Раздел Общество
17 ноября 2010, 16:48

Егор Бычков: Моя цель — долбить барыг

Накануне вечером Егор Бычков приехал в редакцию, чтобы поблагодарить пользователей 66.ru за поддержку.

В редакцию Егор добрался уже поздним вечером. Череда интервью пошла на спад, но каждый день стабильно приходится отвечать на вопросы журналистов. Впрочем, ореол героя к Егору совершенно не пристал.

Первое впечатление: Егор — человек простой и удивительно спокойный. Такое спокойствие свойственно глубоко верующему человеку. Верующему не только в Бога, но и в то, чем он занимается и для чего.

— Егор, мы рады тому, что дело закончилось благополучно. Как вы? Чем планируете заниматься в ближайшее время?
— Сейчас главная задача — восстанавливать деятельность Фонда «Город без наркотиков» в Нижнем Тагиле. Все последнее время мы либо были в суде, либо готовились к нему, то время, пока шло следствие, Фонд фактически не работал. За два последних года мы провели всего три-четыре операции в Тагиле. В то время как до этого проводили по сто успешных операций в год. Сейчас, по сути, мы все будем начинать с нуля. У нас даже помещения своего нет. Но многие люди теперь нас поддерживают, так что работа пойдет гораздо быстрее.

Егор приехал в редакцию 66.ru, чтобы поблагодарить пользователей портала за поддержку.

— В ваших планах по-прежнему исключительно работа Фонда, но не создание реабилитационных центров?
— Я лучше буду бороться с наркоторговцами и этим приносить пользу обществу, чем заниматься реабилитацией, которая, как оказалось, нашему государству не нужна. Это очень слабое место, а тот, кто этим занялся, может легко оказаться за решеткой. К тому же, все это не находит поддержки государства. Фонд не получил ни копейки бюджетных денег.

— А вам государственные деньги нужны?
— Нужны ли Фонду деньги? Глупый вопрос — конечно, нужны. Другое дело — какие деньги. Мы никогда не получали бюджетного финансирования и, думаю, и дальше будем справляться. Быть должным администрации города — сложная штука, которая грозит обернуться тем, что нас будут пытаться вплетать в политическую борьбу. Скоро, когда начнутся выборы, выстроится очередь из тех, кто захочет дать деньги Фонду. Но мы никогда не согласимся сказать: вот эта партия поддерживает нас. Мы готовы принимать помощь от частных лиц. Но под знамя какой бы то ни было политической партии не встанем никогда. Нам это не интересно и не нужно.

По словам Егора, Фонд готов принимать деньги от частных лиц, но никогда от коммерческих структур или политических партий.

— Какие меры вы предложили бы правительству, обратись оно к вам за советом, как побороть наркоманию?
— Я бы им дал один совет — обратитесь к Евгению Ройзману. Для меня удивительно, что сейчас проходят круглые столы, совещания, телемосты, и везде нас выставляют как экспертов. Но я никаким экспертом не являюсь. Я просто увидел, как это можно сделать, и сделал на своей земле. Я вовсе не эксперт, нас нельзя ставить в ряд с научными сотрудниками и врачами, мы — это настоящее гражданское сопротивление. А механизмы борьбы с наркоманией давно известны. Главный — закон о принудительном лечении, который будет вноситься в Госдуму. Его поддерживают как главный нарколог России, так и Госнаркоконтроль. Во всех цивилизованных странах мира так: либо ты лечишься, либо ты сидишь в тюрьме. Иначе все бесполезно: пока наркоман под кайфом, лечение ему нафиг не нужно. Мысль о том, что продолжительное время он должен быть без наркотиков, сводит его с ума. Следующий шаг — создание реабилитационных центров.

— О`кей, Егор, представим, что будут созданы государственные центры реабилитации, они будут бесплатными и — о, чудо! — никакая коррупция этому не помешает. Возможно в таких условиях победить наркоманию в отдельно взятом городе, в отдельно взятой стране?
— Победить возможно. Но сама реабилитация — это лишь часть работы. Нужны серьезные изменения в законодательстве, а главное — борьба с наркоторговцами. Самый надежный способ победить наркоманию — долбить барыг.

