9 июля 2013, 18:00

Григорий Потемкин: «Жаль, что в России нет жесткой цензуры»

Наш человек в Китае рассказывает о том, как власти КНР жестко контролируют повестку национальных СМИ и интернета. Потемкину такой подход нравится. Опыт китайцев он предлагает импортировать в Россию.

— В Китае независимых СМИ нет. Вообще. Все телеканалы, все газеты, радиостанции и интернет-агентства принадлежат государству. И вся информповестка — это такая скучная пропаганда.

В любое время в любой день недели в любом городе КНР включаем телевизор — и всегда видим примерно одно и то же. Первая новость в каждом выпуске — про президента. О том, как он открывает новый завод, делает важное заявление, и вообще о том, какой он хороший, какой он молодец.

Вторая новость — о правительстве. В том же ключе: вступил в силу очередной закон, который, безусловно, сделает жизнь простого китайца еще лучше.

А дальше — репортажи и целые программы о том, как круто служить в армии. О героях-пожарных. О трудолюбивых строителях. Про врачей, про учителей. И тоже — только хорошее. Никаких скандалов, интриг и расследований. Мирная жизнь преуспевающего Китая.

Исключения составляют разве что короткие сообщения о казнях проворовавшихся чиновников. Раньше их публично расстреливали. Даже в прямом эфире репортажи были со стадионов, где проходили казни. Теперь убивают инъекциями. И ограничиваются простым упоминанием: «Тогда-то в таком-то городе за взятки и воровство казнили две сотни чиновников».

Государство уделяет СМИ огромное внимание и жестко контролирует повестку. Так же оно контролирует интернет. Все ведь знают о том, что они построили настоящую китайскую стену в Сети. Целая армия госслужащих 24 часа в сутки следит за тем, чтобы в китайский интернет не попадало ничего лишнего извне и чтобы ничего лишнего не рождалось внутри.

Если простой китайский блогер в своем несчастном бложике с пятью подписками просто опубликует какое-нибудь (вообще любое) словосочетание со словом Тибет, его блог тут же уничтожат. Без следа. Сотни программистов по заказу государства непрерывно заняты разработкой и усовершенствованием программ и железа, которые позволяют властям контролировать Сеть.

Но удивляет не техническая часть этого занавеса. Как бы ни старались программисты и администраторы, дыры в защите есть. Мы в офисе были вынуждены поставить программы, которые помогают стену обойти. Просто потому что иначе у нас элементарно Gmail не работал. А нам надо.

И китайцы, работающие в международных компаниях, подобными программами пользуются. Но сколько таких? Процента два от общего количества населения. Максимум.

А остальные даже не задумываются о том, что есть какой-то другой интернет, какое-то другое телевидение. Им это и не нужно. Зачем им Facebook, если все их друзья — в своей, китайской соцсети? Зачем им чернуха и жесть по телеку? Не нужно им этого.

То есть государство в Китае воспитало потребителей информации. Теперь оно дает им то что нужно. И ловко манипулирует общественным мнением в государственных интересах. Например, восхваляя ту или иную профессию, направляет трудовые ресурсы туда, где они действительно нужны. Складывает, скажем, картину трудового коммунистического братства строителей, романтизирует этих людей. И таким образом привлекает молодежь на стройки.

И, вы знаете, мне даже горько оттого, что в России нет такой жесткой государственной цензуры в СМИ. Много можно говорить о свободе слова… Но вы включите сейчас телевизор, попереключайте каналы. Или любую ленту новостей откройте. Жуть ведь! Ребенка убили, поймали наркоторговца, сожгли дом. Тупость и беспредел. Я понимаю, откуда это берется: журналистам нужны рейтинги, а негатив продается лучше, чем позитив.

Но подумайте. Если об этом не писать и не говорить так много, может быть, этого станет меньше? Простой пример: в наших школах — дефицит кадров. Работать учителями идут не пойми кто, потому детей в классах оскорбляют и даже бьют. Журналисты за эти поводы жадно хватаются.

А что если писать о другом? Попробуйте рассказать, какие замечательные педагоги работают в российских школах. Ведь есть же такие: понимающие, квалифицированные, внимательные.

Давайте писать о них. И тогда, наверное, больше молодых людей захотят после института по специальности пойти в школы учителями, а не в офис менеджерами по продажам. И престиж профессии возрастет. И упырей в учебных заведениях станет меньше. И детей перестанут бить и оскорблять.

Понятно, что это спор о курице и яйце. Но все-таки. Задумайтесь. А что если попробовать?