Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Репортаж 66.ru из Рио-де-Жанейро: как чемпионат мира изменит нашу жизнь

2 июля 2014, 13:10
Репортаж 66.ru из Рио-де-Жанейро: как чемпионат мира изменит нашу жизнь
Фото: Ирина Кузнецова, 66.ru
Бразилия показала, что мундиаль — это не только праздник футбола, но и хороший повод посрамить собственные власти перед всем миром и главный козырь в политической гонке накануне больших выборов. Всего через 4 года нам предстоит пройти через те же самые соблазны. Корреспондент Портала 66.ru увидел, к чему это приводит.

Гражданское противостояние обострилось в последние дни перед чемпионатом. Начиналось все как на Майдане — чувствовался дух свободы и… революции, которая кажется почти невозможной в миролюбивой Бразилии.

Очень скоро в борьбу включились оппозиционные партии — осенью в стране президентские выборы. Появились бандиты из фавел и «непонятные люди». Реальный народный протест сдулся, превратившись в карнавал. Иногда жестокий и кровавый: в правительственные здания летели бутылки с зажигательной смесью, в полицейских — камни.

На время чемпионата полиция и бандиты из фавел заключили негласное перемирие — не трогать туристов. Только этим я могу объяснить тот странный факт, что за десять дней в Рио меня никто не ограбил. На фото: фавела Виджигал.

Эберсон Перейра — жизнерадостный бразилец и один из лучших мастеров капоэйра в мире. На первые манифестации он выходил вместе с семьей. Выступал против коррупции («Все понимают, что на этих стройках пилят деньги»), огромных трат на подготовку к мундиалю («На этот чемпионат было потрачено в три раза больше денег, чем на три предыдущих») и немножко против ФИФА («ФИФА не вкладывает ничего в инфраструктуру, хотя должно»). Теперь обо всем этом вспоминает с улыбкой.

— Те, кто сейчас у руля, проводят чемпионат и набирают себе очки, а их оппоненты делают все, чтобы этому помешать. Проблемы со здравоохранением и образованием в Бразилии были всегда, но в дни перед чемпионатом оппозиция всеми силами пыталась вытащить их наверх, — объясняет Перейра.
— Чувствуешь себя обманутым?
— Конечно. Так что если вы в России действительно чем-то недовольны, то лучше говорите об этом сейчас. Если вы начнете протестовать за несколько месяцев до чемпионата, вас используют точно так же.

Во время игр преступность в Рио-де-Жанейро снижается на 40%. Даже главные беспредельщики Рио смотрят футбол. Еще интересный факт: с начала мундиаля в городе никого не убили. Хотя по статистике в стране совершается 40 тысяч убийств в год.

В дни чемпионата о многотысячных манифестациях не было и речи. Во-первых, митинговать — это работа, которая бразильцам быстро приедается, а во-вторых (и это самое главное) — какие демонстрации, когда все смотрят футбол?! А футбол в Бразилии действительно смотрят все. Далеко не каждый смог попасть на трибуны из-за высоких цен, но даже последний бедняк из фавелы может посмотреть матч по телевизору на улице, стоя за спинами посетителей кафе, а затем еще и получить свою порцию обеда. Здесь заказываешь на одного, а получаешь как на всю русскую семью, оставшуюся дома. Не выбрасывать же.

Жители Рио-де-Жанейро выносят телевизор на улицу, чтобы вместе посмотреть матч сборной Бразилии.

Пропустить игры в самой футбольной стране мира невозможно, где бы вы ни находились. Даже в кафе под статуей Христа.

Бедность в Бразилии граничит с роскошью, поэтому телевизоры вы здесь найдете на любой цвет и вкус. Мне повезло: в моей гостинице стоял огромный ЖК-телевизор с вогнутым экраном и мощной аудиосистемой Samsung. Такие экраны, кстати, уже есть и в Екатеринбурге, найти их можно здесь.

Одна из немногочисленных демонстраций прошла около фан-зоны на пляже Копакабана за несколько минут до начала матча сборной Бразилии. Около 300 человек, вооруженных лозунгами и плакатами вроде «ФИФА go home», промаршировали вдоль прибрежной линии по живому коридору из суровых бразильских омоновцев, экипированных как черепашки-ниндзя. Завершал процессию знойный трансвестит с игрушечным членом в руках. В общем, с выдумкой, по-карнавальному.

В то же время на улицах вспыхивали несанкционированные акции. За кучкой демонстрантов высылали целую армию автоматчиков на бронированных машинах. Дальше — предупредительные выстрелы в воздух (люди на улицах давно им не удивляются), всех скручивают и увозят.

