Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Евгений Ройзман — о «Левиафане», идеальном губернаторе и деле главы «Водоканала»

26 января 2015, 09:00
Евгений Ройзман — о «Левиафане», идеальном губернаторе и деле главы «Водоканала»
Фото: архив 66.ru
Мэр Екатеринбурга в течение полутора часов отвечал на вопросы Портала 66.ru и наших посетителей. За это время мы успели обсудить с главой города громкие уголовные дела, реформу МСУ, километровые очереди в детские сады и спросили о личном.

Об идеальном губернаторе

Я считаю, что гораздо более серьезным губернатором был бы тот же Денис Паслер. Он молодой, умеет отношения выстраивать. Идеальный вариант — Андрей Козицын. Понятно, что Козицыну это не надо, но его ведь могут пригласить и сделать предложение, от которого не принято отказываться. Такое личное предложение ему может сделать только один человек… Есть еще Сергей Носов, который, в принципе, готов, за которого «Уралвагонзавод» стоит.

О деле главы «Водоканала» Александра Ковальчика

Зашел один губернатор-назначенец и стал говорить: «Водоканал отдайте!». Ему объясняют, что это жизнеобеспечение города. Заходит другой губернатор-назначенец и говорит: «Водоканал отдайте». Ему говорят: «С чего вдруг?!». Начинаются обыски, облавы, изъятия документов… И почему каждому губернатору нужно в пользу кого-то «Водоканал» забрать, я не понимаю. Это просто основы политического менеджмента — возбуждение уголовных дел. Я это на себе видел. «Или ты сделаешь так, как мы хотим, или мы дело возбудим. Никуда не денешься!». Что делать: страна такая!

Сейчас у Ковальчика остались два эпизода. Причем эпизоды эти — милипусечные. В одном случае — страхование, к которому он не имеет вообще никакого отношения. Второе касается Светлореченского экспозиционного центра: он разрешил подвести водоснабжение в рассрочку (это, кстати, совершенно нормально). Более того, во время следствия собственник продал центр, а человек, который купил, решил заплатить сразу «Водоканалу». Никакого ущерба это не нанесло.

О фонде «Город без наркотиков»

Я всегда думал о том времени, когда фонд начнет работать без меня. Ну, посмотрим. Уже скоро три месяца как фонд будет работать без меня. Но, с другой стороны, никто никому не может запретить бороться с наркотиками, иметь свою позицию, и я в этом направлении работаю. Чтобы людям было понятно, что происходит в городе, я скажу. Подростками, употребляющими курительные смеси, забиты все токсикоцентры, 46% отравлений курительными смесями — это подростки до 15 лет. Еще 17% — это молодые люди до 20 лет. То есть в среднем 63% процента — это люди до 20 лет. Плюс 370 смертей в год от алкоголя. И сейчас еще будет рост.

О деле Евгения Маленкина

Женька — искренний и честный человек, который реально очень много сделал. У него много заслуг перед городом, он спас очень много людей. Но сейчас он попал в жернова. Ему вменяется незаконное удержание (это по женскому реабилитационному центру) и китайские часы, которые могли снимать. Понятно, что никаких смертей, никаких наручников — ничего там не было. Ну и два наркоторговца заявили, что им якобы подбросили наркотики. Но самое главное — что с Маленкина сняли обвинение в сбыте.

Я расцениваю ситуацию положительно. Ни при каких раскладах там много не будет. Конечно, мы будем ему помогать. Мне доводилось много народу вытаскивать из тюрьмы. Каждый раз была разная тактика. Например, по Бычкову у нас была возможность передавить ситуацию, и мы ее передавили. По кому-то еще мы работали в закрытую, потихонечку. В случае с Маленкиным ситуацию не передавить. Страна очень сильно поменялась. Силовики объединились, разумного губернатора, который был бы заинтересован в том, чтобы здесь все было нормально, нет.

О #грязьвдуше

Что сказал — то сказал. Ну, не обозвался, не обматерил же. Сказал то, что думал. Зато все запомнили. Я ездил неделю со снегоуборщиками и видел, как город убирают. В тот день специально прошелся по городу, посмотрел, что грязи нет. Довольный прихожу домой — и первая запись в «Твиттере», которую я вижу: «В городе грязь, мэр ничего не делает». Я и написал: какая грязь?! В душе тебя грязь. И все как там взвыли! Сейчас, когда мне говорят, что где-то не убрано, я прошу назвать конкретное место и говорю: «Хорошо, поехали. Будем убирать».

