Раздел Спорт
17 июня 2009, 13:35

Англичане требуют залепить теннисисткам рот пластырем, «чтоб не орали, как в порно»

В преддверии старта старейшего и наиболее консервативного из теннисных турниров "Большого шлема" чопорным англичанам вновь не дает покоя вопрос: почему же теннисистки так кричат на Уимблдоне?
"Сделайте что-нибудь с этими гарпиями, которым платят несправедливо много. Например, заклейте им рты пластырем", - умоляет журналистка The Daily Mail Джули Уэлч. По мнению автора, раньше смотреть женский теннис было скучно, а теперь еще и противно. Этот визг, вой и кряхтение - дико агрессивный, отталкивающий, звериный рев.

После того как завершила свою карьеру Моника Селеш, олицетворением подобного "недостойного" поведения на корте, несомненно, стала россиянка Мария Шарапова, чей стремительный прорыв на теннисный Олимп начался как раз с кортов Всеанглийского лаун-теннисного клуба. Однако основной мишенью для своего праведного гнева Уэлч избрала не ее, а менее именитую 16-летнюю португалку Мишель Ларчер де Брито, "которая мгновенно прославилась не стилем игры или красотой, а воплями на корте".

Впрочем, пишет Уэлч, на French Open в мае зрители, уставшие от голоса Мишель, освистали ее. На визг португалки пожаловалась даже теннисистка, одержавшая над ней победу в третьем круге.

Количество децибел - единственная область, где теннисистки затмевают теннисистов: недостаток мускулов и энергии они восполняют мощью своих голосовых связок, уверяет автор. Если в прежние времена именно мужчины - Макинрой, Агасси - неприлично кряхтели, то сегодня теннисисты по сравнению с коллегами-дамами сдержанны, как дзен-буддисты. И мужские возгласы, как утверждает журналистка, исполнены приятной мужественности, а не смахивают на визг пилы.

Как бы то ни было, у Ларчер де Брито множество соперниц: сестры Уильямс сотрясают воздух не меньше моторизованной газонокосилки в соседском саду (85-90 децибел), а Мария Шарапова порой преодолевает барьер в 100 децибел (по уровню громкости это все равно что мотоциклист под вашими окнами). Личный рекорд Ларчер де Брито - 109 децибел. Еще десять децибел - и это будет звук взлетающего реактивного самолета.

По мнению журналистки, эти вскрики столь неприличны, что не знаешь, куда деться, - когда турнир показывают по телевизору, кажется, будто ты случайно переключилась на порноканал.

"Судьи уже имеют право назначить штрафное очко игроку, чьи крики помешали сопернику", - отмечает Уэлч. Сейчас Международная федерация тенниса обсуждает, не следует ли распространить на шумовые помехи запрет, который уже действует в отношении неподходящей формы одежды, непристойных жестов, словесных оскорблений и неспортивного поведения.

На взгляд журналистки, все просто: визг - это такая же уловка, как попытка футболиста втайне от судьи ударить соперника локтем в лицо. Ради громадных денежных призов теннисисты готовы на все ради лишнего преимущества, отмечает автор и резюмирует: прежде чем садиться смотреть Уимблдон, возьмите беруши и транквилизаторы.