Раздел В мире
9 сентября 2014, 18:30

Война без пафоса. Рассказ участника боевых действий о том, как воюют на юго-востоке Украины

О тактике войск ДНР и украинского правительства, о контрабанде и мародерстве, о волонтерах и шпионах рассказывает уралец, недавно вернувшийся с фронтов войны за независимость ДНР.

Мы общаемся с Николаем в небольшом частном доме, простом и неприметном — таких много в любом небольшом городке Свердловской области. О войне на Украине он знает немало. За время вооруженного противостояния самопровозглашенных республик с войсками украинского правительства Николай уже несколько раз пересекал границу, помогая подразделениям ополченцев. Я не спрашивал его о мотивах, не пытался говорить с ним о глубинных смыслах этого конфликта. Просто попросил этого человека рассказать о внутренней стороне войны. Личность моего собеседника мы, естественно, не раскрываем — он планирует опять вернуться в ДНР и лишняя огласка ему ни к чему. Фотографии к этой статье также предоставлены Николаем — он специально отобрал такие, по которым нельзя распознать лица бойцов.

— Николай, как воюют ополченцы? Ведь преимущество в технике и численности у войск правительства Украины.
— Не числом, а умением воюют. Практически методами партизанской войны. Основная ставка делается на небольшие подвижные группы — типа спецподразделений. Их формируют в основном из опытных людей — там немало тех, кто еще в Афгане повоевал. Добровольцев наших там немало — из тех, что Чечню и другие горячие точки прошли. Такие группы в открытые бои стараются не ввязываться. Обстреляют наступающих «укропов» с удобной позиции и на новую отходят — пока те сориентируются, откуда по ним лупят, наши уже в другом месте, опять врагов выцеливают. Сейчас в Луганске и Донецке с артиллерией хорошо стало — набрали трофеев у «укропов». И самоходки есть, и системы залпового огня. Так все это богатство из которого бойцы Порошенко хотели Донецк и Луганск с землей сровнять, теперь их же и кроет. Разведчики засекают скопление украинских войск, дают координаты артиллеристам (есть, например, такой батальон «Заря», который у ЛНР за артиллерию отвечает). А те уж отрабатывают по полной.

— И точно бьют? По гражданским целям не попадают?
— Нет. Тут ополченцы перестраховываются всегда. Без железной уверенности, что бьют по врагу, залпа не сделают. Бывали, конечно, промахи — поначалу особенно. Было дело и на километр мимо цели мазали — там же не профессиональные пушкари. Но всегда действовали из того расчета, что лучше промазать по врагу, чем попасть по мирным жителям. Пойми, эти люди за свою землю воюют — они здесь жить хотят. Бок о бок с теми же гражданскими людьми. Потому о населении заботятся всерьез — зачем им вражда с собственными соседями? Да и натренировались теперь артиллеристы ДНР.

Есть накрытие! Этот дым поднимается над местом, по которому только что отстрелялись системы залпового огня «Град» ДНР.

— Но ведь там, где война, часто бывают проблемы со связью. Как же разведка передает координаты артиллерии? Нашлись полевые радиостанции и умелые радисты?
— Да откуда? Обычной сотовой связью пользуются. С ней, конечно, перебои, но она есть. Никто отключать и не думал. Перебои-то в основном из-за машин-глушилок. Ребята-ополченцы как-то заметили у украинцев такие. Иностранного производства техника, американская или еще чья — в войсках ДНР хватает бывших военспецов, так даже они такое оборудование раньше не видели. Но все быстро заметили, что, если такой агрегат подбить, то в районе сразу связь появляется. А пока он цел — только эсэмэски идут. Такая вот странная техника — голос глушит, а сообщения проходят.

Бывает, что связи совсем нет. Тогда координаты цели по цепочке вестовой передает. По старинке, так сказать. Бывало обидно, когда человек добегал до батареи, давал координаты врага, те вжаривали во все стволы — а враг уже дальше двинулся. Но такое нечасто бывало — украинцы часто на месте подолгу топчутся. А бывало и так, что батарея промахнется, разведчики это видят и нового посыльного отправляют — чтобы помог артиллеристам огонь скорректировать.

