12 декабря 2012, 13:00

Андрей Бриль: «Памятники архитектуры могут быть и современными»

Андрей Бриль: «Памятники архитектуры могут быть и современными»
Фото: Дмитрий Горчаков для 66.ru
Полномочный представитель Гильдии управляющих и девелоперов в Свердловской области сам признается, что его идея может показаться прожектерством. Но с некоторыми постулатами новой теории действительно сложно спорить.

Например, с тем, что нынешние памятники истории и архитектуры когда-то тоже были новоделами. Старинные здания, доведенные в большинстве случаев до ужасающего состояния, когда-то были новыми и модными, достопримечательностями своего времени.

Андрей Бриль считает, что в наше время можно создать такие комплексы зданий, которые станут памятниками архитектуры XXI века. К тому же они решат сразу несколько актуальных градостроительных задач. Во-первых, преобразят облик Екатеринбурга, повысив привлекательность города, прежде всего инвестиционную. Во-вторых, изменят представление о функциональной нагрузке зданий.

При этом современные памятники нужно строить именно в центре города, поскольку он больше всего нуждается в преображении.

Девелопер предлагает выбрать пять застройщиков, которые бы под жестким контролем освоили бы пять кварталов, каждый в своем архитектурном стиле.

— Но ведь сейчас существует функциональное зонирование: центры деловой активности, спальные районы.
— Это как раз то, от чего нужно уходить. Потому что между этими районами прежде всего приходится налаживать транспортные потоки. Квартальная застройка позволяет этого избежать, поскольку создает условия для появления вдоль улиц каркасов, внутри которых может быть жилье, деловые зоны, рестораны, магазины, места отдыха, детские сады — все что угодно.

— А по какому принципу должно происходить функциональное насыщение этих кварталов?
— В Екатеринбурге много чего не хватает. Нет хороших ресторанов с доступными ценами в достаточном количестве. Недостаточно специализированной недвижимости для образования. Отсутствует недвижимость для проведения культурных мероприятий мирового уровня — концертные залы и прочее. Еще есть целый ряд функциональных типов недвижимости, которых у нас не хватает, но появление которых радикально изменит качество жизни. Не хватает у нас еще и возможностей для отдыха, в первую очередь активного — эта функция тоже требует специфических видов недвижимости.

Нужны удобные, повышающие производительность труда и качество товаров и услуг комплексы зданий в основных сегментах коммерческой недвижимости — офисной, складской, торговой и т.д. Не хватает специализированных зданий для здравоохранения. Каждая из этих функций требует большого количества квадратных метров соответствующей недвижимости. Причем они должны быть грамотно распределены по телу города, по всем этим городским кварталам.

«Квартальное» проектирование, по мнению девелопера, поможет решить сразу множество вопросов — от замены инженерных сетей до изменения облика города.

— Хорошо. А почему эти здания должны стать памятниками архитектуры? Кто будет оценивать их эстетическую ценность?
— По поводу красоты договориться невозможно по определению — у каждого представления о ней свои. Как говорится, кому-то нужен поп, кому-то попадья, а кому-то попова дочка. Разговор о памятниках архитектуры у нас в Екатеринбурге вообще сейчас зашел в тупик. О том, что считать памятниками и что с ними делать, договориться невозможно. Конечно, многие выросли около этих старых зданий, и их вид вызывает приятные сердцу воспоминания, но это не градостроительный подход, и он не имеет ничего общего с повышением качества жизни.

Наши знаменитые памятники конструктивизма, к примеру, находятся просто в постыдном для полуторамиллионного города состоянии. Они в принципе не могут удовлетворять современным требованиям проживания. Они уже стали памятниками материальной и духовной нищеты начала XX века. Но попробуй с ними что-нибудь сделать или спросить какую-то разумную концепцию с тех, кто их защищает, — возникнет только очередной скандал и никому не нужная конфронтация.

Поэтому лучше оставить вопрос охраны существующих памятников специализированным структурам и действующему законодательству, а себе голову не морочить. Богу богово, а кесарю кесарево. Нам же, как мне кажется, лучше думать о строительстве новых памятников. Когда-то и эти старинные здания были новоделами, и то, что мы построим сейчас, впоследствии станет памятниками архитектуры XXI века.

