Раздел Общество
22 июня 2011, 11:29

Первый год войны: засекреченные документы уральского фронта

Центр документации представил ранее засекреченные документы — письма и официальные постановления властей, датированные 1941 годом.

22 июня ровно 70 лет назад германские войска без объявления войны напали на Советский Союз. Всем известно, как противостояло фашистам население городов-героев Ленинграда, Одессы, Киева... А вот как встретили объявление о введении военного положения на Урале, в Свердловской области, и, в частности, Свердловске, как шла подготовка к войне в нашем городе, известно не много.

В «Центре документации общественных организаций Свердловской области» с сегодняшнего дня начинает работать историко-документальная выставка «А Победа была далеко...»

Здесь представлены документы начала войны, ранее хранившиеся под грифом секретности.

О проекте, посвященном 70-летию начала Великой Отечественной войны, рассказала сотрудник Центра, Анастасия Созанова.

В июне 1941 года в Свердловской области объявили перерегистрацию военнообязанных «рядового и начальствующего состава запаса Красной армии и Военно-Морского флота».

Согласно постановлению, военнообязанными считались люди 1922-1923 годов рождения.

Рабочие оставляли свои места на заводах и уходили на фронт. Те же, кто оставался на своих местах, поражали своей нечеловеческой трудоспособностью.

На фото изображены работники колхоза Серовского района Свердловской области. А вот о рекордах рабочих Уралмашзавода помнят благодаря распоряжению о награждении отличившихся работников тыла: «Мастер Уралмашзавода тов. Попов и расточники Борцов и Коняхин расточили деталь за 5 часов 30 минут. По норме полагается выполнять ту же работу за 18 часов».

Уже на второй день после объявления войны в цехах начинается активная партийная работа. Созываются партсобрания, которые проводятся при закрытых дверях.

О чем на них говорили рабочие и на что жаловались в первые дни войны, можно узнать из сохранившегося протокола собрания.

Например, на выставке представлен протокол № 2 общезаводского закрытого партийного собрания парторганизации Верх-Исетского металлургического завода по вопросу «О задачах парторганизации в период войны». Собрание состоялось 24 июня 1941 года.

Товарищ Новгородцев высказался за политическую бдительность: «У нас в цехе № 2 политическая бдительность еще не поднята на должную высоту, цех наш почти проходная будка. Ходят через него кому только хочется...» А вот его коллега по цеху, товарищ Мензеленцев, более серьезной проблемой в первые дни войны считает нехватку вагонов и винит работников железной дороги. «Копровый цех выполняет производственную программу, но нам плохо помогают, особенно железнодорожники. Они очень плохо обеспечивают нас вагонами и тем срывают нашу работу»...

Списки добровольцев, желающих вступить в ряды Красной армии, также сохранились благодаря партийной переписке. Больше всего среди них женщин, затем следуют молодые люди, прервавшие обучение, и подростки, еще не достигшие совершеннолетия. «Информация о возрасте и профессиях, данная в документах, позволяет судить о социальном статусе добровольцев. Мы можем составить портрет людей, которые уходили на фронт в первые годы войны», — рассказывает Анастасия Созанова.

Из документа, датированного 27 августа 1941 года:

— Всего было зарегистрировано 1328 заявлений, из них 522 от мужчин и 806 — от женщин. Часть заявлений была подана без указаний адресов и не разыскана, часть заявлений — от призывников, студентов и молодежи в возрасте до 18 лет. Им в зачислении в народное ополчение отказано.

В то же время две комсомолки, Чепелева и Королева, пишут заявление в комитет Верх-Исетского металлургического завода: «Просим заводской комитет в связи с тем, что германские псы фашизма напали на наше Отечество — мы просим отослать нас добровольцами на фронт. Знаем санитарное дело».

Необычный синтаксис, фраза, оборванная на полуслове, выдает большое желание «заявителей» внести свой вклад в общее дело.

Те же, кто не попал на фронт, писали бойцам письма из дома. Одно из них, полевая почта за номером 22617, сейчас находится в открытом доступе.

Автора письма зовут Антон. Он живет в Москве по адресу Грузинский вал, 26 и собирается поступать в техникум. Письмо адресованно солдату, воевавшему на фронте.

Оно датировано 23 апреля 1944 года, начинается так: «Привет из Москвы! Здравствуйте, Виктор! Примите от меня привет, поздравление с наступающим праздником — 1 мая — и наилучшие пожелания. Желаю встретить праздник 1 мая как полагается». И заканчивается словами: «Я учусь. Скоро буду сдавать испытания и поступать в техникум. Маму мобилизовали на строительство газопровода Саратов-Москва. Больше писать нечего. Затем до свидания. Антон».

Но, как говорится, война войной, а обед по расписанию. В первые военные годы в Свердловской области особое внимание уделялось кухне. 14 августа 1941 года выходит постановление бюро Свердловского горкома ВКП(б) «О расширении сети общественного питания по свердловскому тресту столовых»: «Обязать директора Свердловского треста столовых тов. Тропина закончить ремонт и открыть столовые в помещениях ресторан „Спорт“ и „Ревьера“ к 22 августа и столовую во Дворце пионеров к 1 сентября 1941 года». Количество мест на предприятиях общественного питания было необходимо увеличить на полторы тысячи.

И, пока работницы укладывали в ровные ряды папиросы с патриотическим названием «За Родину!», рабочие, колхозники и вся местная интеллигенция собирали подарки бойцам и командирам Красной армии и Военно-Морского флота.

Соответствующее постановление вышло под Новый год. Кстати, в это же время во Дворце пионеров для детей фронтовиков устроили настоящую «елку». По фотографии, на которой изображены радостные лица детишек и взрослые, переодетые в маскарадные костюмы, и не скажешь, что совсем близко идет война.

Фото: Дмитрий Горчаков