Раздел Общество
1 августа 2012, 17:10

Максим Бородин: Как я стал свидетелем по делу Виктора Контеева

Известный блогер и журналист оказался в центре расследования уголовного дела против вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева. О том, как разворачивались события, он поведал порталу 66.ru

История эта началась с необычного письма. В конце прошлой недели ко мне на работу пришло письмо со сканами документов, в которых говорится о существовании в правоохранительных органах преступной группировки. Группировки Контеева. Судя по всему, группа целенаправленно и организованно, а главное — практически не таясь, работает по свидетелям обвинения, дабы не допустить их выступлений в суде по этому громкому делу.

В конверте лежало несколько документов, один из которых — официальное обращение руководителя Следственного управления по УрФО Руслана Ибиева к руководителю ГУ МВД по УрФО Николаю Мардасову (это ведомство осуществляет оперативное сопровождение следствия), в котором Ибиев напрямую озвучивает фамилию офицера (сотрудника ОРЧ №7 ГУ МВД по Свердловской области), по его мнению, препятствующего следствию. В документе в частности говорится, что офицер полиции Дмитрий Корякин «оказывал и продолжает оказывать противодействие органам предварительного следствия, выражающегося в склонении одного из свидетелей совершенного преступления не давать правдивых показаний относительно противоправных действий заместителя главы Екатеринбурга Контеева В.В.».

В письме Ибиев позволяет себе сделать заявление, что офицер весьма влиятельного полицейского подразделения может быть «причастен к организованной преступной группе под руководством Виктора Контеева, в число которой также входит Сухачев О.В., имеющий статус в преступной среде «вор в законе».

Кто эти люди? Дмитрий Корякин — бывший оперативник ОРЧ №7 ГУ МВД по Свердловской области.

Вор в законе Сухачев является уроженцем Нижнего Тагила, где и жил долгое время. Был «коронован» в ноябре 2008 года на воровской сходке в Москве в присутствии Аслана Усояна, известного также под кличкой Дед Хасан, и Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Последний и стал инициатором «коронации» Сухачева. По информации правоохранительных органов, Сухачев считается ставленником Аслана Усояна. Сухачев был задержан в Москве в январе этого года сотрудниками СЭБ ФСБ и ГУ МВД по Центральному федеральному округу. Позже его этапировали в Свердловскую область. Сухачев подозревался в совершении в районе станции Большое Седельниково Сысертского района Свердловской области покушения на убийство двух граждан.

На конверте никаких пометок не было. На нем было только написано: «Смотрю ваши репортажи, читаю ваш блог, вы разберетесь, что к чему. Будете предавать это огласке или не будете, это на ваше усмотрение». Никаких исходящих данных на конверте не было.

Я пытался проверить поступившую информацию. В интернете много было написано про Сухачева, про Краснова и про перестрелку в Большом Седельниково. А Краснов в своих показаниях, которые пришли ко мне, подробно рассказывает, как это нападение происходило. И по ряду таких вот косвенных признаков я счел, что это документы подлинные. Они, конечно, могли бы быть хорошо изготовленной фальшивкой, но я решил рискнуть и опубликовал.

Именно на событиях, произошедших в Большом Сидельниково в апреле прошлого года, можно попробовать проследить связку Контеев (вице-мэр) — Сухачев (вор в законе) — Корякин (оперативник). Итак, с чего началось давление на свидетелей, о котором писал начальник следственного Управления по УрФО? В этом плане очень интересны по делу Контеева показания свидетеля по делу Максима Краснова.

Следователю он рассказал о том, что вместе с братом, Андреем Красновым и знакомым Виктором Калиным (субъект интересный, имеет в криминальном мире прозвище «Джигит», близок Сухачу) в 2008-ом году решил создать компанию для оказания услуг при таможенном оформлении грузов на складе временного хранения. Работать планировалось с пресловутой 4-ой овощебазой. Было решено, что в организации будет только два учредителя: Андрей Краснов и представитель Калина — Михаил Гутников. По 50%процентов в уставном капитале предприятия у каждого.

Предприятие работало около полугода, а потом началась веселая катавасия. Согласно показаниям Краснова, к нему обратился Калин (Джигит), вместе с уже знакомым нам Сухачевым с просьбой повлиять на брата, дабы тот переписал свою долю в предприятии на них. Краснов утверждает, что в разговоре в качестве инициатора всего этого дела авторитетные бизнесмены назвали именно Виктора Контеева. В ответ на отказ, как водится, прозвучали деликатные опасения за безопасность бизнесмена.

Спустя энное количество времени Красновы узнают, что в обход их воли у предприятия утвержден новый устав, потом была попытка исключить Андрея Краснова из списка учредителей, как считает его брат, путем предоставления в налоговую инспекцию поддельных документов. Борьба за предприятие шла до апреля 2010-го года. 23 числа Красновы с семьями собрались на своем садовом участке в Большом Седельниково на поминки по случаю годовщины их отца.