Чтобы застроенные таким образом кварталы стали памятниками архитектуры, надо просто поставить себе такую цель. Чтобы не просто «гнать квадратные метры», а сделать это красиво и функционально.

— Для этого надо как-то по-особому строить?
— Для этого надо задаться этой целью. Надо понимать, что главный архитектурный стиль Екатеринбурга — эклектика, смесь бульдога с носорогом. С одной стороны это, вроде бы, плохо, потому что у города нет такого ярко выраженного лица, как, к примеру, у Санкт-Петербурга. С другой стороны — это открывает уникальные, потрясающие возможности. Мы не связаны никакими канонами, у нас достаточно широкое поле деятельности. Мы можем застроить эклектически застроенный промышленный город памятниками архитектуры, как мы их сегодня понимаем.

— Как практически может выглядеть воплощение этой идеи?
— В центральной части Екатеринбурга надо выделить от двух до пяти кварталов, которые можно освободить от существующей застройки. Промзоны, районы с ветхим жильем, одноэтажная застройка, трущобы — таких кварталов у нас полно. Каждую площадку нужно увязать с программой комплексной реконструкции центра и инвестиционными программами транспортников и естественных монополистов, чтобы кварталы включили в план обеспечения новыми инженерными сетями.

По специальным конкурсным процедурам для каждого квартала выбирается одна компания-девелопер, которая будет осуществлять комплексную застройку квартала. Ключевым вопросом здесь будет экспертный отбор таких девелоперов. Партнерами власти в этом вопросе могут стать и Гильдия управляющих и девелоперов, и областной Союз промышленников и предпринимателей.

Внутри каждого квартала создается среда, комфортная как для проживания, так и для работы, шопинга, отдыха и так далее. Таким образом минимизируются транспортные потоки между городскими районами, имеющими разную функциональную нагрузку.

Каждый квартал застраивается в строго определенном архитектурном стиле. Выбор стиля и формирование однородной комплексной стилевой застройки ложится на компанию-девелопера квартала, но при этом внешние процедуры контроля выполнения этих условий — это тоже неотъемлемая составная часть работы. И должен быть контроль и со стороны власти и экспертного сообщества.

В результате мы, во-первых, можем эффективно объединить средства бюджета, инвестпрограмм, создателей инженерной и транспортной инфраструктуры города и частных девелоперов. Во-вторых, придать новый смысл центру Екатеринбурга и начать программу его комплексной реконструкции и создания новой инженерной и транспортной инфраструктуры.

— Этот проект привязан к идее проведения в Екатеринбурге выставки ЭКСПО-2020?
— Да необязательно. Это просто укладывается в логику такого мероприятия. Но и без ЭКСПО этим надо заниматься. Можно, конечно, ничего этого не делать, город и так развивается неплохими темпами. К тому же, понимаете, любой процесс трансформации города очень неудобен для жителей. Им надо объяснять, ради чего они страдают. Это ведь тоже очень важно — как подать эту идею городскому сообществу. Если у нас люди против ЭКСПО-2020, так против такой стройки у нас, безусловно, будут все. И надо людям четко объяснить, что это не компания-застройщик рубит себе квадратные метры, наполняя карманы, а мы создаем новую среду обитания себе, нашим детям и внукам. Это же совершенно разные вещи.

Бриль уверен, что идею строительства нескольких кварталов не надо продвигать никаким особенным образом.

— А как вы собираетесь продвигать эту идею?
— А никак. Ничего специального делать не собираюсь. Где к слову придется — там говорю о ней. Я говорил о ней на «Иннопроме», еще на паре мероприятий, в том числе на вчерашнем Рождественском Саммите ГУД. Понимаете, я верю в то, что это должно происходить как-то естественно. Если идея может овладеть массами, она ими овладеет. Если нет — любые пиар-акции, фуршеты и семинары на эту тему бесполезны. Они ни к чему не приведут. Должна образоваться критическая масса сторонников, чтобы дело пошло. А пока эта идея не проработана до мельчайших деталей.

Сторонники подобных проектов, как правило, люди компетентные, так что они сами придумают, как и что сделать.

Фото Дмитрия Горчакова.