Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Зомби в городе. Как «соли для ванн» плодят живых мертвецов

19 июня 2013, 11:00
Зомби в городе. Как «соли для ванн» плодят живых мертвецов
Фото: Александр Хохлов, 66.ru
Корреспондент Портала 66.ru поговорил со всеми, кто так или иначе связан с новыми синтетическими наркотиками: с теми, кто их употребляет, кто продает и кто с ними борется.

Здравствуйте, меня зовут Александр, и я не алкоголик, и даже не наркоман. Совсем недавно я пришел работать на Портал 66.ru. Мне дали тестовое задание: написать о «солевых» наркоманах, и я его успешно провалил, потому что упустил так называемый информационный повод. Но повод может уйти, а проблема остается.

Вечером 27 апреля у дома по адресу Старых Большевиков, 86 прохожие с волнением наблюдали за молодым человеком, который вылез в окно 4-го этажа и намеревался броситься вниз. Страшная сцена продолжалась больше часа, к счастью, через некоторое время молодой человек поддался уговорам соседа и вернулся обратно в комнату. Сразу после этого он был госпитализирован в ГКБ №23 с резаными ранами шеи, которые нанес сам себе во время приступа острого психоза. Психоз был вызван наркотиком MDPV, или «солью», так называемым легальным препаратом.

Молодой человек больше часа стоял в окне 4-го этажа. Фото: Евгений Болдырев.

24-летний Александр живет вместе с матерью, не работает. Его соседи говорят о нем только хорошее.

Соседка Александра:

— Он обычно всегда тихо так пройдет. Мальчик очень вежливый, всегда здоровается. Ну, он водит к себе друзей, выходят на лестничную площадку покурить, но не более. Никто не буянит. Вот раньше у нас шприцы регулярно на лестничной клетке валялись, теперь, когда железную дверь в подъезде поставили, такого, слава Богу, нет.

Тем большим шоком для соседей Александра оказалась сцена 27 апреля. В объяснительной в полиции мама Александра написала, что накануне обострения возила сына в реабилитационный центр фонда «Город без наркотиков», однако там, по ее словам, сына отказались принять на лечение в связи с отсутствием у него психических заболеваний.

Основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман заметно раздосадован такой подачей фактов.

Евгений Ройзман, основатель фонда «Город без наркотиков»:

— Там было совершенно наоборот. Мы ведь его знаем! Не первый раз видим. Вот представьте: его привезли, человек сидит, никак не реагирует на внешние раздражители. Наш психиатр ему молоточком стучит по коленной чашечке — никакой реакции. Мы всем стараемся помочь, мы от него не отказывались, просто отправили в психиатрию. Человека надо было выводить из такого состояния.

То, что в дальнейшем произошло с Александром, явилось следствием передозировки «солями». Ему показалось, что на балконе стоят некие подозрительные люди. Это вызвало сильнейший страх, довольно быстро переросший в паранойю. Александр попытался перерезать себе бритвой горло, а потом решил выброситься из окна.

Новости такого содержания, на первый взгляд совершенно дикие, рискуют стать обычным информационным фоном. За последние месяцы в Свердловской области произошел целый ряд инцидентов, связанных с «солями» и «курительными смесями». Эксперты, которых мы опросили, сходятся во мнении, что таких новостей будет с каждым годом только больше.

19 сентября 2012 года в Краснотурьинске водитель Toyota Camry, под воздействием «солей», не справился с управлением и вылетел в кювет. Водитель получил ушибы груди и поясницы, а пассажир — сотрясение головного мозга и перелом пяточной кости.

В ночь на 3 ноября 2012 года в Дегтярске заместитель генерального директора одного из предприятий Екатеринбурга, получив передозировку «солями», «увидел» неких мужчин, которые явились к нему в дом. «Мужчины» пообещали переселение в рай, если он убьет в течение пяти минут всю свою семью. Вооружившись отверткой, под действием «легальных» наркотиков, мужчина отправил на тот свет свою мать и чуть не погубил двух сестер и племянника.