О двойняшках Аксаны Пановой

На самом деле все нормально, детки, слава Богу, живы-здоровы и растут. Вот… Ну, это отдельная такая, личная тема. Хорошим отцом я себя, конечно, не считаю. Хотя мне хотелось бы им быть (улыбается, — прим. ред.). Слава Богу, все живы. То есть стало больше, а не меньше. Ну, нормально все. Но это отдельная тема. Это очень личное…

Об очередях в детские сады

Первое время на каждый личный прием ко мне приходило пять-шесть человек по проблеме с детскими садами. Каждый раз приходилось самому договариваться, разговаривать, уговаривать. Мне часто шли навстречу, и детей удавалось как-то устраивать. Сейчас с такой проблемой на прием максимум приходит один человек. Это значит, что город потихоньку набирает, и по детским садам в том числе… Думаю, что до конца 2015 года мы окончательно решим эту проблему и очередей в детские сады не будет.

О приговоре бывшему вице-мэру Екатеринбурга Виктору Контееву

История, конечно, очень серьезная. Ему инкриминируются два убийства. Я видел, что приговор про 18 лет устоял. При этом очень многие вообще не верят в его виновность. Поскольку я тоже сталкивался и со следствием, и с прокуратурой, и с судопроизводством, то понимаю, почему люди не верят.

О салюте за миллион рублей в День города

Как жители города скажут — так и будет, но я думаю, что праздник нужен. На последний День города был очень красивый салют. Стоил он, по-моему, чуть больше миллиона рублей. Это не бог весть какие деньги для полуторамиллионного города, лучшего города-миллионника России. На эти деньги что-то серьезное не сделаешь… Понятно, что не хватает денег. Но праздник все равно нужен.

О российской медицине и образовании

Я понимаю, что в современной России деньги надо вваливать в медицину и в образование. Последние события показывают, что людям просто не хватает образованности. Ну и, конечно, хочется гордиться медициной. Сейчас все попали в ловушку, которая называется «указы президента». Нужно поддерживать заработную плату и потихонечку ее наращивать. То есть заработная плата бюджетников не должна быть меньше средней зарплаты по области. Но повышать зарплату не из чего, и тогда начинают сокращать… Недавно я столкнулся с тем, что в области сокращают медсестер и санитарок, без которых работа в больнице вообще невозможна. В Артемовском была одна из лучших больниц, а сейчас инсультников возят в Ирбит, а инфарктников — в Алапаевск. В Екатеринбурге тоже скоро можно ждать сокращений.

Об очной ставке с экс-депутатом Олегом Киневым

Кинев сидел на ставке и врал. Я, конечно, понимаю, что его готовили к этой очной ставке. Я говорю ему: «В глаза мне смотри!». Следователь говорит: «Не давите на него!». Сейчас Кинева увезли, куда-то спрятали… Ну что я могу сказать? Я вообще не имею отношения к этой ситуации… Когда-то это был нормальный парень, но близость к власти его развратила. Его сгубила безнаказанность и вера в то, что «Ройзмана завтра посадят».

Думаю, что благодаря полиграфу вопрос по мне решился благополучно… Ну вы же понимаете, что там все топали ногами и велели закрывать меня. Ситуация была нелегкая! Но, насколько я вижу, моя непричастность следователям сейчас очевидна.

О реформе МСУ

Вся реформа МСУ затевалась ради того, чтобы отменить выборы мэров в крупных городах. Она дает возможность разграбить последние неразграбленные активы городов-миллионников. Законодатели совершенно неожиданно выстроили такую систему, когда назначать сити-менеджера будет фактически губернатор.

Я не представляю себя в роли назначенца. Меня могут выбирать, а назначать меня не будут. Но это и к лучшему. У меня никогда в жизни не было подчиненных, но зато у меня не было и начальников. Я отчитываюсь только перед теми, кто меня избирал.

О «Левиафане»

Я посмотрел «Левиафан», мне кинули ссылку. Когда фильм пойдет в кино, я куплю себе два билета. По одному схожу сам, а второй — пусть будет, потому что посмотрел без спросу.

Это очень сильный, красивый, честный фильм. Очень точный. Сильная игра актеров. Сделан со вкусом и безошибочно. Если он получит «Оскара», то это будет справедливо. Первая мысль, которая у меня возникла после того, как я посмотрел «Левиафан», — это «нельзя пить». Второе — русские снова показали всему миру, что умеют снимать настоящее кино.

Когда начинают говорить про то, что фильм якобы очерняет нашу действительность, то я могу ответить так: «Это не страшнее жизни». В жизни гораздо серьезнее бывает, и мы все здесь наблюдали это, в своем городе. Фильм продолжает гуманистическую традицию всей русской литературы. Получается, что Гоголя за очернительство нужно было выгонять из страны, Салтыкова-Щедрина нужно просто запрещать, Платонова вообще не издавать.

Фото: 66.ru