Раздел Общество
3 октября 2013, 17:00

Рэп на районе. Хип-хоп для тех, кому за тридцать

Рэп на районе. Хип-хоп для тех, кому за тридцать
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В очередной серии спецпроекта 66.ru бессменный автор рубрики — Наум Блик — почти по-стариковски беседует о судьбах русского рэпа со своим хорошим другом и коллегой по группе EK-Playaz.

Брать интервью у человека, которого хорошо знаешь уже 15 лет, — дело не из простых, хотя может показаться совсем наоборот.

Мы познакомились на радиостанции «Стиль FM» в 1998 году, вели радиопрограмму «Терапия», чуть позже создали группу EK-Playaz, которая и по сей день продолжает свою деятельность. Вместе мы объездили массу городов, провели не одну сотню выступлений и съели не один пуд соли. За плечами долгий совместный путь по бездорожью, сопровождавшийся ожесточенными спорами, компромиссами, кропотливым трудом и заразительным смехом.

Теперь, впервые за много лет, я отправляюсь на прогулку с T-Bass’ом, чтобы взять у него интервью. И самое интересное, что в процессе беседы он так вошел в роль интервьюируемого, что незаметно для себя стал называть меня на вы.

Встречаемся у парфюмерного магазина в центре. Часто его посетители считают своим долгом припарковаться как можно ближе ко входу, чтобы всем было видно, из какой красивой машины они выходят, даже когда все места на миниатюрной парковке заняты. В правом ряду создается дополнительное препятствие остальным водителям, весело мигающее аварийкой.

T-bass живет в двух минутах ходьбы от этого перекрестка, и на встречу он пришел со своим четырехлетним сыном Никитой.

Мы направляемся в ближайший парк. Яркое осеннее солнце окрашивает листья деревьев в золотистый цвет. В парке многолюдно, повсюду слышны восторженные крики детей и чириканье воробьев.

— Александр, давай представим, что мы не знакомы и я простой журналист…
— А я с незнакомыми журналистами не стал бы общаться (смеется).

— Ну давай тогда я твоего сына спрошу. Никита, чем папа у тебя занимается?
— Читает лэп.

— А какой рэп читает папа?
— Улал.

— Когда вырастешь, будешь рэп читать, как папа?
— Да, буду.
T-bass: — Ты умеешь же уже рэп-то читать. Прочитай нам.

Никита выдает малосвязные звуки речитатива, отдаленно напоминающие строки из трека «Вывози коляску», чем вызывает у нас одобрительные улыбки.

Пройдя через парк, направляемся к ближайшей школе, на баскетбольную площадку.

— Как думаешь, почему рэп и баскетбол так тесно связаны друг с другом?
— Баскетбол, пожалуй, самая ритмичная игра. Мяч отстукивает бит, а движения баскетболиста под этот бит можно сравнить с движением мысли и рифмы МС.

— Сам в баскетбол часто играл?
— Не особо, в основном играл в настольный теннис и в футбол во дворе.

— Ты ведь родился и вырос на ЖБИ, сколько лет уже живешь в центре?
— Лет 10, наверное.

— Не скучаешь по родному району?
— Мне некогда скучать.

— Но ты ведь бываешь там, что изменилось, на твой взгляд?
— Да, бываю. У меня ведь там друзья-товарищи. Недавно заезжал к ним, и одна картина произвела на меня неизгладимое впечатление. Во дворе дома, где прошло мое детство и юность, мы построили корт, на котором играли в хоккей и футбол постоянно. А сейчас на нем сквозь покрытие прорастают маленькие деревца. Не сорняки какие-то, а прямо деревья. Это говорит о том, что новое поколение играет в футбол и хоккей, видимо, только на приставках. Никто за кортом не следит, запустили.

— Где лучше жить: на ЖБИ или в центре?
— Наверное, в центре. Отсюда просто удобнее добираться в нужное место. На ЖБИ пробки жуткие по утрам, домов понастроили новых, а места больше не стало.

Собираемся идти дальше, но Никита не хочет покидать детскую площадку. Как любому нормальному ребенку, ему нет дела до взрослых разговоров, когда рядом качели и песочница. Но после нескольких папиных слов он срывается с места и бежит вперед нас.

— Как тебе удается договариваться с сыном?
— Есть кое-какие хитрости.

— Например?
— Ну, вот он не хотел с паровозика уходить, хотя нам надо на качельки пойти. А неподалеку собачонка мохнатая бегала. Ее Маруся зовут. Вот я и сказал ему, что Маруся, кажется, к качелькам побежала. Он сразу же за ней. Потом нам надо было в другую сторону пойти, я сказал, что Маруся туда побежала. И вот. Идем.

— А где на самом деле Маруся?
— Не знаю. Дома наверное.

Передав Никиту в заботливые руки мамы, направляемся в сторону свердловской киностудии.

T-bass: «Сейчас в киностудии интересные процессы происходят. Знакомых много там. Парни снимают клипы, рекламу, создают сайты. В общем, творческая энергия сильная».

