Раздел Общество
6 января 2015, 10:00

Эдуард Коновалов — о том, как Нюша и Крош Пекин покоряли: «Китайские дети не понимали и половины того, что мы вложили в «Смешариков»

Эдуард Коновалов — о том, как Нюша и Крош Пекин покоряли: «Китайские дети не понимали и половины того, что мы вложили в «Смешариков»
Фото: кадр ролика на Youtube
Генеральный директор Riki Group China объясняет, как хорошему российскому мультфильму пройти через огонь и воду китайской цензуры, попасть в ротацию главного телевизионного канала и завоевать любовь миллионов китайских детей, воспитанных на экшене и фане.

«Смешариков» называют главным анимационным достоянием современной России. Мультфильм показывают в 60 странах мира, он переведен на 15 языков, ежедневная аудитория сериала — 50 млн человек. Сегодня «Смешарики» есть в Америке, Германии, Финляндии, на Украине… А в 2011 году сериал впервые появился на центральном китайском телеканале CCTV. Сегодня здесь его смотрят даже больше, чем в России.

Мы спросили генерального директора Riki Group China Эдуарда Коновалова о том, как Китай адаптировал под себя «Смешариков», можно ли заставить каналы за рубежом платить за показ сериала и чего никогда не смогут понять китайские дети. В результате Коновалов сформулировал несколько правил выживания хорошего российского мультфильма в Поднебесной. Предлагаем вам их прочитать. А пока — смотрите одну из серий «Смешариков» на китайском. Полную версию вы можете найти здесь.

— «Смешарики» — настолько гениальный российский мультфильм, что совершенно непонятно, как можно его адаптировать для китайского зрителя. Много серий не удалось переделать?
— Как оказалось, адаптировать можно далеко не всё. Например, из 12-го сезона, в котором более 200 серий, после отбора осталось всего 130. Мы поняли, что перевести некоторые серии так, чтобы был понятен их смысл, невозможно. А если делать это, то материал будет неинтересен детской аудитории в Китае. Дети просто не поймут, о чем идет речь.

— В сериях, прошедших отбор, много осталось от первоисточника?
— Мы старались максимально придерживаться первоисточника. Иногда, конечно, приходилось идти на небольшие хитрости. Мы меняли российские пословицы и поговорки, иносказания на аналоги, которые есть в китайском. Главное — чтобы мультфильм был максимально понятен местному зрителю.

— Что лучше: взять китайского переводчика, который знает русский, или русского, который учил китайский?
— На самом деле работа ведется с двух сторон. Сначала перевод делает русский специалист, хорошо владеющий китайским. Потом все это дело мы отдаем на редактуру китайским специалистам. Причем не переводчикам: нам перевод-то второй раз не нужен! Мультфильм смотрят специалисты по детскому творчеству, по детской литературе, детской анимации. Они хорошо знают реалии местной культуры. Понимают, как китайские дети воспринимают мультфильмы, что им нравится больше. Поэтому вклад китайской стороны неоценим.

В «Смешариках» много цитат из российских фильмов и мультиков, которые совершенно непонятны китайским детям. Взять, например, сцену из «Новогодней почты», где Нюша поливает из чайника спящего Мышарика. «Что вы себе позволяете?!» — возмущается Мышарик, цитируя Лукашина из «Иронии судьбы, или С легким паром!».

— В какой момент вы поняли, что нельзя просто взять и перевести мультфильм на иностранный язык, как это делают, например, с диснеевскими мультфильмами?
— Когда мы делали предварительные показы мультика для китайской аудитории. Дети сидели и не то что не смеялись — они просто теряли интерес к мультфильму. Им было скучно, они не понимали и половины того, что мы в него вложили. Стало ясно: что-то пошло не так. И мы коренным образом перестроили весь процесс адаптации мультфильма.

— Поэтому имена персонажей были полностью изменены, а не переведены дословно?
— При переводе на китайский язык очень важно не только звучание, но и какими иероглифами написаны эти имена. Иероглиф в китайском языке имеет огромное значение, несет большую смысловую нагрузку. Поэтому имена героев были изменены. Но тем не менее они по-прежнему отражают внутренний мир каждого персонажа.

