16 октября 2013, 15:00

Фоторепортаж: Чернобыльская АЭС 27 лет спустя

Фоторепортаж: Чернобыльская АЭС 27 лет спустя
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
26 апреля 1986 года случилась крупнейшая авария в истории атомной энергетики. Люди до сих пор боятся этого слова — «Чернобыль». Я хотел побывать там со времен учебы на физтехе УПИ. В прошлом году моя мечта осуществилась.

Для многих Чернобыль — это страшное слово, символ крупнейшей техногенной аварии современности. Для кого-то это лишь фон популярной компьютерной стрелялки и тема для шуток о больших грибах и мутантах. Для миллионов технарей, задействованных в атомной промышленности по всему миру, это боль и упущенная возможность, надолго затормозившая развитие мирного атома на рубеже веков. Для тысяч людей — это место работы.

Как ни странно, туристический маршрут в заброшенный город Припять и Чернобыльскую АЭС весьма популярен. Любой желающий может приехать и почувствовать себя сталкером за не очень большие деньги. Я же попал на ЧАЭС прошлым летом в составе делегации Белоярской АЭС, поэтому увидел чуть больше, чем обычно показывают туристам, и пообщался со специалистами, которых вообще редко встретишь.

Не многие знают, но после аварии 26 апреля 1986 года станция не была закрыта навсегда. До 2000 года она вырабатывала электричество. А значит, после ликвидации последствий аварии и строительства саркофага над 4-м блоком на станции по-прежнему работало много людей. Вместо покинутой атомщиками Припяти для работников станции был построен новый, самый молодой из городов Украины — Славутич.

Из Славутича на станцию несколько раз в день ходит электричка.

Около получаса в дороге, и вот из окна открывается вид на 4-й блок и объект «Укрытие», чаще называемый просто саркофагом. Вид одновременно и зловещий, и торжественный. Сразу понятно, куда ты прибыл.

Станция Семиходы имеет закрытую платформу. Попадая сюда, ты можешь пройти на территорию «зоны отчуждения» лишь через КПП по специальному пропуску. На выходе кроме проверки документов проводят еще и дозиметрический контроль.

Макет станции в здании дирекции. Все четыре энергоблока с реакторами РБМК-1000 в ряд. Крайний слева с черными вставками — 4-й, аварийный.

После общения с замгендиректора станции отправляемся смотреть саркофаг. Это самая известная точка, откуда открывается вид на него. Ближе не подойти. Тут же памятник ликвидаторам, установленный к 20-летию возведения объекта «Укрытие».

Стоя у памятника, мы находились примерно в 100 метрах от саркофага, на открытой площадке. Фон там всего в 35 раз выше того, что у нас в городе. Никаких средств защиты не нужно, если ты пришел сюда на время, измеряемое минутами или часами. Но и лишний раз задерживаться тоже не стоит.

В здании рядом есть небольшой зал с макетом саркофага, фотографиями и стендами об аварии, настоящем и будущем станции. Сюда водят всех высоких гостей, включая президентов, посещающих ЧАЭС. Из окна помещения опять же открывается вид на 4-й блок.

На макете можно увидеть состояние аварийного блока и его разрушения. В центре шахта реактора РБМК-1000 и стоящая на боку верхняя многотонная плита, которую подбросило и перевернуло на ребро взрывом во время аварии.

Вот так выглядит эта плита сейчас (фото на стендах). Белые конусы — конструкции датчиков, мониторящих ситуацию внутри саркофага. Их же можно видеть выше на макете.

Сверху саркофаг и энергоблоки станции выглядят вот так.

Сам саркофаг, построенный наспех осенью — весной 1986–1987 годов, не был герметичным и не был рассчитан на какой-либо длительный период эксплуатации. За 27 лет на нем проводили множество работ по укреплению и стабилизации конструкции. Например, «этажерка» справа призвана снять часть нагрузки с крыши саркофага.

Схематически эта доработка выглядит так. Но все это временные меры. Внешнее атмосферное воздействие на саркофаг разрушает его и грозит выносом радиоактивности.

Поэтому в настоящее время строится новый саркофаг в виде огромной арки высотой более ста метров и размахом опор около 260 метров. Это сборная конструкция, которую собирают на площадке перед 4-м блоком, а затем просто надвинут на старый саркофаг, изолировав его от внешних воздействий.

