Раздел Бизнес
31 августа 2011, 11:36

Игорь Тугбаев: Господин Путилин — банкрот. Дважды.

В интервью 66.ru новый собственник КСК «Белая лошадь» рассказал свою версию конфликта с экс-владельцем клуба Владимиром Путилиным.

— Давайте начнем с того, что то, что говорит г-н Путилин — это его личное дело. Говорить в отместку или в противовес я не хочу. Любой спор рано или поздно будет разрешен. Если человек прав, то не сегодня завтра он выиграет его. Суд, будем надеяться, расставит все точки над i.

На сегодняшний день все суды, которые затевал г-н Путилин, были выиграны нами, кроме одного, решение по которому я считаю абсолютно абсурдным. Мы подготовили кассацию и надеемся и это дело выиграть.

— В чем все-таки была суть ваших договоренностей с Владимиром Путилиным?
— У нас была масса договоренностей — штук пять. Именно поэтому, когда г-н Путилин говорит о каких-то договоренностях, то он озвучивает только ту, которая выгодна ему. Да, мы изначально хотели ивнестировать в промышленные проекты «Екатеринбург-Втормета». Наши инвесторы искали на тот момент, куда вложить деньги. Тогда г-н Путилин был в долгах, как в шелках, — были заложены все его активы: «Екатеринбург-Втормет», «Белая лошадь» и земля под ней, его личное имущество.

Все активы на тот момент стоили примерно 230-250 млн руб. (150 млн руб. «Втормет», «Белая лошадь» вместе с землей — 80-100 млн). А долги Путилина, как выяснилось намного позже, превышали 500 млн руб. Фактически всех своих кредиторов он вводил в заблуждение — брал два рубля, а закладывал только один рубль.

Игорь Тугбаев уверен, что Владимир Путилин не сможет отсудить у него «Белую лошадь», а потому уже вложил в клуб десятки миллионов рублей.

— Почему вы все-таки решили купить «Екатеринбург-Втормет»?
— Когда мы интересовались этим бизнесом, сумма инвестиций составляла максимум 120-130 млн руб. Путилин утверждал до кризиса, что компания стоила 400 млн руб., а годовая прибыль — 70-140 млн руб. При этом быстро выяснилось, что отделить «Екатеринбург-Втормет» от «Белой лошади» фактически невозможно.

Мы договорились. Стали вкладывать деньги. Акции «Екатеринбург-Втормета» в тот момент были арестованы по иску банка. Для снятия всех арестов мне пришлось стать поручителем по всем его долгам. Лично я и наша компания являемся поручителями по всем долгам «Втормета» и лично Путилина. Но у г-на Путилина есть такая черта — он привлекает инвестора, а все карты до конца не раскрывает. И даже после этого стали возникать новые долги — тут пять, тут семнадцать, тут три миллиона рублей.

Постоянно вспоминались какие-то новые долги. Например, на нас вышел банк «Союз», где он брал деньги для собственных нужд и задолжал 3,5 млн руб. Плюс к тому в той же «Белой лошади» обнаружилось еще долгов около 20 млн руб. (зарплата, строители, коммуналка и так далее). Думаю, что изначально у него была цель вовлечь нас в инвестирование, а уже затем открывать постепенно все карты.

— Но, насколько я понимаю, Владимир Путилин продолжил руководить как «Екатеринбург-Вторметом», так и «Белой лошадью»?
— Да, такова была наша договоренность. Я сказал, чтобы он выводил компании из кризиса, а я в свою очередь продолжу вкладывать в компании. Мы проработали с ним так полгода.

В октябре при встрече с ним я сказал: «Володя, ты понимаешь, что не выполнил ни одного своего обязательства?». В ответ он попросил еще один год для исправления ситуации. Я ему сказал, что меня это не устраивает, так как я вложил не свои деньги и должен отчитываться за них. Предложил ему переписать на меня «Втормет» в погашение задолженности по моим поручительствам и закончить на этом наши отношения. Но это сделать он отказался, сославшись на то, что это был мой коммерческий риск.

После этого он два месяца бегал по всяким криминальным структурам, по властным кабинетам. Но все, кто с головой дружат, ему в помощи отказали. После этого он связался с г-ном Маевским, известным по ОПС «Уралмаш». Но это ему не помогло, поскольку в итоге мы выиграли все суды, кроме одного.

Игорь Тугбаев утверждает, что Владимир Путилин не выполнил ни одного данного им обещания.

— Что вы собираетесь делать, чтобы получить контроль над «Екатеринбург-Вторметом»?
— Сейчас оба предприятия проходят процедуру банкротства. Все идет нормальным, законным порядком, чтобы все кредиторы предъявили все свои иски. В результате через суды мы сохраним контроль над «Белой лошадью» и вернем деньги, вложенные в «Екатеринбург-Втормет». Наши же оппоненты действуют незаконными способами, например, предъявляя расписки и поручительства с сумасшедшими суммами. Например, есть один господин, который при зарплате в 50 тыс. руб. якобы выдал займ на 50 млн руб. Откуда у него такие деньги? Это явно сфальсифицированные документы.

— Когда вы надеетесь получить контроль над обеими компаниями?
— Сейчас идут два процесса о банкротстве: и «Втормета», и «Белой лошади». Обычно это занимает от полугода до четырех лет. Мы прошли уже восемь месяцев. Когда это закончится, я сказать не могу, но надеюсь, что это произойдет в какие-то разумные сроки.

