«Завтра каждый сможет выбирать своего государя»: Антон Баков объясняет, зачем ему монархия в Тихом океане

8 февраля 2017, 16:00
Колонка
«Завтра каждый сможет выбирать своего государя»: Антон Баков объясняет, зачем ему монархия в Тихом океане
Фото: Ирина Баженова, архив 66.ru
Лидер «Монархической партии», бывший депутат Госдумы, эрцканцлер Антон Баков задумал возродить на островах в Тихом океане российскую монархию. В своей авторской колонке он вспоминает об исторических ошибках своих предшественников, указывает на причины политического кризиса, вспоминает о Библии и сантехниках.

Как рассказал Антон Баков Порталу 66.ru, он уже давно ведет переговоры с руководством государства Кирибати о создании на территории трех необитаемых островов площадью 64 квадратных километра «альтернативной России». В инвестиционный план входит строительство воздушных и морских портов, солнечных электростанций, опреснительных установок, школ, больниц и жилья.

Зачем все это ему вообще нужно, Антон Баков объясняет в авторской колонке, которую он сам озаглавил так: «Создавая историю». Приводим текст целиком и без редакционных правок.

Создавая историю

Что такое мое запоздалое, на шестом десятке лет, увлечение монархизмом?

Во-первых, это обобщение накопленного мной огромного по меркам любых стран и эпох опыта работы в бизнесе и в государственной власти в уникальных условиях позднего тоталитаризма, демократической революции и развивающейся диктатуры Ельцина — Путина.

Во-вторых, я всю жизнь работал с людьми как лидер, объединяя и направляя их. И я понимаю как эффективность единоличного авторитарного лидерства, так и все ограничения, налагаемые на монарха самой природой человека.

В-третьих, активно занимаясь дипломатией Императорского престола, я осознал, что не только российская государственность находится в глубоком кризисе. Сегодня бюрократическая импотенция равно поражает и демократии, и диктатуры.

В-четвертых, всё вышеперечисленное для меня не повод написать статью или книгу, а предпосылки для изменения мира, то есть для сотворения новой страницы истории. Мой монархизм выступает как современная, прогрессивная лидерская технология, мало напоминая монархические учения средних веков. Менее всего мне хочется превратиться в антиквара, торгующего пылью времени.

В-пятых, у меня сложное отношение к предшественникам. Как минимум в России монархическая традиция прервалась задолго до Революции. Через уваровскую «народность» она переродилась в постыдный для универсальной империи национализм, ввергший страну в ужас Первой мировой и гражданской войн. Я не собираюсь тиражировать ошибки прошлого. Моя задача состоит в том, чтобы проложить пути в будущее!

В-шестых и последних, современный монархизм испытывает огромное влияние самых разных традиций и авторов. Мы соединяем Библию и Кропоткина, либертарианство и современные теории корпоративного управления. Возможно, этот наш монархизм не скоро станет непротиворечивой идеологией, свободной от эклектики. Тем лучше! Значит, он будет дольше жить и развиваться!

Поэтому я путешествую по всему миру, подобно миссионеру, неся свои технологии и открытия к новым берегам. Черногория и Гамбия, Македония и Антигуа и Барбуда, Албания и Кирибати — это только начальный список государств, с которыми мы уже ведем работу. Одним из результатов нашей деятельности стало создание принципиально новой стратегии догоняющего развития для развивающихся стран, для продвижения которой мои друзья и я основали международное движение «За реальное равенство».

Разумеется, мы выступаем за реформирование существующих отношений между людьми, экономиками и государствами. Со времен Томаса Гоббса современное государство принято сравнивать с библейским чудовищем Левиафаном. Могущественный механизм бюрократии настолько несоразмерен человеческой природе, что любые тирании или демократии доказывают свою несостоятельность при столкновении с этим монстром. В Библии сказано: «Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным; на всё высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости».

Попытки человека что-либо изменить в государственном устройстве, как правило, обречены на неудачу. Даже несмотря на то что среднестатистическая бюрократия очень плохо выполняет свои функции. И все большее количество людей и ресурсов втягивается в неэффективный и неуправляемый маховик госсектора.