— Какие ресурсы, время, люди нужны для этого?
— Сложно ставить временные рамки. Я не могу сказать, что в Тагиле через три года не будет наркотиков. Главное — нужны люди. Порядочные и честные. Недавно раздался звонок. Парень, юрист по образованию с адвокатской практикой, рассказал, что готов помогать Фонду во всем, в частности, по любым юридическим вопросам готов консультировать бесплатно. Спрашиваю — почему? «Ты знаешь, у меня друг есть. У него дочери четыре года и у меня — четыре. Так вот, его дочь играла в детском саду в песочнице. Копалась-копалась и случайно укололась о шприц, брошенный каким-то наркоманом. Неделю назад ей поставили диагноз — СПИД. Я не хочу, чтобы мой ребенок из-за барыг и обдолбанных наркоманов заразился СПИДом!»
Вы можете себе только представить, что это такое? Четырехлятняя девочка с диагнозом — СПИД. Задумайтесь, на минуточку. Вы хотите жить в таком городе?! Я — нет! Я не хочу, чтоб мой ребенок из-за какого-то гребаного наркомана заразился СПИДом! Я не хочу, чтобы хоть один ребенок вообще заразился СПИДом из-за наркомана. Я не хочу бояться за близких, потому что на улице их может ограбить какой-то урод в поисках дозы. Я не хочу, чтобы в соседнем доме продавали наркодерьмо! Именно поэтому я в Фонде.

Бычков не считает себя экспертом в области борьбы с наркоманией. «Я просто делаю свое дело, этот метод работает», - говорит он.

— А милиция-то работает в этом направлении?
— Справедливости ради надо сказать, что милиция и ФСНК сегодня работают. Если раньше тагильский наркоконтроль пинал балду, то сейчас они работают и по выходным, и по праздникам, и объемы изъятия наркотиков стали гораздо больше. Просто с Фондом мы можем сделать гораздо больше, чем без Фонда.

— Что изменилось после того, как вы вышли из СИЗО?
— Будто у всей страны розовые очки с глаз сняли. Все вдруг поняли, что это реальная проблема, решать которую нужно прямо сейчас. Вопрос принудительного лечения наркоманов стоял давно. Но после этой истории все вдруг зашевелились. Начали вносить в Госдуму законопроекты, разрабатывать программы, срочно согласовывать планы по строительству государственных и негосударственных реабилитационных центров.

— Как думаете, что помогло тому, что дело Егора Бычкова закончилось благополучно?
— Огромную роль сыграл общественный интерес, внимание СМИ и реакция интернет-сообщества Эта поддержка заставила правительство обратить внимание на нас. Если вы спросите у адвокатов, в областном суде рассмотрение дела длится 5-10 минут. У нас судьи совещались 80 минут — такого никогда не было. Мы видим, что, если общественность давит, то власть начинает работать. Я хочу поблагодарить всех свердловчан, и пользователей 66.ru в частности, за вселенскую поддержку, которая была оказана мне и Фонду. Мое освобождение — это наша общая победа. Я благодарен всем за неравнодушие, за то, что выходили на митинги, собирали подписи, молились... Всем огромное спасибо! Не забывайте, что это ваш город. Вы здесь родились, здесь живут ваши дети и родители. Защищайте этот город и свою семью. Без нас ни милиция, ни наркоконтроль с этим никогда не справятся.

Егор Бычков:
Мое освобождение — это наша общая победа. Я благодарен всем за неравнодушие, за то, что выходили на митинги, собирали подписи, молились... Всем огромное спасибо!

— Егор, вы можете сейчас сказать, что вы счастливый человек?
— Сложный вопрос.

— А когда сможете назвать себя счастливым?
— Если бы я сейчас ответил, когда не станет наркотиков, люди считали бы меня идиотом. Счастье оно ведь не от этого зависит. Честно говоря, если отбросить всю суету и вспомнить, к чему мы стремимся и что люди мы православные, могу сказать, что я счастливый человек.

— К чему стремится Егор Бычков?
— У меня есть цели. Во-первых, сделать что-то полезное для родного города. Помогать тем, кто нуждается и затыкать рот негодяям — вот к чему я стремлюсь.


Фото: Антон Буценко, Сергей Панин