Раздел Общество
7 августа 2008, 14:44

Русская традиция ездить на дачу глазами иностранца:

"Национальной святыней" и "оазисом свободы" назвал известный немецкий журналист Борис Райтшустер знаменитую привычку россиян - летние поездки на дачу.
О своих ощущениях от "священных" мест он рассказывает на страницах еженедельника Bunte.

"Только иностранец вроде меня может думать о таких неудобствах, как туалет на другом конце участка, полчища комаров или ведро с холодной водой вместо душа, когда хозяин тянет руку к гитаре или зовет в баню. Положа руку на сердце должен сказать, что в такие моменты даже закоренелый недруг дачного образа жизни может дать слабину и разочароваться в своей прежней вере", - пишет Райтшустер, давно работающий в России.

В России 60% дачников и 40% "неудачников"

Выезжать или не выезжать? Этот принципиальный вопрос раскалывает россиян – по крайней мере летом. В Москве линия конфронтации проходит по кольцевой автостраде, городской границе. 60% горожан отправляются на дачу, показывают опросы. При этом специалисты по изучению общественного мнения не делятся информацией, почему оставшиеся 40% ведут себя по-другому: то ли они и вправду предпочитают городскую квартиру, то ли и без того живут на природе, то ли просто не могут позволить себе дачу.

Дача – это не местопребывание, а образ жизни, говорит исследовательница русской культуры Ольга Вайнштейн. Тот, кто его игнорирует, постоянно сталкивается с критическими вопросами. Похоже, что многие любители дачной жизни делят мир на две категории: "дачников" и "неудачников". Недруги дач язвительно возражают: "Какой смысл по пятницам и воскресеньям, едучи, вернее, двигаясь черепашьим шагом на дачу и с дачи, стоять по пять часов в пробках и дышать выхлопными газами, чтобы затем один день наслаждаться свежим воздухом?"

Однако на стороне поклонников дачной культуры традиция. Еще Антон Чехов возвел в своих произведениях дачу на пьедестал – несмотря на то, что еще сто лет назад он предупреждал об опасных сопутствующих эффектах: нет более опасного места для брачных уз, чем дача. В XIX веке Чехов не мог предвидеть, что Москва когда-нибудь будет кишмя кишеть стриптиз-клубами и саунами с девочками по вызову и что, несмотря на все амурные искушения, которые сопутствуют вольной жизни на свежем воздухе, дача окажется в числе относительно безгрешных мест.

И пусть у многих россиян дача связана с первой любовью и поцелуями в кустах. Более или менее в стороне от городов – удаленность дачи от черты города может колебаться от одного до тысячи километров – "дачник" избавляется от оков городской цивилизации. От постоянного городского шума, печального зрелища панельных многоэтажек, толкучки в метро и на улицах. Дача – это целый мир, свобода, индивидуализм на шести сотках. Дача – это возможность выспаться, это гамак, чаепитие на террасе, бесконечные разговоры, прогулки и длинные ночи за вином или водкой.

"В советское время на даче, вдалеке от центра и государства, люди чувствовали себя свободными", – полагает исследовательница Ольга Вайнштейн. Противники режима, от Ленина до Солженицына, находили себе пристанище на дачах, диссиденты, опасаясь обысков в городских квартирах, прятали там свои крамольные рукописи. На дачу отправлялось все, для чего не оставалось места в квартирах – от старого хлама или антиквариата до старых традиций. "Дача стала заповедником альтернативной культуры", – считает Вайнштейн. Дачи – от шикарной виллы олигарха до маленького домика парикмахера – демократичны: каждый имеет свой кусок летней природы. Хотя бы арендованный. Дача – это палочка-погонялочка для всех и каждого: для миллиардера, у которого, чтобы не ударить в грязь лицом перед соседями, терраса должны быть выложена самым модным мрамором; и для продавщицы, потому что там она сажает картошку, чтобы зимой ее дети не голодали.

Что такое дача

В отличие от Запада, по крайней мере раньше, дачные участки зачастую не огораживались вовсе, чувство собственности у людей находилось в зачаточном состоянии, и к ближайшему озеру все ходили через соседский участок. Теперь же некоторые элитные дачи огорожены не хуже, чем хранилище Форт Нокс, – зато другая старая традиция уверенно держит свои позиции: к соседу на чашку кофе или чая, сплошь и рядом вместе с друзьями, с которыми хозяин и вовсе не знаком, можно заявиться без всякого приглашения. Дни рождения и другие праздники дачники нередко отмечают большой компанией, иногда просто переходя из дома в дом – своего рода праздничная одиссея.

Насколько легко попасть с одной дачи на другую, настолько же сложным порою оказывается доступ в мир дач вообще. Приглашение на дачу сродни посвящению в рыцари: человек, которому эта честь оказана, становится в какой-то степени членом семьи. И горе тому, кто отклонит подобное приглашение, пишет журналист.

Дачи имеют свой плюс даже для тех, кто туда не ездит вовсе: хронически перегруженная Москва в летние месяцы становится малолюдней и удобней для жизни, пробки – если не брать вылетные магистрали – спадают, и можно надеяться, что в метро тебя не зажмут, как обычно, со всех сторон, заключает Bunte.