Раздел Бизнес
20 марта 2015, 13:04

Люди-гвозди. Как два друга открыли чайные плантации в уральских лесах

Люди-гвозди. Как два друга открыли чайные плантации в уральских лесах
Фото: Сергей Логинов для 66.ru
Александр Масютин и Алексей Чирков построили свой маленький бизнес, объединив русскую традицию сбора иван-чая с китайскими технологиями. А теперь заняты тем, чем по идее должны быть озадачены государственные органы: формулируют стандарты качества для своего продукта.

Мы продолжаем спецпроект о наших предпринимателях, которые заняты полезными делами: они не продают и не покупают, а создают свой собственный продукт, за который не стыдно. Мы считаем, что на таких вот людях всё держится. И рассказываем о них, потому что они заслуживают уважения.

Компания «Можно» (торговая марка «Величай») началась с благословения батюшки и с одной заброшенной в темный угол чердака коробки. В 2009 году сотрудник крупного металлургического холдинга Александр Масютин мучился традиционными интеллигентскими вопросами из цикла «а вдруг я занимаюсь чем-то не тем?». Православный священник внезапно посоветовал ему «заняться иван-чаем». Александр советом воспользовался.

Эту траву, цветущую ярким цветом, на Урале знают если не все, то многие. Растет она буквально везде. В деревнях иван-чай традиционно собирают и заваривают. Александр кое-что об этом знал, кое-что почитал в интернете и взялся экспериментировать. В первый год, по собственным оценкам, сделал по наитию «килограмм пять чая», но все выкинул, потому что «получилась отвратительная гадость». На следующий год «предпринял еще сорок-пятьдесят попыток» — с тем же неутешительным результатом.

Александр Масютин, генеральный директор компании «Можно»:

— В очередной раз, когда уже ничего не хотелось, я засунул этот чай в коробку, утащил к себе на чердак и поклялся, что больше никогда этим заниматься не буду. Старался про него забыть, но подмывала мысль: нельзя же просто так его выкинуть, надо сходить посмотреть, что получилось.

Через три месяца не выдержал, достал коробку с чердака. Засыпал чай в стакан, залил кипятком. «На удивление он очень хорошо заварился: появился насыщенный, ровный цвет», — вспоминает Александр и утверждает: этот первый внезапно удачный эксперимент с иван-чаем и стал началом его маленького бизнеса. Это была первая партия чая, которую он не только случайно сделал, но так же случайно и продал.

Александр Масютин:

— Я блуждал по одному из торговых центров. Увидел там чайную лавку. Зачем-то туда зашел и говорю: «Иван-чай купите?». Продавец ответила мне, что «это сейчас модная тема» и, мол, почему бы и нет. Принес. Отторговали они меня, что называется, цену снизили в четыре раза, но купили килограмма два. На следующий день рано утром мне звонит взволнованный продавец и говорит: «Александр, пожалуйста, выручай. У нас все раскупили. Привези еще! Вези все что есть! Цена не имеет значения». Ну я привез все, что у меня оставалось, — килограмм пять. Такой вот первый коммерческий успех.

Технологию производства русского иван-чая привезли из Китая

Но домашнее хобби в полноценную мануфактуру Александр превратил только после того, как к нему присоединился партнер — институтский друг Алексей Чирков. Он нашел и вложил в проект около 12 млн рублей. Деньги потратили на оборудование: сняли двухэтажное здание и смонтировали производственную линию, способную за сезон (а это всего два месяца в году) выдавать до 60 тонн чая. Технологию подсмотрели в стране с вековыми чайными традициями.

В Китай партнеры предприняли три экспедиции: внимательно изучили процесс изготовления улунов, пуэров, Да Хун Пао. Подглядели технологии, заодно насмотревшись на то, как чай делать не надо.

Александр Масютин:

— Цена одного и того же чая от разных производителей в Китае может отличаться в десятки раз. Побывав там, мы поняли, почему. Мы видели жуткие антисанитарные цеха. Видели, например, как пуэр заливают грязной водой прямо из реки. В ней даже лягушки плавают. И к нам, в Екатеринбург, такой продукт идет как «элитный китайский чай». Жуткое дело!

В итоге партнеры поняли, какую производственную линию они хотят строить, адаптировали технологии из Поднебесной под иван-чай и, как говорят они сами, «полетели»: склады компании стали заполняться тоннами продукта, который, впрочем, там не залеживается.

Два месяца в году сотрудники компании «Можно» выглядят именно так. Они отправляются в леса и поля — за сырьем.