— Полиция реагирует на митинги довольно жестко, — рассказывает Эберсон Перейра. — Иногда это имеет смысл, а иногда нет. Недавно убили двоих людей, которые были вообще ни при чем… Бразильские власти показали, что если им нужно кого-то успокоить, то они это могут сделать.

Бразильские власти утверждают то же самое.

— Люди выходят на улицы, и это их конституционное право — требовать улучшения государственных услуг и отстаивать свои права, — объясняет один из главных организаторов спортивного праздника года, министр спорта Бразилии Алдо Ребело. — Некоторые используют эту возможность как пропаганду насилия, и они будут отвечать по закону.

— Мы мирные люди, хотя используем энергичный способ выражения нашего мнения. Все службы безопасности работают вместе, и мы готовы действовать сообща в непредвиденных случаях, как на любых международных событиях. Цель такой силы не в подавлении любого вида выражения своей позиции. Бразильцы имеют право выражать свое мнение. Наша цель — гарантировать, что каждый получит спокойствие, которое ему необходимо, — добавляет мэр города Куритибы Густав Фруэрт, очень доброжелательный и приветливый, надо сказать, человек.

Куритиба — это мегаполис европейского типа с высоким по бразильским меркам уровнем жизни, очень похожий на Екатеринбург. Главным достижением Куритибы считается продуманная до мелочей система общественного транспорта (лучшая в Бразилии). Вот куда точно стоит отправиться Евгению Липовичу перенимать иностранный опыт. Но только не во время чемпионата.

Я приехала в Куритибу в день матча нашей сборной с командой Алжира. Передвигаться по городу можно было только на такси, потому что водители общественного транспорта объявили забастовку. Бастовали они и на следующий день. Причем вместе с ними на работу не вышли и водители туристических автобусов. Ирония заключается в том, что местные власти закупили их специально перед чемпионатом, чтобы показать свой город болельщикам во всей красе. Не вышло. Но, вы знаете, ничего страшного в этом нет. Мэр Куритибы не только по-прежнему в хорошем здравии, но даже все так же доброжелателен и приветлив. Подумаешь, забастовка. Сколько их было, а сколько их еще будет! До финала чемпионата время есть.

Подъезжая к «Маракане» нужно быть готовым к тому, что дорогу вам могут перекрыть молчаливые люди с плакатом в руках. Но если немного посигналить, то они не будут ложиться под колеса и перекроют дорогу вашим соседям.

Бронислав Долгопят — украинец, но в Бразилии его все считают русским. Играл в подростковом составе киевского «Динамо», а в 16 лет уехал в Европу, потом в Израиль, потом в Канаду… Последние 15 лет живет в Рио-де-Жанейро, водит бледнолицых непуганых туристов по фавелам, в самой злостной из которых, Кантагало, прожил два года. Имеет бесчисленное количество татуировок на теле и на «ты» с самыми отмороженными жителями фавел. На чемпионате работает волонтером. Не столько ради любви к бесплатному общественному труду, сколько ради возможности посмотреть игру на главной арене страны.

— Чемпионат мира здесь все хотели, — говорит Бронислав. — Когда бразильцы выиграли заявку, здесь был большой праздник. Но потом все стали смотреть на цены. Оказалось, что мы ничего не вкладываем в образование, а на стадион потратили в четыре раза больше, чем он стоит на самом деле. Очень многое подворовывается.

С точки зрения организации в Рио-де-Жанейро все было круто. «Маракана» по-праву может считаться одним из лучших стадионов в мире. Где еще вам достанутся места с видом на статую Христа на горе Коркаваду?

Даже «Маракана» не была готова до конца за несколько дней до открытия чемпионата. Пришедшие на последний перед сдачей стадиона матч зрители сидели на огромных бетонных плитах, потому что на 80-тысячной «Маракане» не установили сиденья. Искать указанные в билетах номера было бессмысленно, и люди сами решали, кто где сядет. Взяли и договорились.

— В Бразилии понятие «организация» сюрреальное, — объясняет Бронислав. — Они все делают сумбурно, решают в последний момент. Но как-то у них это получается. Одно время я преподавал в школе. Приходишь — нет учеников или черной доски, на которой можно писать. Все постоянно ломалось. Так что, работая на стадионе волонтером, к бардаку я был готов.

У нас есть выражение «на авось», смысл которого обычно очень трудно объяснить иностранцу. У бразильцев тоже есть свой «авось» — это «жейтиньо бразилейро». И это объясняет все.

— Душ отвалился, ты его приклеиваешь изолентой — это жейтиньо, — говорит Бронислав. — Тебя останавливает полицейский, ты ему даешь взятку — это жейтиньо. Приходишь в ресторан — нет места, ты даешь на лапу кому нужно — жейтиньо. Это значит: хочешь жить — умей вертеться!