Раздел Бизнес
19 декабря 2014, 12:30

Люди-гвозди. Как 20 уральцев вместо ракет стали делать яхты

Люди-гвозди. Как 20 уральцев вместо ракет стали делать яхты
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Когда компания в течение 25 лет занимается производством яхт, это само по себе вызывает уважение. Но когда узнаешь, что цех находится на территории сухопутного Урала, то ты не только удивляешься, но и восхищаешься.

Мы продолжаем спецпроект о наших местных предпринимателях, которые еще не построили транснациональные корпорации, но заняты полезными делами: они не продают и не покупают, а создают свой собственный продукт, за который не стыдно. Мы считаем, что на таких вот людях всё держится. И рассказываем о них, потому что они заслуживают уважения.

Если бы меня спросили, где в России производят яхты, то я бы назвал несколько приморских городов, но никак не сухопутный Екатеринбург. Но оказывается, что уже четверть века пара десятков простых уральских мужиков производят в нашем городе яхты, которые способны покорить не только акваторию Визовского пруда, но и любые моря мира. Да к тому же помочь хозяину одержать победу в соревнованиях.

Имя для предприятия придумал заместитель главного инженера завода имени Калинина Николай Федорович, с которым Сергей Кисляков вместе ушел с завода. Именно он подсказал, что яхта, которая первой прошла вокруг земного шара, называлась Spray.

Производственная площадка компании Spray находится на Шефской. На этой улице вообще много различных заводов и заводиков. И когда оказываешься на первом этаже, то в какой-то степени даже расстраиваешься: обычный цех со станками, какими-то трубами и прочим сырьем. Никакой романтики.

Но стоит только подняться на второй этаж — сразу как будто обдувает морским бризом. Именно тут происходит сборка и ремонт яхт. Они тут разного размера — от маленьких до весьма внушительных.

Яхты на Урале можно строить только на энтузиазме

«Ребята, я вам прямо хочу сказать, что здесь все построено на энтузиазме», — начал беседу генеральный директор компании Spray Сергей Кисляков. И похоже, что это действительно так, поскольку за все время нашего разговора он ни разу не произнес слов «прибыль», «доходность», предпочитая рассказывать об участии и победах в регатах.

На Spray не только выпускают новые яхты, но также ремонтируют их. Например, эту притащили из Москвы. За 10 лет корпус судна изрядно потрепался. Квалификация сотрудников позволяет восстановить ее до состояния новой, а потому владелец яхты привез ее за две тысячи километров в Екатеринбург.

На самом деле первая яхта — СТ-31 «Белый соболь» — была построена еще в 1983 году, когда большая часть нынешних сотрудников компании Spray были членами яхт-клуба Верх-Исетского завода. Лодка оказалась очень успешной, а потому в конце 1988 года несколько человек решились создать кооператив «Спрей». Первой площадкой стал цех на территории завода Гражданской авиации в Кольцово.

Наверное, одной из главных составляющих успеха кооператива стало не только то, что его организовали люди, которые с детства влюблены в парус и волну, но и тот факт, что большая часть сотрудников до этого работали на заводе имени Калинина.

Сергей Кисляков, генеральный директор компании Spray:

— Многие удивляются, что среди уральских гор очень сильно развит парусный спорт. Это благодаря энтузиастам, которые давно занимаются этим спортом. Плюс к тому у нас была очень сильная оборонная промышленность — я сам 20 лет занимался производством ракет. Но когда все стало схлапываться, то надо было искать применение своему опыту и знаниям. В итоге мы решили объединить опыт производства ракет и любовь к волне, занявшись производством яхт.

И сразу получилось хорошо. Первая яхта активно (около 10 раз) участвовала в Онежской регате, занимала высокие места.

Самый ходовой товар — яхта класса «микро». После роста курса доллара ее стоимость порядка 650 тыс. рублей. За 25 лет было выпущено около 200 подобных яхточек. Корпуса для лодок отливают в Нижнем Тагиле, а профиль для мачт еще некоторое время назад делали в Верхней Салде на ВСМПО. Много лет назад лично Эдуард Россель помогал договориться о выпуске. Но теперь приходится закупать в Красноярске.

Всего за 25 лет Spray выпустил более 500 яхт. Сейчас на производстве трудятся чуть больше 20 человек. Для того чтобы обеспечить себя работой в течение всего года, Spray не только строит новые яхты, но и занимается ремонтом. Для меня удивительно, но клиенты готовы притащить лодку для ремонта даже за несколько тысяч километров. К примеру, сейчас приводят в божеский вид уникальную яхту, ее корпус из красного дерева за десять лет изрядно поизносился. Ювелирная работа.