Насмотревшись на «ужасы антисанитарии», Александр и Алексей решили для себя, что сырье для них будут собирать только их же сотрудники. Никакого чайного аутсорсинга. «Мы должны быть уверены в том, что иван-чай не собрали на помойках и обочинах, что его не утрамбовывали в контейнер ногами», — заключают они. В итоге в сезон на компанию «Можно» работают полсотни человек. А когда сбор сырья окончен, их число сокращается до десяти.

Стандарты качества разрабатывают сами

В нормативных документах множества государственных контролирующих органов иван-чая нет. В их бумагах банально не существует такого продукта, нет понятных стандартов оценки его качества, нет технологических схем, которыми обязан руководствоваться каждый производитель, чтобы не нарваться на штраф.

То есть, заявившись на чайную фабрику компании «Можно», санитарные врачи, грубо говоря, могут только проверить, чем там моют туалет. Как оценить соблюдение норм на самом производстве, они не знают, инструкций нет.

В производственных цехах компании стоят вот такие огромные барабаны из нержавейки. В них собранный иван-чай сушится. Барабаны непрерывно вертятся, чтобы влажное сырье «не проквасилось».

Малый бизнес традиционно жалуется на бесчинства ревизоров, потому такое положение дел предпринимателей Александра и Алексея, по идее, должно бы радовать. Но не радует. Не дожидаясь реакции инертных госорганов, они объединились с другими российскими производителями иван-чая и сами взялись разрабатывать стандарты качества своего продукта, надеясь закрепить их в нормативных документах. Надо это для того, чтобы навести порядок на рынке и удержать покупателя.

Алексей Чирков, совладелец компании «Можно»:

— Мы за свой продукт готовы ручаться. Нам за него не стыдно. Но на рынке полно продукции странного качества: перемолотого через мясорубку сырья вместе с ветками, жучками и паучками. И это тоже называется «иван-чай». И купив такое однажды, потребитель может навсегда отказаться от него, посчитав, что эта гадость и есть «это ваш хваленый иван-чай». Мы этого не хотим. Потому стараемся договориться с коллегами по рынку об общих стандартах качества. Чтобы те, кто им не соответствует, ушли с прилавков.

Партнеры понимают, что стандарты, о которых они договорятся с коллегами-конкурентами, станут государственной нормой не скоро: года через три, если повезет. Но все равно этим занимаются, полагая, что без общих правил игры всё пойдет прахом.

Продавать бесплатный чай помогает человеческая лень

Об иван-чае Александр и Алексей, похоже, могут говорить часами. Они правда очень увлечены своим делом, живут в своей отдельной вселенной. Рассказывают о целебных свойствах своего продукта: от нормализации давления (при низком давлении иван-чай его поднимает, при высоком — понижает) до профилактики и даже вспомогательного лечения опухолей. И все время сравнивают иван-чай с традиционным чаем и кофе (не в пользу последних, конечно же).

Компания «Можно» начиналась с пяти килограмм самодельного чая. Теперь на складах продукция стоит коробками.

Они правда хотят, чтобы иван-чай пили буквально все. Причем совершенно не обязательно, чтобы он был покупной. «Если человек просто узнает о таком чае, пойдет в лес, сам его соберет, высушит и заварит — это уже хорошо. Он же растет везде, доступен всем», — поясняет Алексей Чирков, но добавляет, что рассказы о бесплатном русском чае, как ни странно, помогают его продавать.

Алексей Чирков:

— Один раз человек соберет чай сам, второй раз, третий, но однажды лень все равно победит. И он пойдет за ним в магазин. Если повезет, то купит наш продукт. И поймет, чем он отличается от того, что можно сделать в домашних условиях.

А это готовый продукт в упаковке. Он спрессован как китайский пуэр. Выглядит как пуэр. Но это не пуэр. Это иван-чай.

Чтобы в этот момент потенциальный клиент купил именно их чай, партнеры договариваются с розницей. Своих точек продаж у них нет, но практически со всеми специализированными чайными лавками города они уже договорились. Теперь идут в крупные сети: поставляют свой товар в «Пикник», подписали договор с «Яблоком» и вот-вот подпишут контракт с «Кировским». Параллельно налаживают поставки в другие регионы (в Пермский край, например) и на полном серьезе считают, что могут работать на экспорт. Но это — в планах на отдаленное будущее.

Фото: Сергей Логинов для 66.ru, личный архив Александра Масютина
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.