Раздел Общество
10 июля 2014, 10:00

Наш человек в Рио-де-Жанейро показал жизнь бразильского Уралмаша во время чемпионата

Бронислав Долгопят регулярно водит любителей острых ощущений по грязным улочкам фавел — не только днем, но и ночью. По нашей просьбе он раскрыл правила выживания в бразильских трущобах и объяснил, что бывает с наивными российскими туристами, которые эти правила нарушают.

Для тех, кто никогда не был в фавелах Рио-де-Жанейро, сообщаем, что эти трущобы отдаленно напоминают то, что совсем недавно нелегалы пытались построить на станции «Вагонник». При этом нравы там царят такие, как на Уралмаше в 90-е. Те, кто знаком с правилами жизни на районе, понимают, о чем идет речь. Прибавьте к этому жесткий наркотрафик, на который полиция давно махнула рукой, и получится то, что называется бразильскими фавелами.

О жизни в бразильских трущобах мы попросили рассказать нашего человека в Рио, Бронислава Долгопята. Родом он с Украины, но в Рио-де-Жанейро все считают его русским. В 16 лет он уехал из Киева слоняться по планете. Первой остановкой стала Европа, затем Израиль и, наконец, Канада. Здесь он познакомился с прекрасной бразильянкой, которая увезла его в Рио.

Разница культур все-таки дала о себе знать, и в считанные минуты Бронислав оказался разведенным мужчиной без денег в одной из самых злачных фавел Рио-де-Жанейро — Контагало. Здесь он прожил два года. Первый год — потому что не было других вариантов, второй — потому что понравилось.

Сейчас Бронислав утверждает, что именно в фавелах он сделал для себя много важных открытий о сложной человеческой натуре и научился самому главному — любить людей, со всеми их пороками, грязью и кровью.

Бронислав живет в Рио-де-Жанейро последние 15 лет. Он умеет договариваться с наркотрафиком и точно знает, кому и сколько нужно платить за безопасное пребывание в фавеле. Так что если будете в Рио и захотите испытать настоящий экстрим, найдите Бронислава в соцсетях.

— Полиция заключила негласное соглашение с наркотрафиком на время чемпионата. Ребята из фавел не трогают туристов, а полицейские не трогают ребят из фавел. У бразильцев особенное, чуть ли не религиозное отношение к футболу, поэтому договориться было просто. Даже самые конченные бандиты сейчас смотрят футбол по телевизору. Наверное, поэтому с начала чемпионата в Рио-де-Жанейро еще никого не убили, а преступность во время игр снижается на 40%.

В фавелах во время чемпионата мира все буквально стоят на ушах. Только бразильская сборная забивает гол — как в воздух летят залпы петард и ружейные снаряды. Снимать ребят в такие моменты опасно — могут в тебя пушку наставить. Жители фавел вообще не любят фотографироваться, а когда их сборная проигрывает с разгромным счетом, то и подавно.

Большинство бразильских футбольных звезд родом из фавел. Здесь родились и начинали свою карьеру Ромарио, Роналдо, Кафу, а также король футбола Пеле и двукратный чемпион мира, кривоногий кудесник мяча Гарринча.

Несколько месяцев назад Дэвид Бекхэм (на фото) купил землю в фавеле Виджигал на склоне горы Два Брата. Говорят, что здесь он собирается открыть футбольную школу для детей из трущоб. Деньги на проведение социальных программ выделяют Мадонна, Стинг, Пол Маккартни.

Жизнь в фавелах я знаю изнутри. В одной из них, Контагало, я прожил два года. В 2006 году, когда я только туда переехал, появление гринго воспринималось местными как чудо. О том, что на районе появился какой-то русский, вскоре знали все жители трущобы. Людям нравилось, что среди них живет иностранец, который не чурается и не боится их. Думаю, что тогда меня выручило хорошее знание португальского и открытая бразильская натура. Со временем я стал полноправным жителем Кантагало.

Богатые селились на побережье, поближе к океану, а беднякам оставались лишь поросшие тропическим лесом холмы, где кроме насекомых не было ничего. Многие фавелы и сейчас расположены на склоне гор или холмов. Кстати, отсюда открывается отличный вид на океан. Бронислав считает, что богачи прогадали.

Большинство иностранцев знакомы с фавелами по фильму Фернандо Мейреллеша «Город Бога». Но на самом деле жизнь в фавеле не сильно отличается от жизни в других районах. Обычная пацанская культура. Первым делом нужно прийти в ближайший бар и качалку — засветиться, прописаться. А дальше — просто прилично себя вести. Со всеми здороваться, не обращаться в полицию и, упаси боже, не соваться в наркобизнес.