Примечательно, что за эти годы большая часть коллектива, которая начинала производство 25 лет назад, до сих пор трудится на предприятии. Но есть и молодые ребята, которые с детства увлекаются яхтингом. «Мы же ведь не только строим яхты, но и участвуем в соревнованиях, вместе отдыхаем», — объясняет малую текучку Кисляков.

Ветер важнее курса доллара

Когда беседуешь с Сергеем Кисляковым, то подмечаешь одну особенность: когда он показывает ту или иную яхту, которая сейчас находится в цехе, то тут же вспоминает победы, которые были одержаны на аналогичных судах. «В прошлом году на ней выиграли Кубок Камы, который проводится уже 50 лет. Или вот сейчас яхта в разобранном виде. Это международного уровня — класса «микро». На такой яхте Максим Таранов стал чемпионом мира», — описывает Кисляков.

Костяк составляют люди, с которыми Сергей Кисляков 25 лет назад организовал фирму Spray. Но есть и молодые сотрудники, которые с малых лет занимались яхтингом, а потому решили связать свою жизнь со столь специфическим производством.

Сергей Кисляков:

— Это сложно назвать бизнесом. Зачастую за границей производство яхт дотируется государством, поскольку заработать на этом очень сложно. Конечно, мы считаем, что эта работа стоит дороже, чем продаем, но такова жизнь. Мы живем, но процветать не приходится.

Безусловно, за событиями на валютном рынке Кисляков следит с тревогой. С одной стороны, дорогой доллар делает все менее доступными иностранные яхты. Но с другой — при выпуске качественных судов нельзя обойтись без импортных материалов. Если раньше какое-то навесное оборудование производили в Новосибирске, то теперь и этого нет.

Из-за девальвации рубля уральцы вынуждены искать альтернативных поставщиков. Говорят, что американская продукция фактически стала недоступна из-за цены. Что-то будут делать самостоятельно. «Но главное — сохранить качество, поскольку лучше ничего не делать, чем делать плохо».

В итоге если до девальвации маленькая лодочка класса «микро» стоила 500 тыс. рублей, то теперь она обойдется минимум в 650 тыс. рублей. Стоимость примерна, поскольку каждую яхту строят под запросы конкретного заказчика. У одного в приоритете спортивные задачи, а у другого — комфорт, чтобы можно было отдохнуть с семьей.

Эдуард Россель всегда содействовал развитию парусного спорта на Урале. Сергей Кисляков вспоминает: губернатор считал, что Spray несколько опередил время, поскольку в 90-е спрос на яхты не мог быть большим в силу финансовых затруднений. Но в последние годы интерес к яхтингу значительно вырос. В частности, люди, которые отдыхали на яхтах за границей, по возвращении домой вновь хотят испытать себя ветром и волной.

Впрочем, даже когда Сергей говорит о бизнесе, он все равно приводит весьма романтичные примеры.

Сергей Кисляков:

— Парусный рынок специфичен, поскольку люди хотят не просто отдыхать на воде, но еще и управлять яхтой, почувствовать экзотику. Под парусом отдых ни с чем не сравним. Не всегда же море ласковое, а потому надо быть готовым к борьбе со стихией. Когда яхточка идет по волнам — это непередаваемые ощущения!

Называть ежегодный объем выпуска он категорически отказывается, поскольку уж слишком широк модельный ряд, а потому на строительство одной яхты уходит несколько недель, а на другую — два года.

Сергей Кисляков признает, что последние несколько лет были для его предприятия хорошими, поскольку спрос на яхты устойчиво рос. Сейчас предприятие обеспечено заказами до лета, но что будет дальше — пока неизвестно.

Каждую яхту собирают под конкретного заказчика. Одному нужно, чтобы лодка могла успешно участвовать в соревнованиях, а у другого в приоритете комфорт и возможность отдохнуть с семьей.

Когда перед самым уходом я спросил у Сергея Кислякова о том, какую бы яхту он хотел построить, то он неожиданно сказал, что на самом деле желаний много, но еще больше ему бы хотелось еще ракеты построить, которые не успел дособирать в свое время. Быть может, у нас потому ракеты с завидной регулярностью и падают, поскольку такие люди, как Кисляков и его товарищи, занимаются производством яхт, которые с той же завидной регулярностью побеждают в различных регатах.