— Расскажи о том, что происходит с группой EK-Playaz?
— Пока известный тебе Dry Ice работал над сольным проектом Наум Блик, подоспели новые треки от ЕК. И сейчас мы готовим новый материал. Наши друзья, которые, кстати, базируются на киностудии, сделали дизайн сайта. Также совместно с ними мы сняли клип на трек «Читай», в котором поучаствовал наш старый друг Джи Вилкс. Это песня о книгах и пользе чтения. Интересная работа получилась, скоро все оценят. Еще записали трек с Владимиром Шахриным под названием «Урал», он спел там в припеве. Также там приняли участие Дмитрий Соколов и Джамал с Вибе из «Триагрутрики». Можно сказать, что это своего рода уральский рэп-гимн.

— Когда Наум Блик выпустил первый альбом, многие стали полагать, что EK-Playaz распались. В течение четырех лет группа ничего не выпускала. Расскажи, что происходило на самом деле, какова была твоя роль во всем этом? И что ты думаешь по поводу сольного проекта твоего партнера по группе?
— У меня накопилось за долгое время много серьезных инструменталов, которые по концепции не подходили для группы. И тогда Dry Ice решил их использовать и записать альбом «Re: поэты» на стихи классиков русской поэзии, под новым псевдонимом. С безумным огнем в глазах он стал меня убеждать, что это необходимо сделать во что бы то ни стало. Я все послушал и подумал: «Почему бы и нет?». Сделал аранжировки, и после долгой и кропотливой записи и шлифовки альбом вышел в свет. Позже благодаря поддержке команды единомышленников появился одноименный спектакль. Далее последовал второй альбом Наума «Импульс», где я тоже приложил руку как битмейкер, а на третьем альбоме «Антарес» поучаствовал как сопродюсер.
К этим работам можно относиться по-разному. Я не могу сказать, что все это оказалось коммерчески успешным или принесло огромную славу, но это и не было самоцелью. И, на мой взгляд, более правдивого и, если так можно выразиться, обнаженного в рэпе я еще не слышал.

— Какие выводы ты сделал по итогам этих трех лет?
— Я думаю, что эти альбомы, а особенно «Re: поэты», с каждым годом только приобретают, как хорошее вино. Возможно, когда-нибудь о них будут говорить преподаватели в университетах и школах.

— Скажи, ты опасался, что с началом сольной деятельности Dry Ice целиком уйдет в свой проект и существование EK-Playaz может прекратиться?
— Опасения были, но другого характера. Я предполагал, что, если с проектом Наум Блик что-то не получится, то его настигнет полное разочарование в этой музыке. Пока этого не произошло.

— Что ты делал эти три года? Ведь интенсивность твоей деятельности заметно снизилась, EK-Playaz же не писали новый материал.
— Я не спеша копил биты. И действительно впервые за 10 лет мне не надо было сломя голову ехать на студию, писать новые тексты и т.д. То есть благодаря тому, что появился Наум Блик, я смог сделать некую передышку, проводить больше времени с семьей. Это так круто, когда в субботу утром тебе не надо ехать на репетицию или в студию, а можно просто встать, приготовить что-нибудь вкусненькое для близких.

— Любишь готовить?
— Да, мне нравится практиковаться в кулинарном искусстве. Лучше всего получаются супы-пюре. Например, горохово-рыбный суп-пюре «Вырви глаз». Там очень сложный рецепт, готовить надо часа два. У этого блюда ядовито-зеленый цвет, и чем он насыщеннее, тем вкуснее суп.

Пройдя мимо киностудии, присаживаемся на лавочке, что находится около «Сити-центра», прямо напротив нас аллея на Ленина. Когда-то аллею с обеих сторон ограждали литые чугунные решетки, сейчас же они вырваны с корнем, как зубы, а на их месте остались только пустующие десны канав.

— Как ты относишься к сносу чугунных решеток на Ленина?
— Непорядок. Видимо, они собираются поставить еще более чугунные решетки, какое-нибудь нано-мега-литьё.

— Вполне возможно, что в плане стоимости они будут действительно более чугунными. А что еще тебя расстраивает в городе?
— Парковки. Эта ситуация уже оскомину набила. Тут вот недавно Евгений Артюх отличился — припарковался криво около администрации города на белоснежном джипе со здоровенным логотипом «Партии пенсионеров» на кузове и слоганом: «Заботится сердце, сердце волнуется».

— Хочешь сказать, что, когда едешь в джипе за 3 миллиона, то сердце волнуется по-особенному?
— Да, все хорошо у него.

— Екатеринбург выбрал нового мэра. Кому из кандидатов ты симпатизировал?
— Я бы не стал отвечать на этот вопрос. А то при случае попросят бесплатно выступить в поддержку «нашего кандидата» (смеется).

— Не любишь работать бесплатно?
— Если речь идет о благотворительности или о дружеской поддержке, то мы только за. Но все должно быть прозрачно. Мы должны знать, что никто на этом не наваривается и не набирает себе очки.

