27 ноября 2014, 12:00

Эволюция города: как пролетарии на Уралмаше дворянское гнездо строили

Эволюция города: как пролетарии на Уралмаше дворянское гнездо строили
Фото: Внутренний фотобанк компании
В новой серии нашего спецпроекта об истории застройки города расскажем о строительстве Уралмашзавода, а вместе с ним — и нового района города с домами, больницами, школами и кинотеатрами.

История Уралмаша достойна полнометражного фильма. Это была поистине грандиозная стройка века для Свердловска. В лесу, где-то за окраиной города задумали строить мегазавод, а вокруг него — жилые кварталы, совхозы, магазины, детские сады и больницы. Целый город в городе.

Сразу предупредим: охватить всю историю в одном тексте просто невозможно — о строительстве Уралмаша и окружающего завод соцгорода написана не одна книга. Мы сосредоточились на технологиях строительства, жизни работяг и особенностях застройки ближнего Уралмаша.

Как жили грабари, козоносы, инженеры и каменщики

Вплоть до середины 20-х годов на месте Уралмаша стоял лес. Вместо широких проспектов и улиц с революционными названиями были просеки и тропинки. Кардинальным образом судьба территории изменилась 3 июля 1927 года — в этот день было принято решение о строительстве Уральского машиностроительного завода.

Сергей Степанович Агеев, научный сотрудник музея Уралмашзавода:

— Строительство Уралмаша — это, сказать по правде, большое нахальство. В городе не было строительной базы. Вообще никакой. Ни завода железобетонных изделий, ни мощного кирпичного производства. Был маленький кирпичный заводик, но он никак не мог удовлетворить потребности такой большой стройки. Параллельно с возведением самого Уралмаша были построены несколько производственных площадок: лесопилка, выросшая в лесообрабатывающий завод, бетонный и кирпичный заводы.

В музее истории Уралмашзавода до сих пор хранятся фотографии того, как начиналось строительство.

1927 г. Идет вырубка леса на месте будущего завода. Маленькие черные точки — это пеньки. Огромная часть лесного массива уже вырублена, но это лишь часть будущей территории завода.

Интересно, что изначально в Екатеринбурге (тогда уже Свердловске) планировали построить небольшой завод производительностью 18 тысяч тонн механоизделий, а в итоге построили на 150 тысяч тонн — в 8 раз больше! Неудивительно, что Уралмаш на несколько лет стал главной стройкой города.

В поисках заработка в город съезжались крестьяне-артельщики. Они были заняты на лесопилке и землеройных работах. Стройка тогда мало напоминала современные стройплощадки: очень большая часть работ выполнялась фактически вручную. Лошади, телеги, да кое-какой инструмент — вот все, что было в арсенале первых строителей Уралмаша.

Вот такой пилой человек мог в одиночку спилить дерево. Очень полезная штука: рубить первостроям Уралмаша приходилось много.

После вырубки леса начались землеройные работы. Никаких экскаваторов тогда не было. Копали вручную, землю и стройматериалы возили на телегах, запряженных лошадьми.

Эта грабарка — телега, на которой артельщики перевозили землю, — чудом уцелела с 20-х годов. Рядом с грабаркой в музее стоит раритетная «коза» — приспособление для переноски кирпичей. Деревянные рога «козы» с одной стороны удерживали кирпичи, с другой — водружались на плечи рабочих. Людей, которые работали с этими приспособлениями, называли грабарями и козоносами.

Стройка была названа ударной. Работали самоотверженно: сверхурочные вечерние часы, регулярные субботники и воскресники были обычным делом. Даже 30-градусный мороз не был помехой. Всего за годы строительства завода в грабарках перевезли 1,5 млн кубометров земли, уложили 23 млн кирпичей.

Жили артельщики в землянках. Жилплощадь неказистая, конечно, но по тем временам вполне обыденная. Наличие крыши над головой уже было привилегией.

Землянки только выглядят как маленькие шалашики. На самом деле в одном таком домике могло проживать до 30 человек — настолько глубоко прорывали артельщики подземные жилища. О комфорте речи не шло: все внутреннее убранство — печка и дощатые нары.

Для строителей, работавших в штате «Уралмашстроя», а не на подсобных работах, как артельщики, условия были значительно лучше. Ну, то есть как, значительно… вместо землянок — деревянные бараки, вместо нар — кровати.

