Раздел Общество
25 октября 2013, 08:00

Роман Силантьев: «Ждите ужесточения контроля за массовыми скоплениями мигрантов»

Роман Силантьев: «Ждите ужесточения контроля за массовыми скоплениями мигрантов»
Фото: 66.ru
Главный российский специалист по исламу рассказал Порталу 66.ru, кому выгодна нелегальная миграция, чем полезна России жесткая международная политика и откуда идет новая волна терроризма.

Мы уже в третий раз встречаемся с известным ученым и исламоведом Романом Силантьевым. К его мнению прислушиваются в Кремле, а радикальные исламисты приговорили его к смертной казни. Повод для сегодняшнего интервью очевиден: обострение межнациональных конфликтов в России и угроза волны терактов. Декорации для разговора были выбраны неслучайно: мы беседовали в музыкальной гостиной «Патриаршего подворья». За царским роялем, что был подарен Николаю II австрийским эрцгерцогом Фердинандом, погибшим от бомбы боснийского террориста.

В нашу прошлую встречу вы прогнозировали, что «этой осенью бабахнет» — до нас доберется волна с Ближнего Востока. Теракт в Волгограде — это та самая волна или наши внутренние проблемы?
— Теракт в Волгограде на самом деле лишний раз напоминает о двух старых проблемах, связанных с отечественным радикальным исламом. Во-первых, практически все новообращенные мусульмане славянской национальности — не важно, русские или украинцы например — сразу пополняют ряды ваххабитов. Поэтому мы все чаще и чаще слышим русские имена и фамилии при упоминании исполнителей терактов. Из первой проблемы логически вытекает вторая: вербовка неофитов (во всяком случае первоначальная) происходит по интернету. Это потом они уже идут в ваххабитские мечети, а изначально их агитируют принять ислам радикального толка на мусульманских сайтах и через социальные сети. Причем в отечественном Рунете огромное количество мусульманских сайтов, так или иначе пропагандирующих ваххабизм, так что ничего удивительного в том, что новообращенные принимают радикальные версии ислама.

— Как сказались события в Западном Бирюлево на решении проблемы нелегальных мигрантов?
— Уже сейчас можно говорить, что погромы в Бирюлево повлекли за собой серьезнейшие изменения на правительственном уровне. Судя по выступлениям высших чиновников, в первую очередь президента, нас ожидает сильное ужесточение и пересмотр миграционного законодательства. Речь идет об усилении контроля за массовым скоплением мигрантов, и всю ответственность за такой контроль в правительстве планируют возложить на местные власти. Если помните, именно к администрации Западного Бирюлево после погромов возникли вопросы у мэра Москвы и президента.

«У нас ваххабиты давно уже на самообеспечении, давно не зависят от внешних источников. Если раньше к нам приезжали иностранные террористы воевать, то сегодня уже наши террористы едут воевать в ту же Сирию например. Произошла интеграция России в мировое террористическое сообщество».

— В общественном сознании мигранты с Кавказа или из Средней Азии представляют собой некую армию: они приезжают сюда работать, но по определенному сигналу они поднимутся и пойдут резать местное население.
— Есть такое мнение, теоретически это возможно. Некоторые диаспоры действительно сильно централизованны. Они очень строго контролируют своих соотечественников внутри своей группы. Но не все. У дагестанцев, например, обратная ситуация: полная анархия. Если в чеченской диаспоре в случае чего есть кому пожаловаться, то в дагестанской — нет. Дагестан — это же куча народов, постоянные трения. И даже внутри одного народа могут быть конфликты: например, одно село ваххабитское, а другое суфийское, поэтому они друг с другом на ножах, в прямом смысле. Были попытки таджиков и узбеков собрать в единые организации, но особым успехом они не увенчались.

