27 октября 2014, 13:35

Светлана Корабель: «Следователям станет еще проще кошмарить бизнес»

Управляющий партнер юридического агентства «ЮС КОГЕНС» на простых примерах объясняет, почему вредно доверять следователям заводить уголовные дела по налоговым преступлениям без проведения налоговой проверки.

То, чего опасались предприниматели, все же произошло. Вступил в силу закон №308-ФЗ, который разрешает российским следователям самостоятельно возбуждать дела о налоговых преступлениях при наличии повода и достаточных данных. Раньше для возбуждения уголовного дела требовались результаты налоговой проверки.

Законопроект № 357559–6, ставший основой нового закона, в свое время вызвал массу споров и обсуждений. Деловое сообщество не раз обращалось к президенту с просьбами «подумать еще раз» и не утверждать законопроект в предложенном виде. Мы, в свою очередь, в региональном отделении «Деловой России» еще в 2013 проводили круглый стол по этому проекту. По итогам составили петицию.

Немного истории: налоговые дела по инициативе следователей возбуждались и раньше, до 2011 года, когда в законодательство были внесены серьезные изменения, а основанием для возбуждения уголовного дела стали результаты налоговой проверки предприятия. И хотя, по мнению экспертов, это оказало положительное влияние на экономику страны в целом и на собираемость налогов в частности, в «оттепели» российскому бизнесу удалось прожить недолго.

Итак, что мы имеем? Во-первых, следователь следственного комитета будет определять размер неуплаченных налогов, так как именно от этой суммы зависит самый главный вопрос: преступление это уже или еще нет? Поводом для уголовной ответственности является неуплата налогов с определенными условиями более 2 млн рублей, без условий — от 6 млн рублей. Но если налоговый орган со своей экспертной оценкой исключен из процедуры возбуждения уголовного дела, хватит ли у следователей ресурсов для того, чтобы верно определить размер неуплаты?

Во-вторых, срок давности по налоговым проверкам — три года, для уголовного преследования при определенных обстоятельствах (особо крупный размер) предусмотрен срок привлечения к ответственности до шести лет. Что это значит? То, что вся финансовая отчетность компании теперь должна храниться шесть лет вместо трех, чтобы в случае чего можно было обосновать те или иные движения средств. Что делать с теми компаниями, у которых на данный момент сохранена документация только за последние три года (а таких немало), пока неясно.

В-третьих, такие формулировки, как «наличие повода» и «достаточные основания», рождают большой простор для коррупции и деятельности по противодействию бизнесу со стороны как конкурентов, так и государственных органов.

Представьте себе ситуацию: кто-то производит колбасу. И все бы ничего, но ему мешает конкурент, у которого чуть лучше оборудование и рецептура. Вроде бы логично наладить процессы на собственном предприятии и обогнать конкурента в честной борьбе за рынок. Но зачем что-то делать, если есть такой инструмент, как уголовное дело? Нужно всего лишь найти «повод» и «достаточные основания». В ходе следствия будут изъяты все бухгалтерские документы компании, будут допрошены сотрудники, предприятие не сможет работать в нормальном режиме какое-то время. Все это может нанести серьезный репутационный и материальный ущерб бизнесу, и в результате он может просто-напросто перестать существовать.

Кроме того, срок расследования уголовного дела практически не ограничен, даже если состава преступления найдено не будет. И что в итоге — просто «всем спасибо, все свободны»? А в это время компания либо понесла значительные потери, либо вовсе закрылась.

Все это очень грустно, поскольку следователям дали еще один инструмент, чтобы кошмарить бизнес. Да, мы привыкнем и станем работать в новых правовых условиях. На фоне того, что в последнее время сделано много полезного в законодательном плане для бизнеса, подобные законы, честно говоря, просто пугают.

Остается только надеяться на добросовестность всех лиц, участвующих в таких делах.