— Можете привести пример?
— Крош у нас — веселый озорник. На китайском языке его имя звучит как Туcяотяо. В переводе это означает «маленький прыгающий заяц». «Ту» — это «зайчик», «маленький кролик», остальные два иероглифа означают «весельчак, попрыгун». Получается, что в китайском варианте имени Кроша отражается и его обозначение как зверя, и суть его внутреннего мира, его характер.

Переводчикам «Смешариков» приходилось подбирать китайские аналоги цитатам из известных российских фильмов, пословицам и поговоркам. В большинстве случаев переводить их дословно смысла не было. В совсем безвыходных ситуациях серию снимали с показа.

— Что не могут понять китайские дети?
— Китайские ребятишки больше ориентированы на экшен и фан. Их больше интересует игра — чтобы было больше движения, веселья, каких-то смешных, комичных ситуаций, им не очень нравятся слишком длинные, заумные монологи. Им нравятся мультики, где есть действие. Конечно, таким мультикам адаптироваться проще. Но «Смешарики» — это совсем другая история. Вся соль мультфильма — в диалогах. В них — весь юмор сериала. На самом деле если посмотреть на подавляющее большинство анимационной продукции, которая присутствует на китайском рынке, то в основном все мультики будут игровыми. Не важно, иностранного они или местного производства. Больше дела — меньше слов. Больше экшена — меньше диалогов.

— Как вы думаете, после адаптации «Смешарики» больше потеряли, чем приобрели? Вам же надо было сделать мультфильм для китайских детей, которых не принято грузить.
— Мы практически два с лишним года потратили на то, чтобы получился китайский вариант «Смешариков», который был бы максимально приближен к российскому. Чтобы он не потерял своей внутренней содержательности.

— Появились даже новые персонажи.
— У нас есть Крошка-панда — маленькая панда. Она появилась благодаря популярности сериала в Китае. Этот персонаж есть и в русском варианте. Более того — часть третьего, нового сезона, который был с успехом показан на Первом канале, была произведена тоже здесь, в Китае.

Панди — самая младшая из «Смешариков». Больше всего она любит рок-музыку, лазить по деревьям и есть бамбук. Персонаж появился в мультфильме после того, как сериал стал популярным в Китае.

— То есть производство запущено не только в Санкт-Петербурге, но и в Пекине?
— Да. Но в Петербурге у нас собственная анимационная студия, а в Китае — китайская компания-партнер, которая под нашим надзором производит для нас мультфильм.

— У вас не было идеи снять несколько серий исключительно для Китая?
— У нас такая идея есть, она у нас появилась какое-то время назад. Я думаю, что мы обязательно так и сделаем в ближайшее время.

— Это проще, чем заниматься адаптацией российского варианта?
— Конечно, мы же будем сразу делать все на китайском языке.

— Но дороже?
— Да, производство анимации с нуля будет стоить намного дороже, чем адаптация.

— Вы платите за то, чтобы мультфильм брали в ротацию китайские ТВ-каналы?
— Нет. На самом деле мы бы хотели еще и с них денег получать за то, что они показывают наш мультфильм. Какие-то каналы платят, какие-то платят не деньгами, а чем-то другим. Чаще всего просто дают рекламное время.

Государственный комитет по телевидению и радиовещанию в Китае, который в том числе занимается отбором «правильного» контента для местного ТВ, не наложил запрет ни на одну серию «Смешариков». Зато выдал гору рекомендаций. Создатели «Смешариков» в Китае утверждают, что эти рекомендации — полезные, поэтому следовать им определенно стоит.

— Были серии «Смешариков», которые не пропустила китайская цензура?
— Честно говоря, мне не нравится слово «цензура», хотя по сути оно и верное. Да, есть в Китае государственный комитет по телевидению и радиовещанию. Внутри него есть еще один комитет — он отвечает за детский медиаконтент. Их задача — следить, чтобы в передачах и мультфильмах для детей не было откровенных сцен насилия, не было двусмысленных шуток. Перед тем как мультфильм поступает в ротацию телеканалов, мы относим его в этот комитет. Прямого запрета на показ той или иной серии у нас никогда не было. Они же не запрещают — они выдают рекомендации.