— Почему правительство не закроет границы? Сейчас это был бы очень сильный политический шаг.
— На самом деле внутри властной элиты существуют мнения за и против. Лобби есть у всех: например, одна группа считает, что мы не интегрируемся с Евросоюзом, пока не закроем границы со Средней Азией; другая считает, что интеграция с ЕС не стоит того потока дешевой рабочей силы, который у нас сейчас есть. Многие бизнесмены заинтересованы в этой бесправной, дешевой рабочей силе.

— То есть вы хотите сказать, что именно бизнес-лобби (те же строители) не дают закрыть границы?
— Полагаю, что в основном да. Плюс держать границы — очень дорого. Подавляющее большинство приезжает все-таки зарабатывать здесь деньги. И многие вещи их не устраивают: например, ты был в селе уважаемым человеком, а в России ты презренный дворник и с тобой могут сделать все что угодно. Это влияет на чувство собственного достоинства, они становятся агрессивными, начинают сперва отвечать, а потом нападать. Поэтому лобби силовиков совсем не против того, чтобы закрыть границы.

— Безвизовый режим со странами Средней Азии вообще как-то влияет на распространение ваххабитов в России?
— Нельзя сказать, что визовый или безвизовый режим слишком сильно влияет. Конечно, государства Средней Азии выдавливают террористов оттуда к нам. А с другой стороны — есть жалобы, например, что уезжали люди из Средней Азии нормальными, а посетив наши мечети, возвращаются ваххабитами и начинают организовывать террористические ячейки. Вот недавно в Таджикистане надолго посадили одного товарища, в «Хизб Ут Тахрир» он вступил у нас. Поэтому это еще вопрос, кто визы должен отменять. В Узбекистане с ними жестко борются, в начале нулевых они практически всех радикалов либо посадили, либо выдавили из страны, а сейчас происходит обратный процесс: они у нас радикализируются и едут обратно на родину.

«Ваххабиты зарабатывают рэкетом, повсеместно, не только на Кавказе. Им платят не только бизнесмены, но и чиновники В Дагестане это вообще носит тотальный характер. Сейчас там получше, раньше в год там погибало по 300–400 правоохранителей. Им уже не нужны саудовские деньги. Подозреваю, что они сами финансируют террористов в Сирии».

— У нас, в Екатеринбурге, недавно были выборы мэра, и одним из магистральных лозунгов была неприязнь к приезжим. И эта риторика принимается публикой, не было никаких приводов по статье за разжигание межнациональной розни. Насколько я понимаю, та проблема, которая накрыла Европу, накрывает и нас — ненависть к инородцам.
— Да, это, наверное, единственная тема, когда либералы и антилибералы солидарны. На этой волне могут появиться новые лидеры и укрепиться старые. Но разбираться между собой придется обычным людям. Пока получается, но часовой механизм этой бомбы тикает.

— Как я понимаю, вы не проводите параллелей между бытовым национализмом и исламским экстремизмом. Но все же эти вещи связаны.
— Все зависит от нас самих на самом деле. Вот, например, Сирия: пока она держится, террористы сконцентрированы там. У нас они не сидят и едут воевать туда. Минимум 500 человек из России сейчас там воюют, а по некоторым данным, значительно больше. Если режим Асада падет, то эти люди вернутся, но не одни, а со своими соратниками-арабами. Когда бросят клич: «Собирайтесь в России!», как сейчас «Собирайтесь в Сирии!», ситуация изменится. Организаторы ткнут пальцем на Северный Кавказ и скажут: «Братья-моджахеды, езжайте туда! Вы победили Асада, Мубарака, Каддафи, теперь победите Путина».

«За последний год наблюдается очень большой, положительный прогресс. Я редко говорю такие вещи, обычно приходилось констатировать деградацию. Резко меньше стало терактов. В прошлом году в результате терактов погибло 12 мусульманских религиозных лидеров и их сподвижников, в этом году — всего один».

