Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Зомби против растений. Павел Матяж о фильме «Мертвые не умирают»

12 июля 2019, 13:31
Зомби против растений. Павел Матяж о фильме «Мертвые не умирают»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Режиссер Джим Джармуш снял свой 17-й фильм. На этот раз он собрал своих любимых артистов: Билла Мюррея, Тильду Суинтон, Стива Бушеми, Дэнни Гловера, Адама Драйвера, Хлою Севиньи, RZA, Игги Попа, Тома Вейтса и даже Селену Гомес, чтобы поговорить про зомби-апокалипсис.

В вымышленном американском городке Центрвилль происходят странные вещи. Солнце отказывается уходить за горизонт, а взошедшая луна зловеще светится фиолетовым. Домашние животные сходят с ума и убегают в леса, а электроприборы выходят из строя. В новостях говорят, это потому, что Земля налетела на небесную ось. Или сама сошла с оси – они толком не определились. Ясно одно – во всем виноваты транснациональные корпорации. В поисках нефти они бурили арктический шельф так жадно и так глубоко, что земная твердь раскололась и планета сошла с орбиты. В результате сместились полюса, а с гравитацией приключилось что-то такое невообразимое, что мертвые зашевелились в своих гробах.

На местном кладбище из могилы вылезли Игги Поп и жена Джармуша Сара Драйвер. А за ними и все остальные бывшие жители Центрвилля. И с этим уже ничего не поделаешь. Так что сборной США по актерскому мастерству, которая играет здесь местных фермеров, продавцов комиксов и полицейских, предстоит тяжелая ночка.

Причиной восстания зомби в классическом фильме Джорджа Ромеро 1968 года «Ночь живых мертвецов» была космическая радиация. У Дэнни Бойла в «28 днях спустя» во всем виноваты экологи. У Родригеса с Тарантино в «Планете страха» – военные. У Андерсена в «Обители зла» тоже военные, но они были каким-то образом связаны со зловещей фармацевтической корпорацией. Со временем все эти метафоры эволюционировали под давлением внешних обстоятельств, но так или иначе крайними всегда оказывались представители крупного бизнеса и нанятые ими ученые. Так что, обвиняя в грядущем конце света капитализм и общество потребления, Джармуш просто следует традиции, можно сказать.

Фото: kinopoisk.ru

Но Джармуш не был бы собой, если бы не продолжил свою проповедь и не возложил ответственность за гибель планеты на каждого из нас. Восставшие зомбаки в его интерпретации не просто хотят сожрать ваши мозги. Режиссер оставляет их мертвым телам не только моторные функции, но и прижизненные привычки, пристрастия, фетиши. Так, бывшие бейсболисты даже после смерти тянутся к бейсбольной бите, алкоголики – к бутылке шардоне, и все они вместе ищут вай-фай. Но это не потому, что Джармуш таким образом симпатизирует всем им, в смысле нам, а как раз наоборот. Типа, даже после смерти мы остаемся рабами своих привычек и хотим потреблять, потреблять и потреблять и в этом своем бездумном потреблении ведем планету к гибели. Убиваем растения и животных, вырубаем леса, загрязняем воду, ну и так далее и так далее.

Самое смешное, что изначально зомби были метафорой про нелегальную иммиграцию и призваны были вызывать у белых американцев страх перед чернокожими. Судя по всему, как раз с этой стороной вопроса Джармуш хорошо знаком. В фильме этот момент отыгрывает пожилой реднек в исполнении Стива Бушеми, который отстреливает зомби из дробовика и орет: откуда вы все понаехали сюда?!

В сороковые, когда страх перед неграми уступил страху перед коммунистами и нацистами, появились фильмы типа «Король зомби» (1941) и «Месть зомби» (1943) где живыми мертвецами управляли соответственно советские и немецкие ученые с целью вторжения и захвата территории США. А сейчас все обеспокоены слишком стремительным развитием технологий и глобальными изменениями климата и поэтому большинство популярных теперь зомби-фильмов и сериалов отыгрывает эту тему.

Фото: kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Король зомби», режиссер Жан Ярбро, США, 1941

С каждым новым фильмом мертвецы двигаются чуточку быстрее. И у современных и классных Дэнни Бойла или Зака Снайдера, да даже у Бреда Питта в его конъюнктурнейшей «Войне миров Z» зомби носятся как угорелые, чтобы сожрать побольше мозгов. И продать билетов в кино. Но вот это как раз Джармуша волнует в последнюю очередь. Поэтому его зомби ковыляют медленно и плавно, как у Джорджа Ромеро. А все эти новомодные постмодернистские хохмы типа «Добро пожаловать в Зомбилэнд» или там «Зомби по имени Шон» он и не смотрел скорее всего. А на кой?

Культовый американский режиссер Джим Джармуш никогда особенно не стремился к тому, что принято называть коммерческим успехом. Все его фильмы стабильно проваливаются в прокате. Ну или проходят по самой нижней границе, как вышло с его предпоследним «Выживут только любовники». Это, конечно, проблема, в том смысле, что желающих дать Джармушу денег на новый фильм с каждым разом все меньше.

С другой стороны, именно поэтому Джармуша так интересно смотреть. Так, как он, никто больше не снимает. Это по-настоящему бескомпромиссное кино, сделанное без каких бы то ни было лекал и стандартов. Без оглядки на ту или иную возрастную группу или социальную прослойку. Джармушу одинаково наплевать на богатых и бедных, молодых и старых, республиканцев и демократов, мужчин, женщин и детей. Старик самореализуется, выражает некие чувства, отношение к окружающей действительности, от него в известном смысле можно ждать чего угодно, и это, конечно, самое любопытное.

Так было 40 лет назад в восьмидесятые, ничего не изменилось и сейчас. Великий фильм «Мертвец» в свое время был освистан в Каннах и собрал в кинотеатрах один миллион долларов при бюджете в девять миллионов. И только много позже, уже на DVD, «Мертвец» стал суперхитом и сделал Джима Джармуша звездой и главным героем американского киноавангарда.

Возможно, что-то в этом роде ждет и «Мертвые не умирают». Возможно, старый хитрец Джармуш все предвидел. По крайней мере, каннское жюри и большинство кинокритиков в похожем недоумении. Вот только суперхитом на DVD «Мертвым» не стать. Нет больше никакого DVD, формат умер.

Может, Джармуш просто забыл об этом в своей башне из слоновой кости. А может, это такая финальная шутка. И «Мертвые не умирают» сознательно сделан как олдовый дивидишный суперхит из 80-х, несмотря на навсегда ушедшее вперед время и навсегда изменившиеся форматы всего на свете. Дивидишный суперхит, который, как «Мертвеца», будут смотреть и пересматривать вечно. В том смысле, что «что мертво – умереть не может».