Раздел Бизнес
28 апреля 2012, 14:01

Антон Кудряшов, «Билайн»: «Возможно, мы продадим E1»

Антон Кудряшов, генеральный директор компании «Вымпелком» (ТМ «Билайн»), заявил, что компания будет продавать непрофильные активы.

— Президент предложил внедрить принцип переносимости номера при смене оператора. Какое у вас отношение к этой инициативе?

— Мы пока не делали подробного анализа данного вопроса. Но очевидно, что история будет достаточно затратная: она потребует IT-систем, биллинга. И пока просто неизвестно, во сколько это удовольствие обойдется. С другой стороны, у нашей группы компаний есть дочерний оператор в Грузии, где Mobile Number Portability уже есть. И этой услугой пользуются 2–3% населения. Наверное, она будет более востребована у корпоративных клиентов, которые смогут сохранять существующие номера при переезде. Но для массового рынка пока больше вопросов, чем ответов. И если переход на такой сервис окажется очень затратным, то это может привести к повышению цен на услуги связи.

— Еще пару лет назад «Билайн» стабильно занимал второе место по основным показателям, сейчас же уступил его «МегаФону». С чем это связано?
— История этого вопроса достаточно длинная. Одна из главных причин — недоинвестирование в развитие сети в последние годы, особенно после кризиса. Этот дефицит капвложений остается. В этом году перед нами стоят агрессивные задачи по достижению паритета по проникновению услуг связи и по обеспечению качества связи в приоритетных для нас филиалах (более 40 по всей России). В уральском регионе в этот перечень входят пять городов, в том числе и Екатеринбург. Стоит задача доведения проникновения услуг до 100% и существенное увеличение качества.

Если абонентам разрешат сохранять номера при смене оператора, то сотовая связь может подорожать.

Действительно, придется нагонять. Но важно подчеркнуть, что мы не соревнуемся с другими участниками сотового рынка. Мы работаем прежде всего на акционеров. Ключевой приоритет — максимизация денежного потока и увеличение рентабельности бизнеса (за последние годы она упала с 50% до 40%). У меня возникает ощущение, что безудержная гонка за долей рынка, которая сопровождалась ценовыми войнами, сейчас приостановилась. Я думаю, что нам удастся отыграть часть потерянных позиций с точки зрения денежных потоков и рентабельности бизнеса. Для примера, у «Киевстар» (входит в Vimpelcom Ltd) операционная рентабельность до 50%. Есть куда стремиться.

— В праздники вы отменяли действие услуг по безлимитным SMS и MMS. По этому поводу в Сети было очень много негатива. Почему решили прибегнуть к столь непопулярной мере?
— Отключение опции на период праздников — это довольно распространенная практика в мире, поскольку в эти дни происходит существенный всплеск. На будущее обращу внимание наших коллег из маркетинга на эту тему.

У нас есть проблема и с оттоком клиентов, поскольку он выше, чем у других операторов. И перед нами поставлена задача снижения этого показателя. Но тут отмечу, что уровень оттока в России аномально высок — около 50%. В прошлом году в России было продано 110 млн сим-карт, из которых лишь 8 млн остались в активной базе.

Отчасти причина в том, что до недавнего времени существовала система комиссионных для дилеров, которая стимулировала недобросовестных дилеров на перекачку клиентов между операторами и на продажу «нулёвых» симок. С конца прошлого года мы переходим на модель, при которой оператор и дилер делят доходы от нового абонента. Как правило, речь идет о периоде в полгода. И думаю, что в дальнейшем этот срок будет увеличиваться, а доля выплат дилерам — сокращаться. Основная идея — стимулировать дилеров на привлечение качественных абонентов. Лучше меньше, да лучше. Это правильная гигиеническая мера, которая оздоровит рынок.

На строительство сетей LTE в городах-миллионниках потребуется 2–3 года.

— Один из ваших конкурентов около года назад высказал мнение, что операторам «большой тройки» не очень нужно LTE, поскольку еще не окупились инвестиции в 3G. Так ли это и когда четвертое поколение связи будет запущено на Урале?
— Сегодня LTE имеет все признаки революционной технологии, поскольку она существенно ускоряет мобильную передачу данных. В мире довольно мало примеров. Я думаю, что для нас критически важно предоставлять сервис по этой технологии. Но ситуация непростая, поскольку конкурсы на частоты переносятся с квартала на квартал. Теперь они могут пройти в июне или сентябре. В результате в худшем случае итоги станут известны в конце года. Мы, конечно, будем участвовать в конкурсах и считаем, что имеем хорошие шансы получить комплект частот.

Но вопросов пока много: сколько будет стоить очистка частот от военного использования, какие комплекты получим и так далее. Если летом конкурсы все-таки состоятся, то мы можем начать предоставлять услуги до конца года. Начнем с наиболее крупных рынков, в частности, с Москвы (40% нашей выручки приходится на нее), а затем будем двигаться в другие города. Уральский регион для нас очень важен — он находится на четвертом месте по объему бизнеса внутри группы «Вымпелком», при этом растет опережающими темпами. Но мы считаем, что в технологии 3G заложены большие возможности.

— Сколько может потребоваться времени на строительство сетей LTE в крупных городах?
— Если говорить о городах-миллионниках, то не меньше 2–3 лет.

— Был вариант консорциума с другими операторами для строительства LTE. Он уже отпал?
— В том виде, о котором говорили в том году, да. Но я считаю, что различные альянсы между операторами возможны. И мы ведем переговоры. В рамках LTE это может дать существенную экономию.

В прошлом году в России было продано 110 млн сим-карт, из которых лишь 8 млн остались в активной базе.

— Тема прошлого года — роуминг. Вроде бы все операторы снизили стоимость, но она все равно остается достаточно высокой. Как вы считаете, есть ли еще возможность для уменьшения цен?
— Мы недавно предложили нашим клиентам новую опцию, которая позволяет существенно снизить стоимость (в 20–25 раз). О роуминге много говорят, но им пользуются 2–3% абонентов, это не такая уж массовая услуга.

Хотя я сам попадал на очень большие деньги, пользуясь мобильным интернетом за границей. У многих людей выработался страх, а потому многие просто отключают data-роуминг. Очень важно этот психологический барьер снять и стимулировать людей к использованию мобильного интернета. И это можно будет сделать, если ввести фиксированную тарификацию за пользование услугой. Большинству населения непонятно, какой объем трафика они выкачивают, а потому такая тарификация в международном роуминге непонятна.

— У «Билайна» есть ряд непрофильных активов, например, в Екатеринбурге портал E1. Вы говорили, что перед вами стоит задача повышения рентабельности. Есть ли в связи с этим в ваших планах продажа таких активов?
— Действительно, мы взяли курс на выход из непрофильных активов. Например, сейчас мы продаем колл-центр по обслуживанию корпоративных клиентов, который достался нам от «Голден Телекома». Также мы сейчас закрываем строительно-подрядную организацию, поскольку она малоконкурентна. Как правило, эти бизнесы имеют существенно более низкую рентабельность, чем компания в целом. Кроме того, у нас нет специальной экспертизы в этой области. Про E1… Этот актив действительно стоит особняком, поскольку у нас нет больше схожих. И я бы не исключал возможность, что мы будем выводить E1 из группы через продажу или обмен на акции других активов.

Фото: Дмитрий Горчаков