Раздел Общество
27 октября 2014, 13:22

Яна Троянова: «Я сама не знаю, как правильно жить»

Известная уральская актриса сняла свой первый фильм. Незамысловатые диалоги, железнодорожные пейзажи и образы девушек, буквально наполненных кислородом, рассказывают зрителю о самых высоких чувствах без лишних слов. Причем об одном из них, о любви, в картине молчат слишком громко. Мы спросили Яну Троянову, каково это — снять фильм про любовь, не сказав о ней почти ничего.

24 октября в кинотеатре «Салют» прошла премьера дебютной режиссерской работы Яны Трояновой, известной прежде всего по главным ролям в фильмах «Жить» и Волчок». Первое название короткометражки — «Любить», но после окончания съемок его изменили на двусмысленное «Рядом». Про что это «рядом» — зритель должен понять сам. С одной стороны это может быть близость между двумя девушками, с другой — команда, которую хозяйка дает своей немецкой овчарке Наган, чтобы та шла рядом с ней. Или про то, как нужно жить.

«Я и сама не знаю, как правильно жить, — делилась Яна со съемочной группой во время съемок. — Я всегда ужасно мучаюсь, как жить: в теплоте и комфорте, одной, с собакой — или любить человека, от которого страдаешь? Это же постоянная боль. А смысл в этой жизни — только любить». Перед премьерой мы встретились с Яной и поговорили о ее первом режиссерском опыте, трудностях настоящей актерской игры и о том, чему ее научили на философском факультете в УрГУ.

«Рядом» уже успел взять главный приз на 65-м фестивале короткометражного кино FilmVideo, который традиционно проходит в итальянском городе Монтекатини-Терме. Работа Яны победила в номинации «Взгляд на восток».

— Долгое время вы играли в театре, потом снимались в кино. «Рядом» — ваша первая работа в качестве не только сценариста, но и режиссера. Для вас это закономерное развитие или просто опыт, который вам давно хотелось получить?
— У меня нет режиссерских амбиций, а это важно. У меня никогда не было цели стать режиссером. Моя основная профессия все-таки остается актерской. Всё сложилось само. У меня была история, которая не оставляла меня в покое с подросткового периода, — это образ одинокой девушки с овчаркой. Видимо, я так много о нем думала и говорила, что сама жизнь вытолкнула меня в эти съемки. Это очень правильно, потому что нужно избавляться от внутреннего материала, который тебя волнует.

— То есть для вас это такой способ избавиться от болезненных переживаний и сделать шаг вперед?
— Наверно, да. Через кино я избавилась от тех мыслей и того образа, который я однажды зафиксировала.

Первой совместной работой Сигарева и Трояновой стал фильм «Волчок», в котором Яна исполнила специально написанную Василием для нее роль матери, основанную на детстве актрисы. В этот раз режиссером короткометражной картины стала сама Яна. Правда, как признается актриса, без помощи мужа и тут не обошлось. Фото: seance.ru.

— Муж помогал вам на съемочной площадке? Давал советы?
— Он был продюсером, но не являлся на съемочную площадку. Он всё организовал, и финансово нас поддержало Министерство культуры. Вася привез мне группу из Москвы, Литвы, Белоруссии и Петербурга, и мы сняли всё это благодаря им.

— Помните ваши первые работы с Василием?
— Это была судьбоносная встреча. Мы встретились в театре «Театрон», где Вася ставил свою пьесу «Черное молоко». Так и начался наш совместный путь. Васю уволили из театра, и мне пришлось уйти вслед за ним. Французы предложили ему работать режиссером. Всё сложилось помимо нашей воли.

В главных ролях в фильме «Рядом» снялись Ксения Раппопорт, известная по ролям в фильмах «Распутин» и «Белая гвардия», и Анастасия Шевелева, сыгравшая в фильме «Бумажный солдат».