Граффити, предлагающие «соли», можно увидеть в любом уголке Екатеринбурга.

15 апреля 2013 года на трассе Серов — Ивдель автомобиль Daewoo Nexia, за рулем которого находился 28-летний молодой человек, на высокой скорости съехал с дороги, порядка 70 метров протащился по сугробам, после чего врезался в дерево. Погибли два человека, еще один в тяжелом состоянии попал в больницу. Позднее невредимые пассажиры машины сообщили, что в Екатеринбурге приобрели пакетик «курительной смеси» и курили ее прямо в машине по дороге.

В декабре 2012 года грянул скандал в нижнетагильском Техникуме жилищно-коммунального и городского хозяйства. Один из студентов покончил с собой, не выдержав издевательств. По словам Егора Бычкова, бывшего главы нижнетагильского отделения фонда «Город без наркотиков», в техникуме 90% студентов употребляли «курительные смеси».

Стоит отметить, что Россия не единственная страна, которая подверглась эпидемии «легальных» наркотиков. Крупнейший рынок наркотиков в мире — США. Страна ужаснулась после так называемого инцидента в Майями. 26 мая 2012 года 31-летний Руди Юджин напал на бездомного, оглушил его, после чего принялся обгладывать лицо жертвы. На внешние раздражители Юджин не реагировал. Офицеру полиции, который прибыл на место происшествия, пришлось застрелить преступника. Позднее стало известно, что Юджин регулярно употреблял «соли». Экспертизой было установлено, что Юджин во время совершения преступления находился под воздействием «легальных» наркотиков.

Руди Юджин и его жертва.

Все «дизайнерские» наркотики — это не более чем вариации или аналоги известных наркотиков, синтезированных из легальных компонентов. Основная идея состоит в том, чтобы передать эффект от основного наркотика, производители немного изменяют химическую формулу вещества, в результате препарат оказывается в «серой» зоне, он не запрещен, но его действие эквивалентно действию реального наркотика. В России, когда говорят о «легальных» наркотиках и «солях», обычно имеют в виду катионы MDPV — сильнейшего стимулятора, который входит во многие модификации «дизайнерских наркотиков» и «Мефедрон» — так называемая основа для производства «дизайнерских» наркотиков (запрещен в РФ).

С 2000-х годов безусловным центром «легальных» наркотиков стала новая «фабрика мира» — Китай. С 2010 года все «соли» и «курительные смеси» в КНР были запрещены. Большая часть производимого продукта отправляется на экспорт.

На всех упаковках «солей для ванн» пишут: «Не для употребления человеком». Хотя именно для этого их и делают, а ванну с такими "солями" лучше не принимать .

Само название «соли для ванн» появилось после того, как психостимуляторы стали маскировать под бытовую химию.

Антон Поддубный, главный врач фонда «Урал без наркотиков»:

— Все говорят: легал, легал. А это никакой не легал. Там мало того что губишь свое здоровье, так еще и под статью можно попасть. И сроки огромные.

Точных данных о том, сколько «легала» поступает в Свердловскую область, нет ни у кого. ФСКН Свердловской области от комментариев отказалась. Четкие данные смогли предоставить только в областной полиции.

Валерий Горелых, пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области:

— За 4 месяца 2013 года было выявлено 908 фигурантных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В общей сложности было изъято 25 кг наркотических веществ. Порядка 3 кг — героин, 21 кг — синтетические наркотики, в том числе «соли».

При этом то, что изымают, — это капля в море. Никто из экспертов не решился назвать хотя бы примерные объемы поставок в Свердловскую область. Все сходятся во мнении, что объемы огромны.

Бизнес-схема очень проста. Основные производственные мощности находятся в КНР, как правило, у границы. Препараты высылаются по почте. Для крупных оптовиков возможны поставки через границу.