— Вы все время говорите «мы, инвесторы». Можете конкретизировать, обозначить, что это за инвесторы?
— Это европейская компания и европейские деньги. Плюс часть денег вложил я сам, лично.

Для Игоря Тугбаева «Белая лошадь» — имиджевый проект. Прежний собственник называл Клуб делом всей жизни.

— Что дальше будет с «Белой лошадью»? Судя по тому, что вы вкладываете миллионы рублей в реконструкцию, вы уверены, что этот объект сохраните за собой?
— Когда я купил «Белую лошадь» с многомиллионными долгами, то этот комплекс автоматически стал моим. Г-н Путилин прекрасно понимал, что он подписывает, хотя он сейчас говорит, что его обманули. Он взрослый человек, его за руку никто не тянул, под пистолетом никто подписывать не заставлял. Именно поэтому я хорошо знаю, что все было сделано по закону. Никаких других вариантов нет. Стоять на месте и ждать г-на Путилина с его бредовыми идеями я не намерен.

Если бы я хотел пустить всех лошадей на колбасу, то не стал бы вкладывать большие деньги в этот проект. Конечно, он больше имиджевый, но от этого он не становится для меня менее интересным. Отмечу, что мы инвестировали уже более 65 млн руб. И при этом прекрасно понимаем, что в ближайшие три года ни о какой окупаемости говорить не можем. Мы сейчас ежемесячно вкладываем 1,5-2 млн рублей, чтобы клуб мог существовать. Надеюсь, что к концу года получится выйти на операционную безубыточность.

— Когда проект только затевался, то говорилось, что своих лошадей тут будут держать представители местных элит. Сколько сейчас у вас постояльцев?
— У нас сейчас 27 владельцев, которые держат своих лошадей. Интересно, что среди них и г-н Маевский, у которого две лошади. Есть и другие VIP-персоны.

Пока Игорю Тугбаеву «Белая лошадь» приносит 1,5-2 млн рублей убытков ежемесячно.

— Насколько я понимаю, ваша команда некоторое время работала в «Екатеринбург-Втормете» вместе с Владимиром Путилиным. Потом в какой-то период вы разошлись. И насколько я знаю, в результате было заведено уголовное дело о том, что с предприятия были выведены какие-то деньги.
— Вопрос понятен. Путилин много лет растил свой бизнес, но, видимо, не рассчитал свои цели и не смог пережить мировой кризис. Он переоценил свои активы и взял слишком много денег взаймы. Г-н Путилин сейчас делает все, чтобы восстановить статус-кво. Он никак не может смириться с тем, что он банкрот. Банкрот дважды. Он пишет заявления в суды, милицию, прокуратуру и так далее. И только одно заявление, за которое зацепились, да и то я считаю, что оно пролоббировано. Надеюсь, компетентные органы разберутся. Я только одно хочу сказать: г-н Путилин на 100% банкрот. С одной стороны, я его прекрасно понимаю, мне человека жалко. Но бизнес есть бизнес, и мы свои деньги тоже заработали потом и кровью.

— А не было попытки сесть и по-мужски договориться с Владимиром Путилиными?
— Я три раза пытался это сделать. В первый раз это было в ноябре прошлого года. Хотя уже тогда я просто мог все по-тихому на себя переписать. Но это не мой стиль, я так не делаю. Всегда пытаюсь договориться.

Еще одна попытка была в конце декабря, я сказал ему: «Володя, мне эта ситуация не доставляет никакого удовольствия. Мы от этого не разоримся, но только нервы зря потреплем. Давай ты выйдешь чистым из воды, с какой-то прибылью». Я предлагал ему выйти чистым и без долгов. Он бы смог честно смотреть в глаза своим кредиторам. Плюс бы у него осталось все его личное имущество. Ну и получил бы какую-то сумму сверху. Но, видимо, жадность взяла верх.

Третья попытка была в суде, когда во время медиации судья пыталась нас примирить. Но я раскрыл все карты, объяснил. Предложил вернуть наши вложения в проекты, а мы готовы были выйти из проектов. Был Путилин, был представитель Маевского. Они говорили, что согласны на этот вариант. Я предложил положить банковскую гарантию или начать финансирование. В медиации нам дали десять дней, но никаких ответов я не дождался. Тогда прекрасно понял, что они хотят кинуть людей, которые купили все их долги.

Об Игоре Тугбаеве известно совсем немного: железнодорожник, знаком с Мишариным, основной бизнес связан с железнодорожной тематикой.

— Не жалеете, что ввязались в это дело?
— Я жалел об этом, когда Путилин отказался переписывать «Екатеринбург-Втормет», поскольку речь идет о заемных деньгах, по которым я выступил лично гарантом. И мне сейчас стыдно перед моими партнерами. Но там люди тоже понимают все и верят, что мы разберемся и все вернем себе.

— Можете немного рассказать о себе, а то сейчас о вас не слишком много известно.
— Я сам железнодорожник. Работал в локомотивном депо. На каких-то совещаниях мы, конечно, пересекались с Александром Сергеевичем Мишариным. Ушел с железной дороги в 1995 году. У меня несколько высших образований: и техническое, и экономическое. Наш бизнес связан с железнодорожной тематикой. Мы работаем как со странами СНГ, так и с Россией. Это наш основной бизнес.