиленные фрагменты паровозов. Причем по воздуху.

С собой второй десант привез все для жизни в тундре: палатки, спальники, продукты и т.д.

Но самое главное — стальные тросы, при помощи которых вертолеты тащили тяжелые фрагменты паровоза до ближайшей железнодорожной станции.

Тросы весят больше центнера. Но таскать их по лесу приходилось исключительно усилиями живой рабочей силы.

Но, прежде чем дело дошло до тросов и вертолетной тяги, специалисты должны были отпилить то, что недоотпилили их предшественники. Перед транспортировкой части паровоза нужно было избавить от всех выступающих или плохо закрепленных фрагментов.

По этой причине локомотив, к примеру, лишился трубы.

За этим же из него выгребли золу, сохранившуюся в печи с пятидесятых годов прошлого века.

Наконец в утреннем небе появились грузовые вертолеты.

Тросы натянулись и первый фрагмент — котел паровоза, оторвавшись от земли, отправился в сторону действующей железной дороги.

По воздуху каждый фрагмент расчлененного локомотива преодолел по 220 километров — до станции Коротчаево. Там их встретила еще одна бригада рабочих. А дальше, сначала на железнодорожной платформе, а позже — в грузовике, новый трофей музея добрался до Пышмы.

В экспозиции музея сталинский паровоз окажется только в следующем году. Скорее всего, его сделают локомотивом бронепоезда.