— Вас часто хвалят как актрису. Говорят, что ваши роли звучат по-настоящему. Нет наигранности, которую так часто можно видеть на сцене. Понятно, что все это дается очень непросто. Какова цена?
— Это чревато последствиями, потому что потом я не могу от этого освободиться, хотя и нужно. Ремесленники могут заплакать на раз, а я должна для этого прожить роль. Это не профессионализм и не ремесло. Это просто мой непрофессиональный подход. Иногда мне даже странно, что меня хвалят.

— Вы беретесь только за те роли, которые вам близки, или даете герою шанс раскрыться в процессе вашего «знакомства»?
— С самого начала. Каждый герой — мой собственный выбор. Меня торкает — и я понимаю, что хочу этим заниматься. Есть роли, которые я не берусь делать, потому что искренне считаю, что есть роли мои, а есть — чужие.

— Иногда бывает очень тяжело, когда история трагична, как, например, в фильме «Волчок»…
— …и в картине «Жить». Я не буду это скрывать и хвастаться, что это легко. Я делаю это очень тяжело. Легко мне только в том, что нет никакой игры.

На презентацию фильма в «Салют» вместе с Яной пришли все актеры, в том числе — овчарка по кличке Наган.

— Сначала вы поступили на философский факультет, а уже потом — в театральный. Почему?
— Это были 90-е годы, и учиться на актера было негде. Дом у меня стоял прямо около университета, и я подумала: «Зачем мне ездить куда-то далеко?». Я зашла в УрГУ и решила, что буду поступать туда, на какую табличку упадет взгляд. Первой оказалась философия. Я подошла к приемной комиссии и спросила, могу ли я подать документы. Оказалось, что это был последний день. Я побежала в юридический институт, куда я почему-то собиралась поступать изначально, и забрала у них документы.

— Как вам помогло это в жизни?
— Никакой профессии я не получила, но я научилась мыслить, научилась принимать себя… Жить научилась, в конце концов.

— А в творческой карьере это как-то помогло?
— Конечно! Мыслящая актриса — это все-таки хорошо. Я знаю, что некоторые известные люди считают, что актер должен быть тупым и тогда у него всё прекрасно получится. Есть тому и доказательства. Но я считаю, что актер должен мыслить и уметь создавать образ. Мышление, анализ и, главное, самоанализ — это важные вещи, которые дал мне философский факультет.

— Если бы у вас была возможность сняться у любого режиссера любого времени, кого бы вы выбрали?
— Я не мечтаю. Я жду, что предложит мне жизнь. И, конечно, я не собираюсь отказывать Василию Сигареву, но мечтать у него сниматься было бы тоже странным. Я хотела бы сниматься у хороших авторских режиссеров. Это даже не Хичкок, хотя я могла бы делать что-то хичкоковское и, возможно, в те времена я и была бы хичкоковской актрисой. У меня нет таких запросов, и я смиренно жду. Сейчас в моей жизни начинается театр у Кирилла Серебренникова. На мой взгляд, это лучший театральный режиссер современности.

— Что в нем есть такого, чего нет у других?
— Театр Кирилла — это территория свободы. Там каждый может выразиться и показать, кто он есть, а не играть в кого-то и не показывать из себя актрису погорелого театра. На площадке Кирилла в этом смысле полная свобода, там можно выражаться. Сейчас мы готовим постановку для Волковского фестиваля, по произведению Некрасова «Кому на Руси жить хорошо».

— Как вы можете охарактеризовать то, что сейчас происходит в театральной жизни Екатеринбурга? Многие считают, что территория театральной свободы, о которой вы сейчас говорили, как раз в Екатеринбурге. Например, «Коляда-театр»…
— Да. Я считаю, что это лучший театр не только города, но и один из лучших театров страны, да и вообще Европы, потому что он очень самобытный. У него есть свой стиль, свой язык, свои формы. Я верю, что у них внутри территория свободы.

Текст: Александра Новикова для 66.ru. Фото, видео: vimeo.com