Раздел Отдых
30 октября 2013, 14:25

«Русь, куда несешься ты?» Коляда надел «маски Гая Фокса» и показал живого Гоголя

«Русь, куда несешься ты?» Коляда надел «маски Гая Фокса» и показал живого Гоголя
Фото: Ирина Баженова, 66.ru
«Мертвые души» — самая масштабная премьера сезона. Зрители смогут увидеть спектакль в конце ноября. Мы побывали на прогоне уже сегодня и готовы показать, какой видит Русь самый провокационный режиссер Екатеринбурга.

Во время репетиции Николай Коляда большую часть времени сидит на одном месте. Действием управляет жестами и мимикой. Актеры все понимают и не спорят, просто делают то, что говорит режиссер. Если и импровизируют, то заметить это сложно. Каждое движение органично вписывается в действие. Кажется, что все давно отрепетировано, но на самом деле Коляда до сих пор пишет новые сцены, приносит их артистам и просит, чтобы те начинали их репетировать. Актеры запоминают текст на ходу.

— Мне достаточно постоять за кулисами пять минут, чтобы понять — идет спектакль или не идет, — предупреждает Николай Коляда до начала репетиции. — Сегодня на вас будет смотреть английский режиссер. Хочет делать совместный проект с артистами из России. Но вас-то он, конечно, не возьмет. Куда там!

За время репетиции он успевает побыть и диктатором, и сварливым дедом, и нянькой, и завхозом, и суфлером, то ругаясь, то предупредительно подкидывая актерам их реплики. Большую синюю папку с текстом он откладывает только чтобы закурить.

Сейчас актеры работают над вторым действием.

«У нас еще много всего изменится и будет не так, по-другому. Впереди работы много. Все придет с Господом Богом, с космосом. Пока брали только одну сцену из второго действия. Из Собакевича пока еще ничего не трогали», — рассказывает режиссер.

Безудержное веселие в театре Коляды под песню «Русская водка» Вики Цыгановой.

«Сложно создать театральный эквивалент такого огромного романа. Приходится ритмически сбивать, чтобы не было такого, что сцена Коробочки длится долго-долго, зрители же просто уснут», — говорит Коляда. В сцене разговора помещицы Коробочки и Чичикова актеры, например, лепят пельмени, потом их варят (тоже прямо на сцене) и едят.

«У меня две девочки были, которые не умели лепить пельмени. На первой репетиции я им сказал: «Девки, кто ж вас замуж-то возьмет?». Научились. Научил их я», — говорит Коляда.

В спектакле используются символы политического протеста и борьбы с тоталитаризмом — «маски Гая Фокса», ставшие популярными после фильма-антиутопии «V значит вендетта».

Николай Коляда рассказал, как маски Гая Фокса появились в спектакле: «Идея возникла очень просто: я шел по рынку и увидел, что маски лежат. Красивые. Взял и купил. Я не знал, что они из фильма. Я понятия не имел, что это маска протеста. Какой смысл они несут в спектакле? А я не знаю. Это зрители пускай думают. Мне все равно. Мне нравится. Я всегда работаю по принципу: лишь бы мне нравилось, а они мне нравятся — они красивые».

В одной из сцен Чичиков исполняет фрагмент произведения Дмитрия Шостаковича «Антиформалистический раёк» — сатиру на советскую пропаганду.

Есть здесь и сатира на 90-е годы. Помещик Ноздрев зовет с собой на разборки суровых ребят в пиджаках.

Чичиков путешествует по России под музыку Елены Ваенги и Олега Газманова. Использование в спектаклях популярной музыки в постановках классических произведений — одна из фишек театра.

Размышления Чичикова в пьесе превратились в монологи. По замыслу Коляды, главный герой произносит их задумчиво, раскачиваясь в бричке.

Кучер Чичикова Селифан в финальной сцене предстает в образе Николая Гоголя, который смотрит на зрителей сверху вниз отсутствующим взглядом.

Ринат Ташимов — чистокровный татарин — оказался больше всех похож на писателя. Актеру предстоит переодеться всего за минуту.

Фото, видео: Ирина Баженова, 66.ru