— Как вы трактуете статью Путина в New York Times?
— Как возвращение имперских амбиций, возвращение России в разряд сверхдержав. Все ценят только силу — так было, есть и будет. Если даже кто-то, не имея силы, об этом заявляет, все равно это оценивается положительно со стороны. Любая слабина, любое проявление мягкотелости резко отрицательно сказывается на имидже государства. Лучше в данном случае перегнуть палку, чем недогнуть. Любые заявления о том, что Россия будет защищать справедливость, будет защищать слабых, свои интересы, — воспринимаются положительно. Не врагами, конечно, но людьми, настроенными нейтрально.

— Помимо пафоса, что это значит чисто практически? Для людей, живущих в центре России.
— Возвращается двуполярный мир. Сегодня многим не нравится доминирование Америки, и некоторые государства готовы поддержать возвращение старого порядка, чтобы в политике не было все предрешено.

— Но мир уже не может быть двуполярным. Есть Китай например.
— Нет, Китай при всех его плюсах — это все-таки закрытая, замкнутая в себе страна. Имея огромное население и передовые технологии, они толком никого не завоевали. Зная культуру китайцев, я не сильно верю в китайскую экспансию. В свое время у них экспансия не распространилась ни на Японию, ни на Корею с Вьетнамом. А мы свою культуру распространили на одну шестую часть земного шара.

— Сейчас среди прогнозистов популярны разговоры о том, что через 20 лет граница России и Китая будет проходить по Уралу.
— Это крайне маловероятно. Китайцы очень сильно привязаны к своей земле и крайне неохотно живут за ее пределами. История показывает, что китайцы всегда были самым крупным народом. Когда русских было несколько сотен тысяч, китайцев было 50 миллионов. Но они никого не завоевали, наоборот, их все завоевывали.

«Резко выросло число ваххабитов, привлеченных к уголовной ответственности: в этом году 8 духовных ваххабитских лидеров было отдано под суд. А с 2000 года таких случаев было всего 22. Больше всего по национальности узбеков, несколько таджиков и ни одного чеченца, кстати. Из них семеро — по 282-й статье (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и один за бандитизм, троих уже осудили».

— Хорошо, вернемся к угрозам. Какой сигнал дал Путин исламскому миру?
— Он просто в очередной раз сорвал маски. Совершенно четко видна связь между якобы «законопослушными» официальными ваххабитами и террористами. То есть Саудовская Аравия и Катар, совершенно не скрываясь, поддерживают террористов в Сирии и объявляют Россию врагом ислама №1. Например, избивают нашего посла в Катаре. Они сорвали с себя маски и прямо готовы «проплатить» Америке операцию в Сирии. Дополнительный аргумент в пользу того, что война в Сирии — это затея не американцев, а саудитов. Это никакая не инсайдерская информация, в США уже был скандал по этому поводу. В Америке люди наконец-то поняли, что террористы им говорят, что делать. Нанимают их на войну. Что сегодня их правительство на одной стороне с врагами, что не Асад устраивает теракты, включая последний бостонский, а их новые друзья — ваххабиты.

— Что значит для России быть врагом №1 для ваххабитского мира?
— Это означает, что мы должны предпринять ответные меры. Раньше за такого рода заявления автоматически объявляли войну. Избиение российского посла, призывы к сносу христианских храмов (в том числе русского православного в Шардже, который тоже находится на территории Аравийского полуострова), объявление России врагом ислама номер один — за этим следовало объявление войны и превентивный удар. В прежние времена войны объявлялись и по гораздо более мелким поводам.

— Не думаю, что сейчас это стоит делать.
— Мы уже имеем право нанести удар по Саудовской Аравии и Катару. Другое дело — хотим ли мы этого? Поводы для войны ищут все государства. Но тот же Асад никогда не призывал бомбить Америку, он не спонсировал людей, которые взрывали американцев. Тем не менее для него нашли притянутый за уши повод, а России даже ничего выдумывать не надо — они сказали все сами.

