Раздел Бизнес
18 апреля 2012, 15:54

Олег Жилин: «Частным клиникам не интересно работать по программе ОМС»

Совладелец МЦ «Доктор Плюс» объяснил, почему частным медицинским центрам не выгодно обслуживать клиентов по полисам ОМС.

С 2015 года любой гражданин России получит право лечиться по полису обязательного медицинского страхования (ОМС) не только в муниципальных поликлиниках, но и в частных. По мнению главы Минфина Антона Силуанова, здравоохранение является рыночным сектором, а потому неважно, будет оказывать услуги частная или государственная клиника. По его мнению, между ними появится серьезная конкуренция за государственные деньги. Олег Жилин, совладелец МЦ «Доктор Плюс», в интервью Порталу 66.ru объяснил, почему частным клиникам в настоящий момент не выгодно обслуживать клиентов по полисам ОМС.

— Как вы относитесь к идее Минфина, чтобы платные клиники работали по программе обязательного медицинского страхования?
— Если рассматривать ситуацию на данный момент, то мы не согласны работать по программе ОМС, поскольку это отрицательно скажется на бизнесе. Посудите сами: мы должны будем открыть двери для всех только на том основании, что у них есть полис. Но сегодняшние тарифы ОМС не могут покрыть расходы частных медицинских центров на оказание услуг, так как в цены заложены инвестиционная и сервисная составляющие.

— А насколько существующие тарифы ниже вашей себестоимости?
— На сегодняшний момент они раза в три-четыре ниже нашей себестоимости услуг. Для сравнения, у нас на прием одного пациента отводится не менее 45 минут, а в государственной клинике — 12–15 минут. Если мы пойдем по этому пути, то быстро потеряем в качестве оказываемых услуг и превратимся в рядовую муниципальную поликлинику.

Мы давно говорим, что надо фонд ОМС разделить на три категории оплаты. И уже сам клиент пусть решает, каким образом ему расходовать ту сумму, которая накопилась на его счете. Сейчас же получается, что у людей нет возможности выбирать, поскольку частники не могут работать по гостарифам.

УГМК очень мощно инвестирует в медицинский бизнес. Но они будут вкладываться до тех пор, пока политические дивиденды выше, чем финансовые потери.

— У вас есть два не совсем обычных проекта: платный травмпункт и скорая помощь. Насколько они себя оправдывают?
— Платный травмпункт стал отдушиной для горожан. В ту же 24 больницу свозят и бомжа с улицы, и бизнесмена. Они сидят в одних очередях, лежат в одних палатах. Отсюда и отношение. У нас же и поток поменьше, и внимания существенно больше людям уделяем. Плюс к тому используем импортные расходные материалы, которые не так сильно ухудшают качество жизни пациентов с различными травмами, например, во французском гипсе можно спокойно купаться.

В случае необходимости привлекаем более узких специалистов. Если требуется сложная операция, то договариваемся с лучшими хирургами города о ней.

— Получается, что травмпункт оправдывает себя с точки зрения бизнеса?
— Да, это устойчивый, приносящий доход бизнес.

— Есть планы открывать новые точки?
— Пока одна справляется, а дальше посмотрим.

— А скорая помощь?
— Скорая помощь — достаточно трудный проект. Не хватает, видимо, людям понимания того, что мы должны работать по единым стандартам оказания неотложной помощи, и доставляем их в те же государственные больницы, согласно распоряжению Минздрава, или по желанию пациента в клиники наших партнеров. Но мы приезжаем по любому чиху и можем на месте оказывать квалифицированную врачебную помощь неограниченное время, столько, сколько потребуется, что нас отличает от обычной скорой помощи.

— Просто когда скорую помощь вызываешь, то, как правило, находишься в состоянии паники и вспоминаешь только «03».
— И это срабатывает. Признаюсь, что и я не сразу вспомню телефон своей скорой. К сожалению, государство не дает частникам короткие номера.

— Сколько у вас машин?
— Пока четыре. На сегодня рентабельность невысока, а чтобы расширяться, надо быть уверенным, что направление будет приносить прибыль или хотя бы окупаться. Скорая помощь — имиджевый проект. Хотя есть спрос со стороны жителей коттеджных поселков. Если они вызовут скорую, то к ним приедет старенький уазик из районной больницы. Да, нам надо минут 20, чтобы долететь до пациента, но зато машина приедет в полном обмундировании и, если есть такая необходимость, доставит в профильную больницу.

Сегодня государство закупает шикарное оборудование. Осталось только дать хорошую заработную плату — и специалисты останутся в больницах.

— Получается, что ваша ниша — это транспортировка пациентов из удаленных районов?
— В принципе, да. Плюс к тому мы готовы ехать куда угодно, хоть в соседнюю область. Очень много летом случаев на озерах — нырнул, ударился о корягу головой. Не каждый согласится остаться в районной больнице, где нет высокотехнологичной помощи? И тут ты либо с МЧС договариваешься, или можешь к нам обратиться.

— В последние годы государство все активнее вкладывает в медицину. По телевизору чуть ли не каждый день показывают открытие больниц с суперсовременным оборудованием. Сказывается ли это на вашем бизнесе?
— Действительно, сегодня государство закупает шикарное оборудование. Осталось только дать хорошую заработную плату — и специалисты останутся в больницах. Врачу что нужно? Практика — это поток людей, хорошее оборудование и хорошая заработная плата. Все!

— Вот два пункта уже есть.
— Да. И все.

— Сколько должен зарабатывать врач высшей категории?
— Для любого врача в работе важны две составляющие: материальный фактор и профессиональная удовлетворенность результатами своей деятельности. Сегодня мы даем своим хирургам уникальные возможности для самореализации. Мы закупили высококлассное оборудование для операционного блока. Микроскоп «Карл Цейс», инструментарий и эндоскопическая стойка «Шторц» и многое другое. Но, конечно, конкурировать с государственным бюджетом мы не можем, кроме того, и частные клиники не стоят на месте.

— Получается, что единственный выход для частных клиник — уходить в узкую специализацию?
— Не совсем так. Выходом, на мой взгляд, является выкристаллизовываение нескольких ведущих направлений, определяющих развитие клиники, ее уровень среди других частных центров Екатеринбурга. Именно поэтому мы сейчас открыли институт, который занимается проблемой приостановления старения человека. Для этого используем последние достижения мировой медицины в области антиэйдж-технологий.

Достаточно дорогая услуга. Но тем не менее обеспеченные люди готовы платить за то, чтобы отложить старость.

На Западе уже давно используют такие технологии. Вон там старички-то какие! Особенно на богатых посмотришь: живет — и при этом сохраняет высокую социальную активность. И выглядит хорошо. Там-то точно даже не на 10 лет медицина убежала вперед, а намного дальше.