Раздел Общество
6 июня 2011, 14:24

Дмитрий Медведев: избранное

Несколько реплик президента Российской Федерации — об Интернете, коровах, тракторах и хоровом пении.

3 июня Дмитрий Медведев встретился с жителями села Ненашево Тульской области и за чашкой чая обсудил с ними актуальные проблемы работников сельского хозяйства.

Полностью стенограмма встречи опубликована на официальном сайте президента. Мы выбрали самые любопытные высказывания и диалоги.

Д. МЕДВЕДЕВ: Дорогие друзья! Рад возможности повстречаться с вами. Вы мне написали послание, нормальное человеческое послание о том, как сегодня живется в деревне.

О школе
Д. МЕДВЕДЕВ: Нина Михайловна, а скажите мне, сколько сейчас в Тульской области учитель получает?
Н. РАДЮКИНА: Я так скажу: если учитель пришел из техникума, то это 5–6 тысяч самое большое. Это очень мало.
Д. МЕДВЕДЕВ: Мало, конечно, совсем.
Н. РАДЮКИНА: Очень. Настолько мало, что даже стыдно иногда говорить про зарплату. А учителя, которые проработали по 40 лет с высшей категорией — 7200. Это тоже очень низкая зарплата.
Д. МЕДВЕДЕВ: Совсем мало. А всего так и получается 7200 или все-таки чуть больше?

Д. МЕДВЕДЕВ: То есть я правильно понимаю, что даже в советские времена, когда тоже хватало всяких формальностей, отчетность была меньше, чем сейчас?
Н. РАДЮКИНА: Меньше, намного меньше.
Д. МЕДВЕДЕВ: И о чем вы отчитываетесь перед Министерством?
Н. РАДЮКИНА: Обо всем.
Д. МЕДВЕДЕВ: Плохо это. Честно говоря, не ожидал от Вас это услышать. Я думал, что отчетность хотя бы чуть меньше становится.

Об Интернете


Д. МЕДВЕДЕВ: А можно я Вас спрошу: Вы сами ковыряетесь в Интернете?

Д. МЕДВЕДЕВ: Это не только Интернет, который на самом деле, может быть, проще всего до села дотащить.
Д. ФИРОНОВ: На самом деле совсем непросто.
Д. МЕДВЕДЕВ: Тем не менее все-таки в школу дотащили.

О сельском хозяйстве
Д. МЕДВЕДЕВ: Сколько бутылка молока стоит в Туле, Вашего молока в среднем?
С. ВОРОНА: Мы в основном поставляем в Москву сюда.
Д. МЕДВЕДЕВ: В Москве, неважно.

Д. МЕДВЕДЕВ: …для меня было откровением, как выглядит современная сельскохозяйственная техника, не та советская, которую мы, собственно, все знаем, а современная техника. Я как-то пару раз залез туда — это космический корабль. Нормальные человеческие условия: кондиционер, музыка играет, он двигается, не важно, что это — комбайн, трактор.

Д. МЕДВЕДЕВ: Как себя коровы чувствуют?
А. АЛИСТАНОВ: Хорошо.

С. ВОРОНА: Да, можно на сегодняшний день кредит взять, но залоговой базы нет. Потому что когда под нацпроект строили, произошло вот это удорожание, пришлось всё что возможно заложить.
Д. МЕДВЕДЕВ: Пришлось заложить. А когда высвобождение из-под залога будет?
С. ВОРОНА: Когда рассчитаемся с кредитами.

Д. МЕДВЕДЕВ: А у Ваших соседей, на Ваш взгляд, лучше условия или нет?
А. АЛИСТАНОВ: Их нет, соседей.

Д. МЕДВЕДЕВ: А кто у вас там начальники?
Т. КОНОВАЛОВА: Сейчас уже на пенсии.
Д. МЕДВЕДЕВ: На пенсии? Тогда не будем трогать.

О жилье
Д. МЕДВЕДЕВ: Как, на Ваш взгляд, можно все-таки жилищную проблему решить?
С. ВОРОНА: Жилищную? Нужно строить, Дмитрий Анатольевич.

Д. МЕДВЕДЕВ: Стандартная ипотека на селе не работает. Она и в городе-то не работает, потому что это дорого и тяжело, а на селе тем более: доходы не те, да и, в общем, не договориться на таких условиях.

С. ЩУКИНА: Мы начали строиться, пятый год строимся.
Д. МЕДВЕДЕВ: И платите такие деньги?
С. ЩУКИНА: Платили, я, наконец-то, выкупила землю.
Д. МЕДВЕДЕВ: Выкупили?
С. ЩУКИНА: Да, это мне стоило больших трудов.
Д. МЕДВЕДЕВ: Понятно. Вы кем работаете?