В богатых странах бюрократическая немощь отчасти компенсируется развитием частного и общественного секторов, более эффективных и успешных. Хотя и здесь эти сектора недополучают финансы, направляемые на огромные государственные расходы. Но гораздо хуже ситуация в бедных странах, ведь в них неэффективный госсектор поглощает вообще все ресурсы.

При этом необходимо признать, что все грандиозные современные успехи человечества были достигнуты частными корпорациями и общественными организациями, в то время как современное государство превратилось в заповедник консерватизма и архаики. Насаждаемое всеобщее избирательное право уже также повсеместно доказало свою неэффективность. Некоторые государства из-за него переживают полный паралич политической воли. В других оно превратилось в ширму, за которой расцвела популистская коррупционная форма тирании.

Безусловно, одна из причин нынешнего политического кризиса — полное пренебрежение истинной природой человека со стороны утопавших в утопиях отцов-основателей современных государств. Чтобы проиллюстрировать эту мысль, мы предлагаем обратиться к опыту корпораций. Например, к феномену компании Apple. В чем причина ее невероятного успеха на мировом рынке? В первую и в последнюю очередь — в единоначалии. Под руководством Стива Джобса Apple превратилась в колоссальный коллектив с доходами, превышающими бюджет большинства государств мира. Состоялось бы это чудо, если бы Джобс был вынужден убеждать и подкупать своих сотрудников в погоне за их голосами? Конечно, нет!

Как учили апостолы Петр и Павел, гораздо глубже нас познавшие человеческую природу: все мы — цари и священники. Да, у одних есть сила и воля вести за собой тысячи человек, а кто-то не может организовать даже себя самого. Но только индивидуальная монархическая природа лидерства, утраченная современным государством, и по сей день позволяет реализовывать огромные частные и общественные проекты. Да и не огромные. Любой сантехник или электрик, приходящий в наши дома, принимает, как правило, верные и всегда единоличные, авторитарные решения. Хотели ли бы мы ограничить его авторитаризм парламентом электриков? А ведь наша жизнь гораздо больше зависит от сантехников и таксистов, чем от президентов и правительств!

И вот с этого места я перестаю говорить от своего имени и начинаю выступать от имени моих единомышленников, современных монархистов. Мы предлагаем новый тип государства, простой, как сантехник, пекарня или экипаж самолета, добрую, старую, испытанную веками абсолютную монархию. Но не всемирную, абстрактную, а соответствующую биологическим и финансовым возможностям монарха, который от Бога, но сам-то остается человеком. Подобные монархии должны быть управляемы, а значит, не слишком велики. И таких монархий должно быть много. Они должны существовать в международном сообществе в такой же конкурентной правовой среде, в которой сегодня работают корпорации. Они также должны быть легко учреждаемы и ликвидируемы в соответствии с требованиями политической конъюнктуры.

И как сегодня каждый выбирает, быть ли ему предпринимателем или наемным работником, так и завтра каждый будет иметь выбор, быть ли ему государем или подданным. И как сегодня есть право выбора работодателя, так и завтра должно быть право у подданного выбрать себе среди государей своего.

Мы выступаем:

За единоначалие, максимум дуумвират или триумвират, внутри каждого монархического государства.

За безусловное соблюдение международного права.

За международные суды.

За эффективную международную правовую систему.

За реальную коллективную безопасность, не допускающую войн.

И за право подданных на выбор Отечества.

Только среда, в которой будут выполняться эти требования, заслужит право называться империей, наследницей той самой единой и разделённой Римской империи, в которой родилась и выросла современная человеческая цивилизация. Революции не будет, нас ждет достаточно долгий процесс конкуренции и сосуществования между новыми монархиями и существующими государствами. И тем, и другим это пойдет на пользу.

И тогда сбудется мечта Петра Кропоткина: «Новая жизнь возникнет в тысяче и тысяче центров, на почве энергической, личной и групповой инициативы, на почве вольного соглашения». На смену укрощенному Левиафану придет по-настоящему конкурентная динамичная и соразмерная человеку политическая среда единой в разнообразии империи.

Фото: Ирина Баженова, архив 66.ru; личная страница Антона Бакова в социальной сети Facebook