Нам удалось связаться с бывшим дилером, который торговал «солями» последние пару лет. Назовем его Сергей.

Сергей, бывший дилер:

— Конечно, это очень прибыльно. Иначе бы никто этим не занимался. «Соли» выгодны по разным причинам. Во-первых, очень сложно рассчитать дозировку. Человек будет брать больше, чем нужно. Во-вторых, эффект от них такой, что постоянно нужно «догоняться». И это не героин. Те, кто колется, через несколько лет гарантированно попадают в могилу, с «солевыми» иначе. Когда это все расцвело, в 2010 году, не было никаких ограничений. Все работали с почтой. Свой первый «вес» я получил по почте. Очень просто. Пришел, забрал бандероль, ушел. Там было полтора килограмма. Такие, как Ройзман или ребята из ФСКН, не понимают одного. Как только запрещают определенное вещество, в Китае сразу же меняют формулу. Там, конечно, не такие ребята, как Хайзенберг, сидят (Хайзенберг — персонаж сериала Breaking Bad, — прим. ред.), но очень чутко следят за ситуацией у нас в стране. Формулу всегда изменят, если что. Все будет легально.

Часто реклама наркотиков приобретает странные формы.

До сих пор большинство «солей» распространяются анонимно. Продавец и покупатель не видят друг друга. Достаточно просто набрать номер телефона и вам сообщат кошелек, на который следует перевести определенную сумму. После этого приходит СМС, в которой указывается адрес и подробности «закладки». Как правило, это двор, в котором указываются «контрольные точки», и, следуя инструкциям, можно найти искомое.

Евгений Ройзман:

— Ситуация страшная, но не такая ужасная, как в Челябинской области. Там-то барыги вообще открывали магазины на первых этажах. Здесь им не дали поднять голову. ФСБ, райотделы — все работают, стараются. Проблема в том, что замалчивают, эту дрянь начали в школах распространять.

Цена за один грамм «соли» составляет около 2000 рублей. Как объясняют сами «юзеры», грамм героина стоит 6 000 рублей. При этом он может быть разбавлен анальгином и прочими медикаментами. С «солью» никогда такого не происходит.

Сергей, бывший дилер:

— Себе дороже, если начнешь бодяжить. Мы даже старались насыпать больше. Главное — это довольный клиент.

«Довольные» клиенты Сергея представляют собой жуткое зрелище. Если они не пытаются вылезти в окно, как Александр, то могут придумать себе другие опасные «развлечения». Психоз, который развивается от употребления «солей», зачастую невозможно предсказать, поскольку нельзя предсказать и саму передозировку. Всякий раз это происходит индивидуально.

Алексей, один из немногих, кто смог избавиться от «солевой» зависимости. Его впечатления от употребления наркотика довольно мрачны.

Алексей, бывший наркоман:

— От «соли» часто эффект невнятный. Нужно постоянно еще и еще. «Пика» нет, не спишь, весь на нервах, сигарет уходит по 3–4 пачки, постоянно куришь. И когда компанией сидишь — все постоянно догоняются, атмосфера нервная, смешки истеричные то и дело. Самое главное — истощение, даже не столько физическое, потому что его не чувствуешь, а эмоциональное. Довольно быстро многие переходят на внутривенные инъекции. Это же порошок. С ним можно делать все что угодно: нюхать, курить, сделать раствор. Начинают ширяться. Когда нюхаешь — нужны «жирные дороги», очень много продукта уходит. А колоться — интересно, выгодно.

Разумеется, привыкание при таком способе употребления развивается стремительно. Толерантность к наркотику очень быстро возрастает, поэтому потребители покупают его во все больших количествах.

Антон Поддубный, главный врач фонда «Урал без наркотиков», акцентирует внимание на изменениях, происходящих с самими наркоманами.