— Самая страшная война — не открытая, а война внутри страны. То есть если Россию объявили врагом ислама номер один, то у нас могут начаться теракты…
— Да, потому что, если падет Сирия (не дай Бог), эти люди пойдут в Россию и Иран. Причем сначала именно к нам. Организаторы ткнут пальцем на Северный Кавказ и скажут: «Братья-моджахеды, езжайте туда!».

«Своей деятельностью ваххабиты дают новые аргументы для борьбы с ними. Их духовные лидеры совершенно четко позволяют ставить знак равенства между терроризмом и ваххабизмом. Например, очередное заявление муфтия Саудовской Аравии о том, что нужно уничтожить все христианские храмы на Аравийском полуострове. Это риторика тех же людей, которые воюют в Сирии. По свежим данным, там было уничтожено 60 христианских храмов и около сотни в Египте».

— Почему у нас, в Екатеринбурге и окрестностях, из пяти мечетей, две — ваххабитские? Это притом, что в России радикальный ислам вот-вот объявят вне закона.
— Ну еще же не объявили. У вас одна организация чисто ваххабитской направленности — «Казыятское управление мусульман Свердловской области». У вас пять муфтиятов плюс еще одна юрисдикция Гайнутдина (председатель Совета муфтиев России). У вас летом была акция в Первоуральске, при этом ваххабиты, конечно, все отрицают.

Первоуральск — это проблемное место, центр ваххабитского казыята, и то, что листовки появились именно там, меня не удивляет. Потому что злобу в себе долго таить нельзя и прикидываться хорошим тоже не получится. Сейчас бунт против ваххабитов подняли традиционные мусульмане Нижегородской области например. Начался процесс оздоровления: в кои-то веки не ваххабиты выгоняют традиционных мусульман из мечетей, а наоборот, и важно, чтобы эта тенденция сохранялась и дальше.

Просто если дать слабину, то будет очень плохо: я был в июне в Сирии, тамошние религиозные деятели рассказывают, что никогда не думали, будто у них будет всплеск ваххабизма. Думали: «У нас же мощнейший центр традиционного ислама, что они нам сделают? А вот когда нас стали убивать, мы поняли, что сделают многое и запросто». Это как профессора МГУ столкнуть в подворотне с гопниками — много ли он имеет шансов задавить их интеллектом? Никаких. Когда нам говорят, что традиционные исламские лидеры справятся с ваххабитами, это примерно то же самое, как на борьбу с гопниками отрядить академиков.

«Туристический Египет, похоже, мы потеряли навсегда. Армия контролирует небольшую часть территории страны, Каир в основном. Сейчас можно только сидеть в отеле и никуда не лезть, максимум — на дайвинг. Пока «братья-мусульмане» не догадались поставить пулемет на какую-нибудь лодку и не пострелять ныряльщиков. Они никем не контролируются, там куча банд, и самое главное — пулеметы у них есть».

— Почему нет согласия между духовными лидерами традиционного ислама в Свердловской области?
— Надо признать: есть личностные разногласия, но сама история предписывает, чтобы традиционные мусульмане объединялись между собой. Если они будут ссориться между собой на фоне ваххабитской угрозы — это конец. Сейчас власти взяли курс на поддержку ЦДУМ, и я призываю всех духовных лидеров, которые по каким-то причинам покинули эту организацию, вернуться в нее. Всех насильно объединять не надо, но надо сделать так, чтобы все традиционные общины вошли в один муфтият, а все ваххабитские — в другой. И вот его не нужно никак поддерживать, никуда не приглашать. И если пока нет способов полностью извести ваххабитов, то пусть они сидят в своем гетто. Когда проблема локализована, ее проще решать.

Вообще я считаю, что ваххабитов нужно лишать гражданства и депортировать из страны. Если человек не хочет жить в России, а хочет жить в Халифате, то пусть получает гражданство, например, Пакистана и строит Халифат там. Кстати, сами ваххабиты со своими оппозиционерами так и поступают: лишают гражданства и высылают из страны. Гражданство — это привилегия.