Раздел Общество
9 июня 2011, 11:49

Власти наконец-то решились содрать с «крокодила» кожу

Глава Госнаркоконтроля Виктор Иванов призвал немедленно запретить свободную продажу в аптеках препаратов, содержащих кодеин, основу наркотика «крокодил».

В таких случаях говорят: «Не прошло и полгода», но о «крокодиле» не говорили — кричали уже несколько лет. Хорошо, что хотя бы теперь официальные лица признали: со свободной продажей кодеиносодержащих препаратов нужно завязывать, и в самые кратчайшие сроки.

Объемы дезоморфина («крокодила»), который ежемесячно конфискуют наркополицейские, выросли за последние 2,5 года в 60 раз, а в ряде регионов страны до 90% всех впервые выявленных наркоманов — это дезоморфинщики.

Виктор Иванов, директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков:

— Объема реализуемых ежегодно в российских аптеках кодеиносодержащих препаратов достаточно для изготовления до 200 тонн дезоморфина. Это почти в 5 раз превышает объемы ежегодно изымаемого нами героина, кокаина, гашиша, марихуаны и синтетики вместе взятых. Первые сигналы об этом поступали еще 7 лет назад. Так, Московская городская дума 30 июля 2004 года одной из первых ударила в набат. В прошлом же году сигналы SOS подали руководители уже 73-х субъектов федерации, поставив вопрос о незамедлительном установлении жесткого контроля над продажей кодеиносодержащих препаратов.

Однако кроме наркоманов кодеиносодержащие препараты принимают и обычные люди, в целях, далеких от «уколоться и забыться». Ведь он содержится в привычных нам «Нурофене», «Пенталгине», «Седалгине», «Солпадеине» и других лекарствах. Таких среди россиян (по данным ВЦИОМ) больше половины.

И эта же, большая, часть опрошенных уверена: запрет кодеиносодержащих препаратов негативно скажется на обычных потребителях, а на борьбе с наркоманией не скажется никак.


Может быть поэтому, а может быть, в силу банальной коррупции или инертности властей, к решительным мерам от «бла-бла-бла» Госнаркоконтроль перейти не спешит. А надо бы.

Евгений Ройзман, глава фонда «Город без наркотиков»:

— На самом деле ситуация с «крокодилом» очень серьезная. Только у нас в регионе в ноябре 2010 крокодиловые наркоманы составляли 6% всех наркозависимых, а в апреле... уже 22%! Рост более чем в три с половиной раза!

Мало того, крокодильщики стремительно молодеют. Для молодежи «крокодил» зачастую становится первым наркотиком (и последним). Все чаще на притонах задеживают несовершеннолетних. Крокодиловые живут очень недолго, гниют заживо и обратного пути с него нет.

«Крокодил» (дезоморфин) — наркотик страшный. И быстрый. Соскочить практически невозможно. Не успевают. Необратимые последствия уже в первый месяц. Человека корежит. Мозги вышибает и плоть гниет. Держит недолго, около часа, поэтому надо все время догоняться. Когда варятся, хочется быстрее — роли распределены (трясуны, факиры и т.д.), поэтому наркотик коллективный. Отсюда притоны. Притон — это воронка — засасывает, засасывает и засасывает. Для молодых зачастую это первый наркотик, он же и последний.

«Крокодил» — наркотик для бедных. Он доступен. Поэтому в небольших городах России, где нет работы, он становится основным.

Все, что надо для изготовления — продают в аптеках. Причем все работники аптек знают, кому продают и зачем. Мало того, некоторые приходят утром пораньше и фасуют в пакеты, куда, кроме седалгина и тетралгина, заботливо кладут шприцы, йод, муравьиный спирт и т.д. В это время владельцы аптек, видя, что с прилавков сметают кодеиносодержащие препараты, спешат закупать на реализацию еще и еще.