Так выглядело улучшенное жилье для строителей Уралмаша — длинные деревянные бараки. Вдоль современной улицы Машиностроителей в конце 20-х годов их было построено несколько сотен. Не исключено, кстати, что на фото она и изображена.

Строились бараки как временное жилье. По плану, их должны были строить только до 1933 года, а через несколько лет снести, чтобы построить город-сад. Но там — голод, война, отсутствие денег… Старые бараки не только не снесли, но еще и новые построили. После 1937 года, когда стало понятно, что времянки останутся надолго, их начали делить на комнаты, они превратились в некое подобие общежитий с общим коридором.

Внутреннее убранство бараков для строителей по современным меркам выглядит более чем скромным. Тем не менее попасть на работу на главную стройку города считалось большой удачей. Крыша над головой есть — раз, карточки на еду и гарантированный паек дают — два, а светлое будущее при таком стечении обстоятельств можно и самим построить.

Кроме разнорабочих, в строительстве завода было задействовано много квалифицированных и образованных сотрудников: инженеры, архитекторы. По контракту им полагалось полноценное питание. А откуда его взять? Создали собственное подсобное хозяйство — сельхозкоммуну «Интенсивный труд» (позже совхоз «Орджоникидзевский»). Об истории этого агропредприятия мы уже рассказывали.

Собственное подсобное хозяйство обеспечивало строителей Уралмаша молоком, сметаной, мясом и овощами.

Бараки — рабочим, особняки — элите

Тот факт, что вместе с заводом нужно строить жилье, был очевиден сразу. В опубликованном в 1928 году проекте Уральского машиностроительного завода уже было предусмотрено создание учебного центра и жилищное строительство.

Сергей Агеев, научный сотрудник музея Уралмашзавода:

— К проектированию района подключили талантливых молодых архитекторов. Из Ленинграда к нам был выписан Петр Васильевич Оранский. Будучи главой проектного отдела Уралмашстроя, это именно он сделал Уралмаш таким, каким мы все его знаем. Под его руководством проектировали и здание завода, и расположение улиц, и практически все объекты соцгорода: жилые дома, школы, детсады, больницы, кинотеатр, парк отдыха. Как водится, отдали дань конструктивизму.

Район специально проектировали по ленинградской лучевой системе. Все улицы соцгорода вели к заводской проходной: так рабочим было удобнее добираться до завода. До сих пор Уралмаш остается единственным районом в городе, выстроенным таким образом.

Строить жилье начали сразу же: сначала для строителей, потом для будущих рабочих. Дефицит квадратных метров в городе ощущался очень сильно. Представьте себе: только одних грабарей, занятых в земляных работах на строительстве завода, было около 10 тысяч, работников «Уралмашстроя» еще около 17 тысяч человек. А ведь это была не единственная большая стройка в городе. Население Свердловска ежегодно увеличивалось на 20–30 тысяч человек, при этом в середине 20-х годов вводилось не более 20 тысяч квадратных метров жилья в год.

Из книги «Екатеринбург. Исторические очерки (1723–1998)»:

«На одного человека в среднем приходилось всего 4,3 кв. метра жилья. Жилищную проблему горожане пытались решать «самостроем», самовольно, без разрешения застраивая пустыри. <...> Такие поселения в народе называли «нахаловками».

Решить проблему можно было только быстрой комплексной застройкой. Начали с бревенчатых домов, благо за древесиной далеко ходить не надо было: строили-то на месте бывшего леса.

Первые рубленые двухэтажные жилые домики построили на улице Кировградской, тогда она была еще безымянной. В начале 1930-х годов сюда поселили прибывших на строительство Уралмашзавода инженеров.

На фото слева стоят рубленые деревянные дома. В таких жили инженеры и квалифицированные рабочие. А справа — деревянные бараки, в них селили чернорабочих.

Вскоре от деревянного домостроения перешли к более серьезным постройкам. «Уралмашстрой» один из первых в стране освоил технологию строительства каркасно-насыпных домов. Каркас двух- и трёхэтажных домов делался из толстого бруса, а стены — из двойных деревянных щитов, между которыми насыпались опилки и известь. К ним подтягивали канализацию и водопровод, но отопление было печным.

Очень быстро каркасными домами застроили целые кварталы — часть улицы Молотова (ныне — 40-летия Октября), всю улицу Индустрии, Стахановскую. В такие дома селили простых рабочих, а для руководящего состава строили кирпичные дома. Самой привилегированной улицей в соцгороде была улица Ильича — именно тут селят руководителей завода, иностранных специалистов и рабочую аристократию: главных специалистов, начальников цехов и отделов завода. Новосёлов особенно радовало редкое по тем временам центральное отопление и уж совсем большая редкость — ванны.