— Ну, с разведчиками понятно — туда самых опытных отбирают. А что с остальными добровольцами? С теми, у кого боевого опыта нет?
— К делу приспосабливают исходя из того, что человек умеет. Водителя за руль сажают, тракториста — за рычаги БМП. А если человек, скажем, охотник опытный — такому в руки СВД дают и в снайперы определяют. Опытные люди — в разведке и в инструкторах, неопытных стараются беречь. Сейчас уже немало таких людей, которые за эту войну из мирных людей стали настоящими бойцами. Из таких ополченцы уже штурмовые отряды и другие подразделения формируют.

— В чем нуждаются армии ДНР и ЛНР и как они этим обеспечиваются?
— Нуждаются практически во всем — еда, одежда, медикаменты, средства гигиены. Только в патронах и оружии теперь нужда отпала — у украинской армии набрали трофеев. Все мирные товары там сейчас в дефиците. Доставляют все это большей частью добровольцы — и местные, и российские. Сейчас все это тоже отлажено, по уму делается. Есть пункты сбора, где группируются машины с гуманитаркой. Там формируют колонны и ждут безопасного коридора, то есть прокладывают максимально безопасный маршрут, проверяют его несколько раз, только потом пускают колонну. На случай нападения ее сопровождают вооруженные ополченцы, а на волонтеров надевают каски и бронежилеты. Но бывают и такие, кто самостоятельно пытается проскочить — по незнанию или от излишней лихости. Недавно несколько таких ребят погибло — сами границу пересекли и пытались до позиций ополченцев доехать. Груз они, кстати, из Екатеринбурга везли, но кто такие были — неизвестно пока. Кто их убил — украинские солдаты или просто бандиты — сейчас и не выяснить уже, наверное.

Особой популярностью у ополченцев и опытных волонтеров пользуются автомобили повышенной проходимости — дороги войны редко выстланы асфальтом. Жаль только, что много груза на таких машинах не провезешь.

— Что за бандиты?
— Контрабандисты в основном. Когда война идет, всего кругом нехватка. Ту же водку нелегально через границу таскать может быть очень выгодно. Бывает, что какой-то отряд объявляет, что они за Новороссию, ополченцы вроде. Получат оружие, а сами давай контрабандным бензином торговать, таскать или мародерствовать. С «укропами» они, конечно, не воюют, чуть что — норовят через границу в Россию сбежать и беженцами прикинуться. Ополченцы таких ненавидят люто, когда ловят — не церемонятся. По законам военного времени с ними обходятся.

— Как действует украинская армия? (На этом вопросе Николай смеется.)
— Армия? Ну если это можно назвать армией, то действует она по принципу «задавить железом». Я уж не знаю, кто у них там командует, но явно не гении. Прут вперед, не заботясь ни о тылах, ни о боевом охранении, ни о взаимодействии частей и родов войск. А как какой-то батальон отстанет, или вперед вырвется, или просто заблудится — окапываются и сидят на месте, стреляя во все, что увидят. Потому и попадают постоянно в котлы. Будь там нормальная армия — смела бы она ополченцев в два прихлопа три притопа.

— Что, неужели в украинской армии нет опытных военных?
— А откуда им взяться? Те, что воевали еще при СССР, большей частью сами на сторону ДНР встали. Есть, конечно, и те, что остались на стороне Порошенко, но их немного. Ну и наемники еще. Эти «опытные» обычно гонят впереди себя батальон украинских призывников. И смотрят, как сильно ополченцы его долбают. Если видят, что наступление проходит легко, — включаются в перестрелку. А вот если понимают, что отвечают им всерьез и бой будет тяжелый, — сматываются, бросая «пушечное мясо». Есть еще частные отряды того же Коломойского, какие-то подразделения «Правого сектора». Эти вообще непонятно с кем взаимодействуют и чего хотят. Чисто махновские банды.

— И много там наемников?
— Поначалу было немало. По сути, все успехи их армии были достигнуты благодаря наемникам — эти-то воевать умеют. Сейчас их поубавилось. Особенно тех, что из благополучных стран приезжали, эти их «Black Water» (частная военная компания, один из наиболее известных посредников на рынке наемников в мире, — прим. ред.) уже по домам разъехались. Как поняли, что легкой прогулки не будет, так и свернулись потихоньку. Они же деньги хотят зарабатывать а не под пули подставляться. А с такой армией, как украинская, нормальный боец не свяжется — того и гляди свои же союзники тебя по ошибке застрелят, ибо у страха глаза велики. Зачем им такая война? Остались те, что попроще или побезбашенней. Поляков немало, арабы попадаются. Те, кому много платить не надо.