О земле
Д. ФИРОНОВ: Я обращаюсь в администрацию: «Дайте, пожалуйста, мне участок». Мне отвечают: «Тебе не положено».
Д. МЕДВЕДЕВ: Почему?
Д. ФИРОНОВ: Конкретно по моей кандидатуре было так сказано: «Ты в Москве работаешь».
Д. МЕДВЕДЕВ: И «отваливай».

Д. МЕДВЕДЕВ: Понятно. А сколько дали?
Д. ФИРОНОВ: 15 соток.
Д. МЕДВЕДЕВ: А почему 15 соток? Земли нет совсем, что ли? Честно говоря, я тоже иногда удивляюсь этому, иногда меня это просто раздражает и злит. У нас самая большая территория в мире. Но на самом деле, я уверен, что и у вас в деревне, и в других местах вполне можно давать не по 15 соток, а по 50 соток, и ничего не случится.

Д. МЕДВЕДЕВ: 15 соток — это вообще издевательство в конечном счете. Понятно, может быть, кому-то и не нужно больше. Но кто хочет иметь больше, тот должен иметь больше.
Н. РАДЮКИНА: Дмитрий Анатольевич, извините, пожалуйста, за эту землю еще надо платить.

Н. РАДЮКИНА: Да, скупается [земля] для дач очень прилично.
Д. МЕДВЕДЕВ: Нет, но ведь здесь же какая ситуация? Если бы пришёл какой-то москвич и сказал: дайте мне у вас дачу построить.
Н. РАДЮКИНА: И вот ему они продадут скорее. Выгоднее продать москвичу, потому что всё-таки деньги какие-то будут.
Д. МЕДВЕДЕВ: Я, честно говоря, не уверен, что так уж много москвичей приезжает, для того чтобы дачу купить.
Д. ФИРОНОВ: На самом деле двухметровых заборов всё больше и больше становится.
Д. МЕДВЕДЕВ: Больше? Именно для дач покупают?
Д. ФИРОНОВ: Да, для постоянного или временного проживания. И не 15 соток.
Д. МЕДВЕДЕВ: Я понимаю, что не 15 соток. Но они там не трудятся? Просто дачи?

О культуре
С. ЩУКИНА: У нас кружки работают, танцевальный кружок, хор у нас существует уже больше 30 лет. Большая проблема, что…
Д. МЕДВЕДЕВ: Что поете?

О детских садах
О. СЕЛЕЗНЁВА: В этом году у нас будет сокращен рабочий день — было 12 часов, а в этом году с 1 сентября — 10,5.
Д. МЕДВЕДЕВ: Почему?
О. СЕЛЕЗНЁВА: Так распорядились.
РЕПЛИКА: Денег нет.
Д. МЕДВЕДЕВ: Я не понимаю, а в чем разница? Они срезали полтора часа. Что это будет означать? Просто зарплата меньше будет или для чего это сделано?

Д. МЕДВЕДЕВ: Нет, я все понимаю, я просто не могу понять другого: почему нужно срезать полтора часа? Вот что странно. Какая на этом экономия-то уж такая существенная?
О. СЕЛЕЗНЁВА: Зато с 1 июня повысится зарплата на 6 процентов. Вот, наверное, с этим всё и связано.
Д. МЕДВЕДЕВ: Работать будем меньше, получать будем больше. Понятно.

О больницах
Г. ЗЕМЛЯКОВА: Сейчас у нас новая ступень — будем реализовывать лекарственные средства, продавать населению. Привезли, спасибо Вам, оборудование, шкафы, холодильники для медикаментов.
Д. МЕДВЕДЕВ: Стоит написать начальству, сразу же что-то начинают возить. Ничего не меняется столетиями.

Д. МЕДВЕДЕВ: Когда сначала мне об этой идее рассказали (если я правильно помню, это было в 2007 году), о том, чтобы вообще неплохо бы в ФАПы добавить право реализации лекарственных средств, я сказал: давайте добавим. Проходит некоторое время, вернулись к этому вопросу: оказывается, ничего не сделано.

Г. ЗЕМЛЯКОВА: У нас все, конечно, тяжело — ни транспорта нет, и обслуживание у нас круглосуточное. Нет такого: рабочий день закончился. И ночью, и утром…
Д. МЕДВЕДЕВ: Доктор сельский, знаете, всегда, ещё во времена Чехова всё равно приходили, стучали.

О проблемах
Н. РАДЮКИНА: Но проблем действительно много, они все злободневные. Но если мы все проблемы сегодня выскажем, то я не думаю, что Вы их решите.
Д. МЕДВЕДЕВ: Все не решим, а частично можем попробовать.

Д. МЕДВЕДЕВ: Во-первых, ничего в этом плохого нет, то, что Вы рассказываете обо всех проблемах.

Д. МЕДВЕДЕВ: …Но это не сделать указом Президента или постановлением Правительства, почему? Потому что это невозможно начать регулировать — как только начнешь регулировать, что-то начинает исчезать, сами знаете, это еще в советские времена происходило.