Раздел Отдых
17 января 2008, 12:23

На экраны выходит новый «Рэмбо»

В прокате стартует «Рэмбо-4» — боевик, в котором Сильвестр Сталлоне столько зарезал, перерезал и душ загубил, сколько во всех предыдущих частях саги, вместе взятых.
Сам актер уже решил, что четвертой частью дело не ограничится. Недоброжелатели вовсю глумятся над ветераном жанра экшн и уже подсказывают Сталлоне название для очередного грандиозного продолжения — «Рэмбо. Побег из дома престарелых». А своих поклонников Слай с выходом четвертой части в очередной раз попытается убедить, что у него еще есть порох в пороховницах. Причем делает он это с таким усердием, что «Рэмбо-4» чуть было не записали в порнографию.

Если в последнем «Рокки Бальбоа» Сталлоне старательно давит слезу, учит жить и самозабвенно предается рефлексии, то в новом «Рэмбо» герой боевиков оттягивается по полной: он раздирает голыми руками горло своего врага, отрезает головы и устраивает прочую «расчлененку». Такой вот результат сталлоневской «седины в бороду» вызвал вначале тихий шепоток, а потом и откровенные возмущения блюстителей морали в Америке. Одни только названия «Кровавая река», «В ад и обратно», которыми Слай пытался наградить четвертую часть, заставили американских чиновников от кино внимательнее присмотреться к тому, что на склоне лет затеял старик-разбойник. Увидев первые материалы, цензоры схватились за голову и потребовали присвоить трэшевой постановке рейтинг NC-17.

Это значило, что детей до 17 лет в кино пустят только в сопровождении взрослых. Такие же рейтинги в Штатах присваивают порно­графии и «режиссерским версиям» жестоких шедевров, вроде «Убить Билла», выходящим на DVD. Естественно, «порнушный» рейтинг никак не мог устроить прокатчиков, не желающих терять охочих до кровавого зрелища подростков. В итоге фильм все-таки квалифицировали категорией R, как, к примеру, «300 спартанцев». Но осадок-то остался. Никогда раньше на бравого американца цензоры не ополчались с таким упорством. Хотя Рэмбо для красного словца временами и называют «человеком без страны», все же в первую очередь косматый боевик всегда стремился быть олицетворением американского духа. Более того — американского гнева. В первых картинах бравый солдат, вернувшись в США из Вьетнама, устроил партизанские разборки, чтобы обратить внимание общества на проблемы ветеранов. Затем сражался с «плохими русскими», которые напали на «свободолюбивый народ» Афганистана. В общем, строго следовал генеральной линии капиталистической партии.

С годами, конечно, обнаружилось, что фильм, где американец воюет бок о бок с моджахедами, для заокеанской публики выглядит уже как некая идеологическая диверсия. Рэмбо вроде как завязал с насилием и стал чинить лодки и ловить себе рыбку где-то на севере Таиланда. С этого и начинается четвертая часть. Тут появляются миссионеры, которые просят его проводить их в Бирму, кишащую недружелюбными типами. Как и полагается, главный герой поначалу ломается, но потом соглашается помочь несчастным, потому что сердце у Рэмбо доброе и мягкое, как у теленка, и он не может поступить иначе. Дальше и начинается кровопролитие, ради которого все, собственно, и собрались. У неугомонного Сталлоне для фильма существовал еще целый пяток названий, среди которых было «Рэмбо. Священная война». Это попахивало неким крестовым походом, про который ляпнул когда-то Джордж Буш, правда, в отношении Ирака. «Священная война» могла спровоцировать еще один скандал вокруг фильма — уже религиозного плана. Но тут уж Слай нутром почувствовал, что хватил лишка — и воспевая линию партии, надо меру знать.