— И вы следуете этим рекомендациям?
— Следуем, и я думаю, что в этом есть смысл. Они дают рекомендации, в том числе исходя из собственного понимания рынка детского кино. Там ведь работают не только чиновники, задача которых «держать и не пущать». Все-таки больше специалистов, которые следят за тем, чтобы содержание анимационного или игрового кино соответствовало китайскому пониманию мира, представлениям о семейной гармонии, о воспитании детей. Я считаю, что это правильно. Во всяком случае это гораздо лучше, чем полная бесконтрольность.

— То есть российскую философию в мультфильме заменила китайская?
— Да.

— «Смешарики» — это не только мультфильм, но и детское питание, мягкие игрушки, роликовые коньки и скейтборды и много чего еще. В России практически в каждом магазине есть молочная продукция с персонажами мультфильма. И все это пользуется спросом. В Китае так же?
— Продуктов питания в Китае у нас нет. Дело в том, что на этом рынке здесь все очень непросто. Да и мы еще не пытались активно там работать. Изучаем пока. Что касается детских товаров, то в Китае представлен большой ассортимент. Есть и книжки, и плюшевые игрушки, и детская посуда, и детская мебель, канцелярия, сувенирка…

В России у мультфильма есть собственная соцсеть, в его честь был назван детский тарифный план сотового оператора, под брендом «Смешариков» выпускаются молоко и творожки, а одна из игрушек даже побывала в космосе: в 2009 г. космонавт Роман Романенко взял на МКС подарок шестилетней дочери — робота-смешарика Биби. В Китае игрушечных «Смешариков» тоже хватает, а вот продуктов детского питания пока нет и в ближайшем будущем, судя по всему, не появится.

— Вы сидите практически в центре Пекина, в высотке Сохо. Хотя в Китае арендовать офис в таком здании стоит больших денег. Вам действительно важно находиться в самом центре Пекина или это просто для престижа?
— Да, наш офис находится в неплохом месте. Но, наверно, оно не самое дорогое. Мы располагаемся в комплексе, где находится очень много медиакомпаний, цифровых компаний, компаний, работающих в сфере рекламы, на ТВ, онлайн, офлайн… В общем, здесь мы в своей тусовке. Хотя расходы на аренду помещений в нынешнем Китае (особенно в столицах — в Пекине, в Шанхае) съедают значительную часть бюджета.

— Можете сформулировать несколько правил выживания хорошего российского мультфильма в Китае?
— Здесь, конечно, нет универсального рецепта. Но я попробую. Нельзя добиться успеха в Китае, находясь за пределами Китая. Если ты хочешь в Китае чего-то добиться, ты должен присутствовать на рынке физически. Не обязательно самому открывать офис, нанимать сотрудников. Можно найти себе правильного агента, который будет продвигать твою продукцию, будет заинтересован в грамотном ее продвижении, а не в сиюминутной выгоде, получении небольшого кэша — а дальше хоть трава не расти. Мы как раз смогли создать в Китае такую организацию. Поэтому после успеха со «Смешариками» мы начинаем продвигать «Фиксиков». Они появятся на экранах в январе-феврале 2015 года. Сейчас идет перевод и адаптация. Я думаю, что после «Фиксиков» будет еще пара-тройка интересных российских проектов, с которыми мы также будем выходить на китайский рынок.

— «Смешарики» в Китае уже достигли того уровня, когда проект можно считать популярным?
— Конечно, такой популярности в Китае, как в России, у нас пока нет. Я бы даже сказал, что нам до этого еще далеко. Есть такое понятие, как «популярность бренда», а есть понятие «узнаваемость бренда». Когда ты произносишь имя — и тебя все знают. А популярность, если говорить с коммерческой точки зрения, это, наверное, когда тебя не только знают, но тебя и смотрят, и покупают.

— Первый уровень вы уже прошли, осталось пройти второй?
— Да, сейчас мы активно работаем над популярностью. Я бы так сказал — над коммерческой популярностью. В Китае мы показали только два первых сезона, третий сезон будет в будущем году. В России уже идет наш новый проект «Пинкод», а в Китае еще нет… Поэтому работы впереди очень много.

Фото: smeshariki.ru. Видео: Riki Group China.