Раздел Отдых
5 мая 2012, 15:21

«Охотник»: поплакать, подумать и обозлиться на все человечество

В кинозале «Синема Парк», что в «Алатыре», случился предпремьерный показ нового австралийского фильма «Охотник» режиссера Дэниэла Нейтхема, в главных ролях Уиллем Дефо и Сэм Нил.

Этот фильм стоит смотреть охотникам, беременным женщинам и «зеленым». Неспешное, местами даже очень затянутое повествование длится вокруг динамичной по сути истории охоты за якобы вымершим (или последним из оставшихся в живых) тасманским тигром. Якобы у него есть яд, парализующий жертву. Тигр невероятно красивый и с грустными глазами, действие, само собой, происходит в очень красивой Тасмании (Австралия).

Хочется сказать отдельное спасибо режиссеру за то, что «вездесущие правительства, полиция, ФБР» в кадре напрямую отсутствуют — только по телефону.

И в то же время зачастую хочется хоть какого-то иного, кроме ожидаемого, действия. Ну, посудите сами: некое правительство дало охотнику-одиночке Мартину задание найти и доставить по частям последнего оставшегося в живых тасманского тигра. У охотника есть набор пробирок для частей, суперружье, видеоролик из 1930-х с участием этого тигра и по меньшей мере два свидетельства очевидцев, что тигр все еще жив.

Поражает в первую очередь необратимость, с которой режиссер очень медленно и последовательно убивает всех и вся, что окружает главного героя. Здесь вам и знаменитое голливудское противостояние местных и неместных, профсоюзов рабочих и зеленых экологов из-за вырубки реликтового леса, конечно. Здесь вам штрейкбрехерство старого местного горного проводника-перестраховщика, который стучит на приезжего ученого-охотника Мартина просто потому, что «показалось». Здесь вам и безжалостное сожжение заживо целой странной семьи предыдущего ученого Джерома, нанятого все тем же правительством для поиска все того же тигра… И все такими легкими мазками, как бы между прочим, ожидаемо. Вдосталь и широкой кистью только природа Тасмании — вот на что действительно стоит посмотреть в этом фильме. Никаких вам поттеровских и прочих чародеевских декораций и игры света и тени, все по-настоящему, вживую — так что и тигр кажется всамделишным.

И только начинает проявляться человеческий характер такого жестокого, расставляющего по всей лесостепи огромные капканы Мартина, только-только он собрался отвезти на пикник своих новых друзей — жену и двух детей Джерома — как нате вам, правительство напоминает, зачем он здесь тратит государственные деньги.

И вот тогда, похоже, самый опытный в мире охотник-одиночка делает все возможное и невозможное, чтобы найти жертву.

Сидит сутками в норе тигра, ждет, пребывает в тумане, рассеянно пьет воду и вновь ждет. И тигр приходит. Стоит и грустными-грустными глазами смотрит на охотника, чуть не плачет от старости и усталости. Охотник, конечно, заряжает ружье, целится, думает, злится и делает то, чего так ожидаешь и на что боишься надеяться…

А потом — потом плачет и сжигает следы. Не знаю, как остальные зрители в зале, но я себя почувствовала зверем, самым злобным зверем на земле. Джером, говорит его жена, сделал бы единственно возможное в этом случае: велел бы тигру бежать, лететь — далеко-далеко на запад.

А что Мартин? Такой весь человечный и в грустных слезинках приходит в приют, где временно живет оставшийся в живых после пожара младший сын Джерома. Которого никто не трогал до приезда Мартина в эти лесостепи.

Спрашивается, и зачем нам был этот трогательный финал про спасение мальчика из приюта, про телефонный звонок Им: «Того, кого вы ищете, больше нет. А меня не ищите, я поехал осматривать достопримечательности». Может, не стоило и вовсе приезжать сюда охотнику? Если такой слезоточивый на поверку...

Да, в общем, этому, может, и не стоило бы. Просто рано или поздно вырос бы другой Мартин… А кто еще может вырасти, если мы сами такие звери, господа: неспешно убиваем, сжигаем, лжем и насилуем — сами, не спрашивая жертв, а готовы ли они умирать.

Убиваем только затем, чтобы не пришли другие и не начали убивать вслед за тобой.

Текст: Наталья Кирсанова