Прошлым летом стройплощадка выглядела таким образом. Фрагменты арки будут собирать на этой площадке, а затем по рельсам надвигать на 4-й блок.

Вся конструкция сборная. Работы проводит французский консорциум Novarka. Деньги на новое «Укрытие» собирают со всего мира, но основной вклад вносит Евросоюз (260 млн евро). Скинулась на повышение безопасности ЧАЭС и Россия: по соглашению, наша страна должна перечислить около 60 млн евро.

При этом к самому проекту арки есть масса претензий у украинских специалистов с точки зрения удобства и эффективности ее использования для работ внутри саркофага. Но что сделано, то сделано — Европа выделяет деньги на конкретный проект. Арка должна быть построена, и пусть лучше она будет, чем не будет ничего.

За стройкой мы наблюдаем с крыши здания за периметром станции. Отсюда открывается вид на 4-й блок под новым ракурсом. Белое невысокое строение спереди — это машзал. Он уже не яляется частью саркофага. В феврале этого года из-за снега на нем обрушилась часть кровли и стены. Неприятный инцидент, вызвавший много шума. Хотя никаких критичных последствий он не повлек.

Также с крыши открывается вид на 5-й и 6-й энергоблоки, которые строились и уже были в высокой степени готовности на момент аварии. Но так и остались разрушаться.

В другой стороне виднеется огромное техническое сооружение — радиолокационная станция системы раннего обнаружения пусков межконтинентальных баллистических ракет «Дуга». После аварии на ЧАЭС военные прекратили эксплуатацию объекта.

Ну и конечно, после осмотра станции мы не могли не заглянуть в Припять. Вот что действительно производит жуткое и гнетущее впечатление. Внешне тихое, солнечное и зеленое место. Даже очень зеленое — это уже не город, заросший диким лесом, это внешне уже лес, в котором торчат здания. Но память о том, как резко и безвозвратно его покинули люди, делает эту тишину жуткой.

Для многих самое интересное в Зоне — не ЧАЭС, а город-призрак Припять. Как физтеху мне, конечно, более интересно было посмотреть на станцию, но именно Припять вызвала самые яркие эмоции.

Главный проспект Припяти сейчас похож на дорогу в густом лесу. Даже дома, стоящие вдоль проспекта, едва видно из-за деревьев.

На момент аварии Припяти было всего 16 лет. Население составляло чуть меньше 50 тысяч человек.

ДК «Энергетик» на центральной площади города.

Площадь покрыта мхом, в который крайне не рекомендуется наступать — он лучше всего накапливает радионуклиды.

Остатки советского наследия в интерьерах.

На зданиях то тут, то там встречаются жуткие силуэты людей. Особенно яркие чувства возникают при их обнаружении, когда ты идешь по городу один, вдали от группы…

Аттракцион в городском парке.

Гуляя по Припяти, надо стараться не сворачивать с асфальта и бетонных дорожек в траву и листву. Вполне можно наступить куда-нибудь, где будет фонить больше чем надо. Поэтому на выезде из зоны и перед посадкой в электричку на КПП все проходят дозиметрический контроль.

Дозиметрический контроль на выходе из зоны перед посадкой в электричку до Славутича — все чисто.

В целом, находясь на Чернобыльской АЭС спустя 27 лет после аварии, понимаешь, что закрытие станции в 2000-м году было решением в первую очередь политическим. Чисто технически после аварии могли работать три оставшихся блока и еще два, которые были в высокой степени готовности, могли бы быть достроены, а это 5 ГВт. Для сравнения, такой мощности могло бы хватить, чтобы обеспечить энергией пять таких городов, как Екатеринбург, или половину всей Свердловской области.

Чернобыльская АЭС сегодня совершенно не производит впечатление закрытой и загубленной станции. Тысячи рабочих, обстановка спокойная, деловая, изнутри — почти обычная АЭС. Обратно ехали на служебной электричке — она битком набита людьми.

Территории зоны отчуждения постепенно возвращаются к использованию, в том числе и в сельскохозяйственных целях. Сама же площадка возле ЧАЭС будет развиваться как технопарк по хранению и переработке радиоактивных отходов. Первые объекты комплекса «Вектор», который станет главным и единственным центром переработки и захоронения РАО со всей Украины, будут введены уже к концу 2014-го года.

Так что надежда на будущее у территории ЧАЭС, в том числе и для высокотехнологичных отраслей промышленности, есть. Как бы странно это ни звучало.

Фото автора