11 января 2012, 13:17

На месте памятников истории возводят «новодел». А смысл?

Споры вокруг «усадьбы Панфилова» на улице Розы Люксембург в Екатеринбурге разгораются с лета прошлого года. Здание полностью снесено, а на его месте строится точно такое же — из современных материалов.

И всем вдруг уже не так важно, подлинное это здание или нет.

Оказалось, что реконструкция одного из екатеринбургских памятников архитектуры — усадьбы Панфилова, бывшей палаты мер и весов — вовсе не реконструкция. Действия, которые наблюдают инспекторы на площадке, скорее можно назвать сносом. И строительством нового здания.

Когда в МУГИСО было принято решение о реконструкции, здание уже было в ужасном состоянии. Огромные трещины в стенах, просевший фундамент, затопленный подвал. Реконструировать здание было просто невозможно. Вместо этого его снесли и принялись строить новое, такое же.

Работы у «реконструкторов» еще много: в состав памятника истории кроме основного здания входит разрушенный флигель и ворота с кованной решеткой.

Олег Букин, общественный инспектор Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:

— Строительство фактически нового здания — это никак не «работы по сохранению». Это больше походит на воссоздание. А для этого предусмотрена отдельная процедура. Причем она не применима в отношении флигеля дома, поскольку воссоздание осуществляется только в отношении утраченных памятников. В отношении живого памятника с точки зрения закона оно недопустимо. Поэтому то, что произошло, нужно квалифицировать как уничтожение объекта культурного наследия.

Флигель старинного дома находился в лучшем состоянии, чем остальные постройки усадьбы. Тем не менее его снесли, оформив снос задним числом — после того, как в августе забили тревогу журналисты. Хотя другого выхода, судя по всему, у строителей не было.

Алексей Бадаев, министр культуры и туризма Свердловской области:

— При проведении работ подрядная организация столкнулась с рядом трудностей. Например, строители XIX века не удосужились выкопать достаточно глубокий котлован под фундамент. В результате под ним скапливалась вода, которая зимой замерзала. За два столетия эти природные явления сильно деформировали фундамент. Кроме этого вода сильно повредила кирпичную и бутовую кладку.

По проекту реконструкции к 1 сентября 2012 года усадьба будет иметь первозданный вид.

Сейчас строительство на месте усадьбы ведется полным ходом. На щитах перед зданием изображен ее внешний вид — такой она и должна выглядеть после окончания работ. Но внутри здания от истории ничего не останется.

Олег Букин:

— Внешний вид — это лишь половина, если не третья часть наследия. Если по-настоящему воссоздавать объект, нужны те же материалы и те же технологии, что существовали, когда его создавали. Условно говоря, если бревна обрабатывали топорами, то и сейчас их надо так обрабатывать. А усадьбу Панфилова строят из современного кирпича гости с юга. И по сравнению с уцелевшими ровными фрагментами кладки, прямо скажем, строят не мастерски.

При первоначальном согласовании проекта было оговорено, что находящийся в аварийном состоянии флигель может быть снесен и восстановлен из современных материалов, а основное здание строители будут стараться сохранить. На деле мы видим, какую ничтожную долю занимает сохраненная часть здания (светлая кладка).

Два министерства — культуры и госимущества — сейчас спорят о том, хорошо это или плохо. С одной стороны, кажется, воссоздание памятника истории — вынужденная мера, поскольку здание действительно много лет находилось в аварийном состоянии. С другой стороны, это уже не объект культурного наследия, а лишь его копия. Хотя правильно говорят эксперты: если бы хотели сохранить — сохранили бы.

Радует одно: пусть здания будут новоделом, пусть в них будут коммерческие площади, но позади хотя бы не планируется возводить никаких современных стеклянных офисников.

Добавим, что бюджет «восстановительных работ» составляет больше сотни миллионов рублей.