Большинство жителей фавел предпочитают не связываться с наркобизнесом и не совать свой нос в грязные дела. Если они и обращаются за помощью к бандитам, то только в крайнем случае.

Наркотрафик — это нерв фавелы, главная ее движущая сила. Это не просто распространение кокса и других нелегальных субстанций среди любителей острых ощущений. Наркотрафик — это и закон, и полиция, и даже благотворительная организация. Наркодилеры решают все: кого и как наказать, кому дать денег на покупку лекарств или починку дома, а кого убить, вкладывать ли деньги в местный детский сад. Правительство в их дела не вмешивается. Мол, бедняки сами разберутся. И бедняки разбираются как могут.

На фото — одна из пасифицированных фавел, Виджигал. Здесь Бронислав присмотрел себе домик. Подкопит немного денег и обязательно купит. А что? Отличное место. Домики только с виду кажутся неказистыми. На самом деле на крыше каждого из них установлена спутниковая тарелка и внутри все обустроено для нормальной жизни.

Я расскажу вам одну поучительную историю про мелкого воришку Мигеля. Она произошла в фавеле Павон-Павонзиньо. Во время Панамериканских игр в 2007 году Мигель стащил на Копакабане кошелек у итальянца. Турист погнался за вором и… попал под городской автобус. Пролилась кровушка невинного гринго! Бразильские гангстеры охотно грабят, но практически никогда не убивают гринго, чтобы не привлекать внимание полиции.

Вот так наркобизнес расправляется со своими. Это фото снял на телефон местный фотограф. Оно сразу попало на обложки всех газет. Это исключительный случай. В фавеле секретов нет, но то, что происходит в фавеле, как правило, там и остается.

Реакция на гибель итальянца была молниеносной. В фавелу вошли полицейские. Преступника искали два дня, но так и не нашли. Зато нашли наркотики и оружие. Местным дилерам это очень не понравилось. Главный дал приказ: немедленно найти Мигеля. И его нашли. Связанное тело вора со следами пыток и простреленной головой валялось в 50 метрах от полицейского участка. Кошелек итальянца был в кармане штанов Мигеля. На этом дело закрыли. Жизнь в фавеле вернулась в привычное русло.

В фавелах снимали свои клипы Майкл Джексон, Снуп Догги Дог, Рианна и Кэти Перри. Совсем недавно здесь работали Эдвард Нортон, Вин Дизель, Сильвестр Сталлоне. Во время сьемок никто из знаменитостей не пострадал.

Последние десять лет власти пытаются помочь беднякам из фавел. Чемпионат мира и Олимпийские игры — 2016 привлекли к Бразилии внимание всего мира. Игнорировать проблему стало невозможно. В фавелы потек скромный ручеек вложений. Появилась иллюзия стабильности.

Памятник Майклу Джексону в фавеле стал местной достопримечательностью.

Сейчас в Рио-де-Жанейро пасифицировано 39 фавел. На деле это означает улучшение жизни миллионов жителей фавел. Пасификация началась в 2009 году, когда сюда пришли полицейские. На местах, где раньше располагались наркоточки, — теперь машины с мигалками. Так полиция показывает, кто здесь хозяин. Наркотрафик, конечно, никуда не исчез. Он ушел в подполье.

Некоторые фавелы настолько пасифицировались, что в них начали заходить даже туристы. Уже есть туры в самые крупные трущобы Рио-де-Жанейро — Росинья. Можно также посмотреть, как живут бразильцы в фавелах Виджигал и Доне Марте. На фото: так происходит пасификация фавел.

Две недели назад я снова вернулся в Кантагало. Когда-то, в 2006 году, около входа в фавелу на улице Сан-Роман гнила гора мусора. Теперь здесь толпится группа туристов с фотокамерами. Чуть выше, где раньше стояли угрюмые солдаты наркомафии, — продают овощи и фрукты. Исчезли обкуренные крэком зомби, зато появилась построенная муниципалитетом детская площадка, где гоняет мяч детвора. Не исключено, что кто-то из них — будущий Ромарио, Кафу или Зико.

Фавелы всегда были убежищем для бедняков, рабочих из провинции, освобожденных рабов и отбросов бразильского общества. До сих пор далеко не все бразильцы готовы открыто о них говорить. Сейчас в Рио-де-Жанейро около 800 фавел. В них живет около 20% населения города.

Никто не знает, какие возможности скрыты в фавелах. Я уверен, что, если живущие здесь люди снимут с себя наложенные на них обществом цепи, клеймо бедняков, они наверняка удивят весь мир своим гением и талантом.