То, что произошло дальше, приведу в виде выдержки из показаний: «Через некоторое время я стал кататься на квадроцикле… Проехав несколько метров, квадроцикл заглох, и я слез с квадроцикла, чтобы разобрться с поломкой. Я сел на корточки… Я начал вставать с корточек, чтобы сделать шаг назад, и почувствовал сильный удар по голове сзади. Меня ударили тяжелым предметом, возможно, железной палкой. От удара я потерял сознание… Ощущая сильную боль в области темени, я почувствовал, что голова разбита. Все лицо, голова, одежда были обильно залиты кровью. Далее я очнулся в тот момент, когда я, лежа на спине на дороге, увидел целящегося в меня из пистолета мужчину. Кто-то из нападавших выкрикнул фразу: «Конь, добивай!».

В тот раз Краснову удалось спастись. По его словам, через два дня после нападения ему позвонили с вопросом о доле в предприятии, в ответ снова прозвучал отказ. Через три дня ситуация повторится, но уже в гораздо больших масштабах: «Мне на телефон позвонил неизвестный и сообщил, что в сторону моего дома выдвинулось около 18–20 автомашин с вооруженными огнестрельным оружием людьми с целью моего физического устранения».

Там же, в Большом Седельниково, в лучших традициях Сагры произойдет перестрелка, но Краснову и в этот раз повезет. Заказчиком своего убийства в разговоре со следователем он назовет именно Сухачева. А дальше — самое интересное. Когда решить ситуацию силовым методом не удалось, согласно свидетельским показаниям, на сцену выходит оперативник Корякин. Разговор полицейского и предпринимателя состоялся в конце апреля — начале мая 2010-го у ТРЦ «Мегаполис».

Еще раз приведу показания свидетеля: «Карякин спросил меня, что я не поделил с Контеевым. Я ответил, что у нас проблемы по поводу бизнеса, а именно — ООО «Урал». Карякин пояснил мне, что Контеева не даст трогать, и я это должен хорошо понимать. Карякин постоянно говорил мне, что, если я не забуду про Контеева, то в отношении меня могут возбудить уголовное дело, а также он может передать объяснения, которые давали мои родственники (свидетели) по поводу нападения на меня, Сухачеву и в этом случае меня убьют».

Мне повезло получить и показания самого Краснова, данные им следователю. Чтиво занятное и публикуется впервые. Особенно, согласно показаниям Краснова, интересна роль Карякина. Этакий представитель контеевской СБ.

Я, конечно, не мог не выложить эти документы. Специально изучил 310 статью Уголовного кодекса России по поводу раскрытия тайны предварительного следствия, и там было четко указано, что уголовному преследованию по данной статье подлежит лицо, которое ознакомлено с тайной следствия в соответствии с установленным законом порядком. Я не был ознакомлен с тайной следствия, мне можно было их выложить. Я могу только предположить, что письмо пришло либо из оперативных органов, либо из Следственного управления по УрФО,

Я не утверждаю, что все, что было написано в этих письмах, это правда. Это пускай следователи выясняют. Меня во всех этих письмах смущает одно — это фигура Карякина. Присланный документ датируется августом 2011 года. И когда Ивлев, руководитель следственного управления по УрФО, пишет руководителю ГУ МВД по УрФО, что в их структуре ОРЧ-7 есть человек, который откровенно давит на свидетелей, это остается никем не замеченным. Потом я узнаю из письма, что Карякин еще продолжает работать в полицейской структуре и якобы в Ноябрьске уже у одного из предпринимателей вымогает деньги в сумме около 1,5 миллионов долларов за защиту от законника.

Речь в этом письме идет, скорее всего, о фактах, которые произошли в 2012 году. Интересно, что Дмитрий Карякин переаттестацию не прошел и каким-то образом оказался в ГУ МВД по УрФО. Деятельность Карякина должна быть соответствующим образом расследована.

Благодаря тому, что я выложил эти документы в свой блог, о них прознали в Следственном комитете. Позвонили, вежливо пригласили меня на встречу, провел я там около часа. Был вполне нормальный разговор. Конечно, пришлось дать подписку о неразглашении того, о чем меня спрашивали следователи.

Мне кажется, что все же Контеев не просто так находится в следственном изоляторе. Значит, есть за что. Особо злые языки одно время болтали, что после ареста Контеева было выделено около 10 миллионов долларов на мотивацию разного рода людей, которые могут поспособствовать освобождению вице-мэра.

Мне рассказывали такую полубайку. Когда вице-мэра Екатеринбурга посадили, дело постепенно дошло до Москвы, до самого Владимира Путина. Изучив все материалы дела, он был возмущен. «Что себе позволяет вице-мэр Екатеринбурга? Что вы мое время тратите, делайте просто свою работу», — дал добро Владимир Путин. Я думаю, что этой фразой судьба заместителя главы Екатеринбурга была решена.

Благодаря доброжелателю, приславшему документы, я и стал свидетелем по делу Виктора Контеева. Спасибо тебе, друг. Пиши еще, родной.

Фотографии: http://mborodin.livejournal.com/
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.