Антон Поддубный:

— Хрестоматийный образ наркомана как асоциального типа, который сидит на корточках и постоянно чешется, давно ушел в прошлое. С виду это вполне обычные ребята, адекватные. Зачастую даже родители не подозревают, что их ребенок употребляет наркотики. Все превосходно до тех пор, пока не наступает передозировка. А она наступает у всех, неизбежно. Чисто внешне это не так страшно, как дезоморфиновые наркоманы, но в душе у них происходят сходные явления. Человек гниет эмоционально и психически. Стремительно деградирует.

Насколько опасны передозировки «легальными» психостимуляторами, знают все наркологи. Проблема заключается в том, что предугадать передозировку не может никто.

Профессор Уральской медакадемии Константин Брусин является одним из немногих специалистов в нашей стране, которые способны эффективно оказывать помощь наркоманам, в том числе и тем, кто подвергся передозировке «солями».

Константин Брусин, заведующий центром острых отравлений Свердловской психиатрической больницы:

— Если честно, то передозировки действительно часты. В первом квартале 2013 года у нас было 420 пациентов с отравлениями, около 105 человек — с отравлением «солями». Как правило, это передозировка. У многих из-за обезвоживания возрастает опасность почечной недостаточности.

Аппарат для гемодиализа и «искусственная печень». В Центре острых отравлений аппарат для гемодиализа использовали уже дважды при «солевых» отравлениях.

Симптомы у всех одинаковы.

Алексей, бывший наркоман:

— Ты не можешь спать, постоянное возбуждение, двигаешься. Происходит обезвоживание организма. Мочиться ходишь раза два в сутки, беспокойство и паранойя накрывают.

Все эксперты, которых мы опросили, называют параноидальные страхи одним из признаков передозировки «солями». Именно они заставляют наркоманов резать себе горло и выбрасываться в окно или закалывать отверткой своих родных. Опасность заключается в том, что никогда нельзя предсказать, что будет делать человек после очередного передоза.

Коллега Константина Брусина, заведующий наркологическим отделением №3 той же Свердловской психиатрической больницы, нарколог Сергей Сиротюк поделился с нами своими впечатлениями от работы с «солевыми» наркоманами.

Сергей Сиротюк, нарколог:

— Они поступают к нам редко. И у всех одна симптоматика — бредовые расстройства, мания преследования. Один товарищ недавно написал на листке бумаги все свои «прегрешения» и бегал по городу в поисках, где бы окунуться. Смыть грехи, так сказать. Не нашел ничего лучше, чем прыгнуть в канализационный люк. Его достали оттуда, направили к нам. Но мы, как правило, держим таких пациентов около двух недель. Потом отпускаем. Их правда немного поступает. Сложнее всего то, что с такими пациентами крайне тяжело работать. Практически у всех бредовые расстройства, страх преследования, у всех очень тяжело формируется критика. Человек не в состоянии адекватно оценить свои действия. Практически у всех эмоционально-волевые нарушения, в мозге все меняется, как правило, полностью отсутствует мотивация к сопротивлению, больные плохо поддаются регрессии.

«Соли» действительно опасны. Во-первых, наркоман не осознает, что он наркоман — все эксперты хором говорят об отсутствии критики у «солевых». Во-вторых, при употреблении солей очень сложно определить дозировку; ну а в-третьих, «соли» вызывают небывалые психозы. Добавим сюда большую сложность в реабилитации и мы получим проблему, которую нужно решать немедленно.

Как известно, лучшее лечение — это профилактика. Но что делать с сотнями «солевых» наркоманов, которые даже не осознают, что больны? Как вернуть их к нормальной жизни? У Константина Брусина есть ответ.

Константин Брусин:

— Ничего эффективнее «Анонимных наркоманов» в мире не было придумано. Проблема в том, что люди надеются на медиков, но все кроется в семье. Например, в Израиле, наркоманов реабилитирует Министерство социального обеспечения. Там существуют серьезные программы, где работают бывшие наркоманы. Они знают все ходы наперед, их не проведешь. А у нас наркоманы, даже вылечившиеся, никому не нужны.