— Что думаешь по поводу Дня города и бюджета, потраченного на его проведение?
— Я на этот праздник всегда стараюсь уехать из города. А что касается привезенных артистов, то я далек от такой музыки. Но когда года три назад на День города привезли певицу Жасмин, это было вообще… просто сильно.

— Так ведь она тогда активно по телевидению мелькала. А ты часто смотришь телевизор?
— В выходные обычно бывает.

— Какие программы?
— Фильмы в основном и Comedy club.

— А новости?
— Я не черпаю оттуда информацию такого рода. А вообще, когда в семье дети, приходится смотреть мультики. Так что я теперь специалист по биографии Шрека, похождениям Спанч-Боба, и приемам Кунг-фу Панды.

«Мы рэперы первого поколения. Мы все преданные фанаты этой музыки. Это останется с нами навсегда».

— Ты отказался бы совсем от просмотра телевидения?
— Думаю, да. Недавно, кстати, смотрел программу на одном из федеральных каналов, что-то связанное с Николаем Басковым и вечным праздником. Посмотрел, вздохнул и подумал, что надо бросать (смеется). Дурдом какой-то.

— Это по Первому каналу?
— Нет. Кажется, по второму. По Первому более-менее профессионально стали делать. Недавно, кстати, там была программа, темой которой был рэп. «Универсальный артист» называется. В ней участвовали артисты типа Ларисы Долиной, Сергея Галанина и делали хип-хоп-треки.

— Тебе понравилось?
— Очень понравилось. Меня, наверное, поймут немногие, но когда мы начинали читать рэп, об этом нельзя было и мечтать.

— О чем именно?
— О признании рэпа как жанра. Потому что мы рэперы первого поколения, мы все преданные фанаты этой музыки. Это останется с нами навсегда, ведь именно с появлением этого жанра в России связана наша юность. Те, с кем мы тогда начинали, в одно время перестали заниматься хип-хопом, у них родились дети, появились семьи, кто-то состоялся в карьере, но теперь многие из них вернулись и что-то все равно делают.

— Тебе не кажется, что подобные программы с одной стороны признают жанр, а с другой — опошляют его и кроят под свое лекало?
— Ну конечно, это мы с тобой понимаем как взрослые люди. Но с другой стороны — многие «приверженцы жанра» опошляют его не меньше. То есть мы-то понимаем и ревниво к этому относимся, а тот, кто не знает корней, принимает как должное. Мой сын сказал свою первую фразу в то время, как играл рэп. По каналу A-one шел клип, в конце которого герой уходил в даль в лучах угасающего света. Таких клипов море. Так вот, мой сын, который до этого только пытался издавать маловнятные звуки, в абсолютной тишине, четко и твердо произнес фразу : «Дядя пошел спать».

— По-твоему, перемены, происходящие с этой музыкой у нас, они к лучшему?
— Думаю, да! И было бы глупо брюзжать старчески о том, что мне всё не нравится. Да, в жанре присутствует много шелухи, но в шелухе зерна дольше хранятся.

— Свою роль в процессе как оцениваешь?
— Я могу сказать, что в плане продвижения этой культуры или проведения каких-то мероприятий я, пожалуй, самый надежный рэппер (смеется). То есть люди, далекие от хип-хопа, могут иметь со мной дело. Ну взять хотя бы рэп-площадку на фестивале «Старый новый рок». Я помогал там все организовывать, и получилось достойно. А что касается EK-Playaz, то я горжусь тем, что наш стиль узнаваем и неповторим, и похожих на нас групп я назвать не могу.

«Было бы глупо брюзжать старчески о том, что мне всё не нравится. Да, в жанре присутствует много шелухи, но в шелухе зерна дольше хранятся».

— EK-Playaz нечасто пишут совместные треки с другими артистами, почему так происходит?
— Мы с радостью рассматриваем все предложения о совместках. Другое дело, что они не всегда нам подходят, а если сами кому-то предлагаем записаться, то таких людей тоже не очень много. Все же здоровый юмор в русском рэпе — вещь редкая, и мы очень избирательны. А записаться бы хотелось с Мистером Малым, пожалуй, или «Братьями Улыбайте». Еще Нойз МС в этом плане интересен.

— Тебе 35 лет, 15 из них ты занимаешься рэпом. Ты многое повидал в этой музыке, что бы ты хотел пожелать молодым рэпперам?
— Терпения, целеустремленности и не связываться с наркотиками и алкоголем. Тогда все будет.

На обратном пути мне повстречался молодой человек, лет 20 на вид. Узнав меня, он подошел и, широко улыбаясь, протянул руку со словами:

— Респект! Я с пятого класса вас слушаю, давайте уже новый альбом.
— Скоро будет, — ответил я.
— Отлично, буду ждать. Ти-бассу привет!
— Обязательно передам при случае, — заключил я и ушел в даль в лучах угасающего света. «Дядя пошел спать».

EK-Playaz, Джи Вилкс — «Читай»

Текст: Наум Блик
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru