23 марта 2012, 21:22

Реконструкцию «Пассажа» признали законной, а проект — спорным

Итоги заседания общественной палаты: «Пассаж» будет строиться, как планировалось. Но застройщик обязан изучить каждое замечание горожан по новому проекту. Со старым зданием «Пассажа» екатеринбуржцы могут попрощаться.

Что характерно, и сегодня случалась нечаянная подмена понятий. Расширенное заседание Общественной палаты не то специально подавалось, не то ошибочно воспринималось как общественные слушания.

В итоге на заседании несколько раз прозвучало «общественные слушания», а самое главное — что и люди пришли не на заседание палаты, а на слушания. А это уже совсем другой порядок аккредитации. Как результат — первые 40 минут из «предбанника» доносились крики тех, кого охрана не пускала в зал. К ним относились не только опоздавшие, но еще и те, кто не записался заранее.

Элегантный тон задал председатель Общественной палаты Александр Татаркин. Он пожелал всем членам палаты к окончанию заседания определиться, где поставить запятую во фразе «Отменять нельзя реконструировать».

Александр Татаркин, председатель Общественной палаты:

— Мы должны ответить на несколько вопросов. Первое — нужно ли сносить или реконструировать «Пассаж». Второе — если нужно, то кто и по какому проекту должен это делать. Третье — мы должны выяснить законность тех работ, которые сейчас ведутся и еще будут вестись на площадке. Четвертое — выслушать предложения граждан.

Забегая вперед, скажу, что все вопросы решены положительно: реконструкция нужна, проект известен, все сделано по закону, а «Малышева, 73» обещает принять во внимание все замечания.

Игорь Заводовский, соучредитель «Малышева, 73»:

— Я даю честное слово, что все эти замечания будут учтены. Для нас сейчас принципиально важен другой момент: можно ли возобновлять работы. Потому что на нас лежит ответственность за сохранение исторически значимых фрагментов, а пока стройка стоит, они могут попросту рухнуть от любого воздействия.

На следующей неделе Общественная палата сформулирует все предложения и передаст их застройщику. Кроме того, будет оформлен протокол собрания.

А теперь я расскажу о том, как оно проходило. Каждой стороне в сумме отвели по одному часу выступлений. Но ораторы выходили к кафедре «в шахматном порядке».

Магистральной темой обсуждения был сквер. Сторона сторонников проекта уверяла, что он останется в том же объеме, что есть сейчас, и даже будет еще более облагорожен.

Тамара Благодаткова, председатель комитета благоустройства администрации Екатеринбурга:

— Сквер этот очень старый. Тополя много лет формовали, мы получали большое количество жалоб на тополиный пух. Кусты боярышника раньше выполняли декоративную роль живой изгороди, но потом были пущены в рост, а сейчас уже отжили свой возраст. Мы в любом случае планировали реконструкцию сквера, и так совпало, что застройщик взял часть трат на себя.

Оппоненты говорили о том, что сквер незадолго до перехода собственности в руки «Малышева, 73» по документам уменьшился вдвое и половина его попала в пятно застройки. А мнения противников такого зонирования на общественных слушаниях в 2009 году никто во внимание не принял.

Дмитрий Сергин, депутат городской думы:

— Идя на расширенный форум, я в своей голове освежил пьесу Чехова «Вишневый сад», и мне она напомнила ситуацию сегодняшнего дня: какие-то охи и вздохи, без конкретных предложений наталкиваются на непонимание. Лично я не считаю, что с «Пассажем» мы потеряем историю города.

Каждого оратора провожали с трибуны аплодисментами. В каких-то случаях они были искренними, в каких-то — искусственно инициированы как сигнал, что пора прекращать выступление.

Говорили о спасении памятника. Одна сторона утверждала, что все законно, вторая говорила, что закон нарушен. «Это предмет разбирательства в суде», — резюмировал спор на эту тему председатель.

Говорили о качестве старого «Пассажа». Та же история: одни говорят, что никакой ценности он не представляет, вторые — наоборот. Члены палаты склонялись к тому, чтобы согласиться с первым. Радикальнее всех в ходе прений высказался Юрий Казарин.

Юрий Казарин, писатель, член общественной палаты Екатеринбурга:

— Я знаю, что такое памятники культуры, сам защищал домик на Пушкина, 12. «Пассаж» — это действительно памятник, это метафора жуткого времени, когда уничтожали людей. Эту метафору, это ужасное здание, можно было бы оставить, и пусть оно стоит на хрен пустое. Но я бы предложил снести. С другой стороны, новое здание мне тоже категорически не нравится. Поэтому я предлагаю на всем этом пространстве разбить большой парк.

На этих словах писатель сорвал самые бурные аплодисменты.

Юрий Курашов из Министерства культуры рассказал, что действия его ведомства абсолютно законны. Но законны именно в существующем правовом поле.

Юрий Курашов, начальник Управления государственной охраны объектов культурного наследия:

— Это именно реконструкция, несмотря на изменение внешнего облика памятника. Все законно. В настоящее время работы не ведутся — это добрая воля застройщика, потому что отзыв разрешения закон не предусматривает.

О несовершенстве законодательства говорили многие. То есть застройщик действует по закону, и обвинять его в обратном неправильно. Ведомства и чиновники действуют по закону. Но такая ситуация не устраивает общество. Нашелся даже оратор, предложивший написать новые законы, которые бы регулировали подобные ситуации.

Александр Стариков, ректор УралГАХА:

— Раз нас не устраивают федеральные законы, нужно разработать свое, местное законодательство по охране историко-культурного наследия, которое не противоречило бы, а наоборот, развивало бы законодательство федеральное.

По мнению ректора, архитектор Бабыкин действительно является одним из столпов уральской архитектуры. Но «Пассаж» нельзя отнести к его творениям, как, например, здание Управления дороги и Филармонию. И отнести к шедеврам его тоже нельзя. «Это вынужденная постройка с тяжелой судьбой, которая не украшает город», — сказал архитектор.

Кстати, подобные выводы сделала и Росохранкультура, когда давала заключение по этому памятнику. И судя по количеству подписей преподавателей Архитектурной академии под открытым письмом президенту, которое написали противники реконструкции, многих специалистов такие выводы все же удивили. Да и чиновников тоже.

Михаил Вяткин, начальник Главного управления архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений администрации Екатеринбурга:

— Я тоже думал, что это памятник архитектуры, мы боготворили его автора Бабыкина, но оказалось, что это вообще не так. А в последние годы «Пассаж» вообще превратился в какой-то отстойник. Мы пытались заставить предыдущего владельца привести его в порядок, но не смогли. И теперь только рады, что здание обрело нового хозяина.

Тем не менее заключение комиссии легитимно и полностью соответствует нормам закона. Правда, с этим опять же не согласны оппоненты.

Олег Букин, общественный инспектор Всероссийского общества охраны памятников культуры и истории:

— То, что по проекту реконструкции два фасада будут перенесены, — это даже не реконструкция, а снос. Это преступление. Реконструкция с изменением параметров здания, изменением высоты недопустима. Объект культурного наследия — это здание. Если застройщик решил, что все элементы, которые не названы Росохранкультурой, могут быть демонтированы, то это не так. Снос, изменения элементов памятника, строительство и даже проектирование на территории памятника, перемещение памятника или элементов памятника — это все запрещено законодательством, в том числе и международным.

И, конечно, много обсуждали сам проект архитектора Владимира Громады. Самому Владимиру, похоже, больше всего понравился каламбур профессора УралГАХА Валерия Сакныньша, назвавшего «громадой» само здание нового «Пассажа». Впрочем, наверняка сам Громада, я уверен, не первый раз слышит шутку о своей фамилии. Мы договорились встретиться с архитектором на следующей неделе.

Резюмируя собрание, председатель Общественной палаты Александр Татаркин предложил проголосовать за четыре пункта, которые к тому моменту уже были распечатаны. Первое — согласиться, что реконструкция «Пассажа» необходима. Второе — рекомендовать Градсовету изучить предложения и замечания. Третье — рекомендовать администрации Екатеринбурга проводить общественные слушания по всем социально значимым объектам (и проводить слушания в нерабочее время). Четвертое — застройщик должен прислушаться к замечаниям общественности. И пятое: работы — возобновить.

Спускаясь по лестнице на первый этаж, я спросил у Игоря Заводовского, начнут ли строители завтра работы, как он говорил в эксклюзивном интервью Порталу 66.ru.

Игорь Заводовский, соучредитель «Малышева, 73»:

— Завтра же еще митинг прямо напротив «Пассажа». Настолько нагнетать общественное недовольство мы не будем. Начнем после митинга.