27 марта 2009, 14:41

Выбор редакции

«Оснований для отказа нет»: замначальника ГИБДД — о проблемах с постановкой на учет без «Госуслуг»
Екатеринбургские художники нарисовали в Турции портрет погибшего пилота Су-24 Олега Пешкова
«У ребенка есть учительница, которая его ждет». F.A.Q. для родителей первоклашек от начальника управления образования

Праведный гнев: Накажем Америку

Если у Америки слишком много долгов, то логично предположить, что у кого-то слишком много сбережений.

В конце февраля в «Комсомольской правде» Михаил Леонтьев указал огромные долги США как первопричину международных проблем, назвав все это «кризисом экономики паразитизма». Жить за чужой счет Америка начала сразу после Второй мировой войны, заметил Леонтьев, но теперь пришел час расплаты.

Мнение Леонтьева, которого газета представляет как экономиста, интересно скорее с идеологической точки зрения. Это взгляд российских политических элит, который красной нитью проходит, например, через российские предложения для встречи «двадцатки» в начале апреля. Приятно то, что, интегрировавшись в мировую экономику лишь 15 лет назад, Москва уже готова реформировать существующие структуры.

Никто не спорит: США в глубокой долговой яме. Америка давно стала основным международным дебитором, а долг федерального правительства в этом году приблизится к $12 трлн. Кредитуясь за рубежом, Вашингтон снизил налоги, увеличив бюджетный дефицит. Неподъемные долги американского потребителя, обанкротившие банковскую систему, — часть большой кредитной пирамиды.

Однако если у Америки слишком много долгов, то логично предположить, что у кого-то слишком много сбережений. И правда, Китай сберегает примерно 40% национального дохода, как, впрочем, и другие развивающиеся страны Азии. В Японии национальные сбережения составляют около 25% ВВП, а у Западной Европы этот показатель равен 20% — в два раза выше, чем у США.

Америка импортирует товаров и услуг на $700 млрд в год больше, чем производит. Однако это лишь оборотная сторона того, что страны-экспортеры потребляют недостаточно. Профицит Китая в торговле с США около $250 млрд в год. Благодаря ему возникли те $2 трлн валютных резервов, половину из которых китайский центробанк держит в долларовых долговых бумагах, т. е. кредитует США.

Если нам так хочется найти виновников международной экономической катастрофы, мы с тем же успехом можем винить экспортеров в том, что они проводят меркантильную политику, развивая свои производственные мощности и не пуская иностранных конкурентов на свои рынки. То есть Китай и прочие экспортеры паразитируют на открытой системе международной торговли, которую в послевоенные годы создали США.

Критики мировой экономики полагают, что без огромных американских долгов они точно так же процветали бы, только без кризиса. Но как только сдулся американский кредитный пузырь, пострадала и вся мировая экономика, сократились объемы торговли между странами, не имеющими к США прямого отношения, и по рынкам прокатилась дефляционная волна. Как выяснилось, нельзя уменьшить дырку бублика, не уменьшая размеров самого бублика.

Предлагая создать «многополярный мир» или заменить доллар группой резервных валют, Россия демонстрирует глубокое непонимание как роли США в мировой экономике, так и роли резервной валюты в финансовой системе. России из-за недостатка сил не удастся перепилить сук, на котором висит в том числе и ее собственное процветание последних лет. Но желание российских властей во что бы то ни стало это сделать не может не вызывать удивления.

Это не значит, что в мировой экономике все замечательно. Существует огромный дисбаланс между производственными мощностями и потреблением. Как утверждает экономист Пол Кругман, в мире наблюдается крупный перевес сбережений, который все углубляется. В частности, американские потребители, которые еще недавно тратили почти все свои доходы, теперь сберегают около 5%. Из-за острой нехватки спроса сбережения невозможно рентабельно инвестировать. Мы видим, что происходит с накоплениями развивающихся стран — как с частными, так и с национальными. Ими затыкают дыры, чтобы отсрочить надвигающийся крах.

Развивающиеся страны, в частности страны Азии, упорно копят деньги. Во-первых, потому, что в большинстве этих стран пособия по безработице мизерные, на пенсию надежд нет, медицинская страховка отсутствует. Рассчитывать на что-либо, кроме собственной кубышки, гражданам не приходится. Во-вторых, они копят деньги потому, что финансовый кризис в Азии в 1997 г. научил их необходимости иметь значительные валютные резервы. Опыт Южной Кореи в середине 1990-х гг. также убедил их, что развивать потребление опасно. Огромные резервы вкупе с консервативной бюджетной политикой были своего рода залогом стабильности, под который эти страны привлекали кредиты и инвестиции. Реформаторы экономической системы должны принять это к сведению. Необходимо усилить роль Всемирного банка, МВФ и региональных банков, а также укрепить сотрудничество между центробанками. В обмен на поддержку, которая обеспечит им финансовую стабильность, крупные экспортеры должны будут открыть свои рынки и создать структурные предпосылки для роста внутреннего спроса.

Однако США тоже должны будут внести структурные изменения в свою экономику — в дополнение к более жесткому регулированию своей финансовой системы. Одна из причин, почему американские потребители залезли в долги, — это обеднение американского среднего класса. За последние три десятилетия реальные доходы в стране росли лишь у 10-15% семей, а заработки всех остальных в лучшем случае топтались на месте. Это результат государственной идеологической ориентации, налоговой политики, низких трат на социальную и физическую инфраструктуру и уменьшения субсидий для среднего класса.

Желание наказать Вашингтон за эксцессы и реформировать международную систему в сторону некоего «коллективного» руководства, наверное, закономерно. Но реальность мировой экономики такова, что, пока США не решат своих проблем, не выберутся из долговой западни и не начнут расти, создавая рынки сбыта для производителей и экспортеров, мировая экономика будет оставаться либо в рецессии, либо в стагнации.