— На что же украинские войска в основном полагаются?
— На самом деле в открытые бои они тоже вступать не большие любители. Вся их надежда, преимущество — в бронетехнике и господство в воздухе. Пытаются по-американски воевать. Ну чтобы артиллерия и авиация все выжигала, а они уж потом зачищали. Только вот разведки нормальной у них почти нет. Большую часть их разведгрупп ополченцы уничтожили. Сейчас тамошние опытные бойцы в разведку идти не хотят, а неопытные не могут. Так что их артиллерия лупит куда придется, в надежде, что, если сотню снарядов по одной деревне выпустить, то уж пару-то ополченцев они найдут. Вот отсюда и потери у мирного населения — люди по домам прячутся в надежде, что по их хате стрелять не будут. А украинцы в село не войдут, пока там целые дома есть, ведь каждая хата — это потенциальная огневая точка для ополченцев. Зачем им рисковать?

— Что, и авиация так же действует? Без данных наземной разведки?
— Ну да, бьют куда попало. Увидели сверху какое-то шевеление, дали туда залп — и поскорей на базу, пока не сбили. Умелых военных летчиков у Порошенко тоже нет. Я лично знаю человека, который в одном бою сумел сбить два вертолета из обычного «калаша» калибра 5.45 миллиметра. Звучит фантастично, но свидетелей тому было много, так что факт есть факт. Это говорит не только о крутости моего знакомца, но и о беспомощности сине-желтых военлетов. Плохая выучка, низкий боевой дух и полный пофигизм к местному населению приводят к тому, что они частенько обстреливают гражданские объекты и убивают простых людей.

— Что за ВВС у украинских военных? И что им противопоставляют ополченцы?
— Вертолетов у них сейчас мало. Может, ополченцы все посбивали. Или украинские генералы, поняв, что их вертушки сыпятся с неба, как спелые яблоки с дерева, прекратили их использовать. Сейчас против ополченцев действуют в основном штурмовики или бомбардировщики. Слышишь короткий рокот — значит штурмовик, слышишь протяжный гул — бомбардировщик идет. А у ополченцев только ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс, — прим. ред.), да легкое стрелковое оружие вроде пулеметов. С таким арсеналом воздух не защитить. Но воюют понемногу, несколько штурмовиков вроде бы сбили.

Блокпост ополченцев. Самый типичный — в тех краях такие сейчас есть почти на каждой дороге.

— А мирное население этих территорий — за кого они сейчас?
— По-разному. Значительной части тамошних жителей все равно, кто победит — им хоть Украина, хоть ДНР, хоть Новороссия, лишь бы стрелять перестали. Они не понимают, что, если войска Порошенко победят — никому из тех, кто на территории Новороссии был, мало не покажется. Есть такие, кто надеется просто за печкой отсидеться. Здоровые мужики — а защитить свой дом не хотят. Ополченцы про таких презрительно говорят — «серые». Но в основном население все же за ополченцев — помогают чем могут. Есть, правда, и такие, кто в пользу Порошенко шпионит, а то и гадит по-всякому. Бывало, что остановится посреди городской улицы обычная с виду «Газель», оттуда кто-то шарахнет из гранатомета куда глаза глядят, и машина быстро уезжает. А кого этим выстрелом убило — стрелкам это пофиг. Пока подразделение ополченцев туда прибудет — уже нет никого.

— Кто сейчас побеждает в этой войне?
— Ополченцы победят — это без вопросов. Украинская армия не смогла взять верх, когда против нее выходили неопытные люди с охотничьими ружьями и раритетным Т-34, снятым с пьедестала. А теперь, когда там и обучение налажено, и оружия хватает, и с техникой порядок, — «укропам» ничего не светит. Сейчас соотношение по потерям в людях доходит до того, что иногда на одного убитого ополченца приходится сотня мертвых «укропов».

— В чем основная проблема ополчения?
— Нет единого четкого руководства. Они говорят о Новороссии, но реально ее нет — есть ДНР, есть ЛНР. Против украинских войск они четко взаимодействуют, но в других организационных вопросах идет перетягивание одеяла на себя. Есть и такие персонажи, которые только зовут себя ополченцами, а на деле пытаются свой гешефт поиметь. Вот был бы там единый руководитель, один лидер, которому бы доверяло большинство жителей этих республик. Когда появится такой — будет Новороссия. Без этого ДНР и ЛНР так и останутся мятежными республиками.

Фото: личный фотоархив Николая