Раздел Бизнес
11 января 2012, 13:07

Райнхард Кайнц: Индустриальный парк нужен инвесторам

Райнхард Кайнц, генеральный директор компании Agiplan, объяснил Порталу 66.ru, зачем Свердловской области нужен индустриальный парк и что от этого проекта получит регион.

Осенью 2011 года немецкая компания Agiplan выиграла конкурс на «Разработку комплексной программы и концепций создания и развития индустриальных парков Свердловской области». В интервью Порталу 66.ru Райнхард Кайнц объяснил, какие выгоды получит от реализации проекта область.

— Немецкая компания Agiplan существует уже более 50 лет и работает по двум основным направлениям. Первое — это промышленный инжиниринг. Основные наши заказчики — это средние и малые предприятия, а также машиностроительные компании. Второе направление — паблик менеджмент — мы разрабатываем концепции кластеров при участии администрации региона. В частности, у нас были проекты, которые переориентировали регионы на новые виды производств.

— Есть ли примеры кластеров, разработкой концепций которых вы занимались в России?
— Если говорить о кластерах, то у нас в России было несколько больших проектов. Например, кластер ПВХ в нижегородской области. Также мы создавали концепцию индустриального парка поставщиков автомобильных компонентов в Санкт-Петербурге. К сожалению, он не был реализован, поскольку начался кризис. Также мы разрабатывали концепцию создания индустриального парка в Казахстане, и он был реализован. Один из самых успешных проектов на территории СНГ. Президент Назарбаев любит его показывать инвесторам.

— Стартовая цена конкурса равнялась 30 млн рублей, а вы ее уронили до 17 млн рублей. За счет чего такое сильное снижение?
— Прежде всего, хочу сказать, что в нашем российском офисе есть ряд экспертов, которые обладают уникальными знаниями в области создания индустриальных парков. Именно поэтому нам нет надобности привлекать дорогостоящих иностранных экспертов, чтобы разработать концепцию. Плюс к тому у нас есть определенный опыт и наработки, которые мы можем использовать при разработке проекта. Все эти факторы и позволили предложить такую цену.

— А что можете сказать по поводу сжатых сроков?
— Действительно они очень сжатые. Обычно на такие проекты уходит три месяца. Но мы работаем в партнерстве с разными компаниями, а потому ряд работ можем делать параллельно.

— Сколько человек будет работать над проектом?
— Около сорока, включая всех партнеров и внешних экспертов.

— Есть ли какие-то идеи по поводу того, какие индустриальные парки необходимо построить в Свердловской области?
— У нас есть определенные наметки, но нам бы не хотелось их озвучивать, так как потом вы у нас спросите, почему в проекте прописаны другие. Мы плотно взаимодействуем с областной администрацией. У них есть свои идеи, у нас свои. Проблема в том, что не все возможно реализовать в реальной жизни. Мы бы не хотели замахиваться на что-то нереальное.

— Виктор Долженко, замминистра инвестиций и развития, в интервью Порталу 66.ru говорил, что ведомство предоставит победителю конкурса список площадок, где можно разместить индустриальные парки. Вы получили такой перечень?
— Да, нам предоставили список площадок (всего 18). Какие-то из них нам больше понравились, какие-то меньше. Но главное, что у нас есть представление, где можно разметить индустриальный парк.

— На самом деле, как мне кажется, большинство наших читателей не очень и понимают, зачем надо строить индустриальные парки.
— Главная задача — увеличить инвестиционную привлекательность Свердловской области...

— Это такая цель не очень конкретная, да и такие аргументы всегда приводят ...
— На самом деле это очень конкретная вещь. Мы периодически возим по стране западные компании, которые хотят построить новые производственные мощности. В Екатеринбург мы их ни разу не привозили. Между регионами сейчас идет очень жесткая борьба за такие проекты. И инвестиционная привлекательность в данном аспекте — это способность участвовать в таких мероприятиях. Областные власти должны быть готовы предоставить какие-то льготы, чтобы стимулировать привлечение инвесторов. Одна из наших задач — найти какую-то разумную грань господдержки.

— А что это были за компании, представителям которых вы показывали регионы?
— В частности, компания Schott, которая занимается производством стекла для фармацевтических и бытовых нужд. У них был очень детальный список требований. В результате они построили производство в нижегородской области. Также возили представителей Electrolux. Но они не стали переносить свое производство из Санкт-Петербурга.

— В России есть несколько успешных проектов по привлечению инвесторов, в частности в Калуге и Санкт-Петербурге. В чем может быть «фишка» Свердловской области?
— Во-первых, область традиционно ориентируется на промышленность. Во-вторых, та же Калуга серьезно ограничена в трудовых ресурсах — там всего живут 300 тыс. человек, а только в Екатеринбурге около 1,5 млн.

— Но при этом у нас наверняка более высокий уровень зарплат, чем в той же Калуге.
— Нет, это уже не так. В Калуге зарплата — 93% от средней по Москве.

— Просто хочется быть уверенным, что проект не останется красивой фантазией, а будет реализован.
— Конечно, такой риск есть всегда, но он не такой большой, как, скажем, других регионах. Уже сейчас нам известно, что ряд европейских компаний испытывают интерес к Свердловской области. Уверен, что концепция, которую мы сейчас разрабатываем, будет реализована.