Позднее, в 1935–1937 годах, многие из них переедут в новый район в границах площади Первой пятилетки, бульвара Культуры, улиц Красных Партизан и Банникова, проспекта Орджоникидзе. Комплекс домов для заводской элиты в народе стали называть «дворянское гнездо».

Один из особняков уралмашевского «дворянского гнезда» стоит на углу проспекта Орджоникидзе
и площади Первой пятилетки. В нем же располагался первый гастроном в районе.

Вместе с домами строили детские сады, больницы, школы, Дома культуры, кинотеатры. Так, уже в 1930 году начала работать поликлиника. Для врачей, кстати, построили отдельный дом неподалеку. В 1931 году открылась школа №22 и Машиностроительный техникум. В 1932 году запустили первый в городе звуковой кинотеатр «Темп».

Справедливости ради стоит отметить, что не все прорывные идеи в строительстве прижились. Так, например, на бульваре Культуры построили огромное здание. Планировалось, что это будет масштабная фабрика-кухня: в строении были предусмотрены огромные цеха для варки супов, для жарки, для производства кваса, для разделки дичи. Было закуплено немецкое оборудование. «В планах замахнулись аж на 100 тысяч обедов в сутки. Считалось, что при социализме люди будут вместе, сообща питаться, а женщины будут освобождены от домашнего рабства. Исходя из этой идеологии во многих домах и кухни делали совсем крохотные, устанавливали плиты на две конфорки: ведь дома еду только подогревают, а не готовят, — вспоминает Сергей Степанович. — Но ничего из этой затеи не вышло. Дело в том, что при каждом цехе на заводе построили свою столовую, так что в обеденный перерыв из рабочих с территории завода почти никто не выходил. Ну, а уж привычка завтракать и ужинать в столовой попросту не прижилась. Так этот проект и прогорел. Причем не только у нас — во всей стране».

Новая жизнь Уралмаша

Первостроители Уралмаша наверняка и не догадывались, что многие из их временных построек простоят без малого век. Рубленые дома рассчитывали снести через 5–10 лет, а каркасные строили с расчетом на 15–20 лет службы. Но нет ничего более постоянного, чем временное. Часть деревянных домов на пересечении улиц Кировградской и Авангардной, а также на улице Кузнецова стоят до сих пор. Еще больше в районе осталось каркасно-насыпных домов.

Несколько деревянных домов на улице Кузнецова стоят по сей день.

Благо таких обветшалых ровесников века осталось совсем немного. Вот, к примеру, на Кузнецова — Калинина на месте старых деревянных бараков растут новые 27-этажные высотки.

Слева интерьер деревянного барака, справа — дизайн-проект современной квартиры. Почти 100 лет разницы в строительных технологиях. Узнай первостроители Уралмаша, что на месте их деревянных домов появятся высотки с такой жилплощадью, обрадовались бы.

Уралмаш вообще застраивается очень активно. В ближайшие годы здесь сдают несколько новостроек. «ЮИТ Уралстрой» до конца года должен сдать жилой комплекс на пересечении улиц Ильича — Победы. Еще одна высотка — на пересечении улиц Индустрии и Восстания — будет сдаваться в третьем квартале 2015 года. Недалеко от нее — на пересечении ул. Индустрии и проспекта Космонавтов — площадка «Атомстройкомплекса». К концу следующего года здесь появится жилой комплекс «Каскад», строительство которого анонсировали в марте.

Строительная площадка на пересечении ул. Индустрии и проспекта Космонавтов занимает территорию 0,8 гектара.

В окружении хрущевок и «пентагонов» появится монолитный железобетонный дом, состоящий из нескольких секций разной высоты — от 10 до 20 этажей. Всего в доме будет двести с лишним квартир.

Старожилы на обновление района смотрят с некоторой грустью: вместе с деревянными бараками и старыми каркасными домами уходит из архитектуры целый пласт истории первостроев Уралмаша. «Для нас эти дома как памятники. Но тут ничего не поделаешь, всему свое время: было время строить бараки, а теперь настало время жилых кварталов с просторными квартирами и современным благоустройством, — говорят в заводском музее. — Сейчас жить в деревянных домах никто уже не захочет. Ностальгия ностальгией, а для жизни нужен комфорт, большие площади и хороший ремонт».

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru