Раздел Общество
5 сентября 2013, 13:00

«Легал» убивает уральских школьников. Пять способов борьбы с угрозой

Атаки «синтетики» никто не ждал. Как бороться с ней, не знают. Пока депутаты забалтывают проблему, а полиция гонится за китайскими химиками, общественники пытаются сломить ситуацию, создавая образ барыги-неудачника.

Массово травиться синтетическими наркотиками подростки стали с начала прошлого учебного года. Именно тогда уральские токсикологи зафиксировали резкий скачок. Взаимосвязь прямая: школы стали рынком сбыта китайской дури. Как противостоять этой наркоугрозе?

Способ первый. Имитировать бурную деятельность по закручиванию гаек

В преддверии нового учебного года московский депутат Антон Цветков предложил штрафовать родителей, дети которых впали в зависимость от наркозелья. Причем по мнению народного избранника, для этого не нужно, чтобы подросток появился на улице или в парке явно под кайфом.

Антон Цветков, депутат:

— Родителей нужно штрафовать не за то, что они не доглядели и выпустили ребенка в наркотическом опьянении на улицу или в парк, а за то, что они в принципе воспитали ребенка-наркомана.

Депутат считает, что сообщать о тинейджерах, которые могут употреблять наркотики скрытно, а не демонстративно, должны их соседи. То есть всевидящие бабушки и прочие общественники. И после этого родителей, чьи дети показались кому-то неадекватными, могут оштрафовать на 300–500 рублей. Кроме наказания рублем Антон Цветков предлагает сообщать о том, что ребенок употребляет наркотики, по месту работы его папы и мамы. То есть устыдить.

Пока все эти предложения депутата отклика у коллег-законотворцев не нашли. Но подход ясен: слежка всех за всеми, охота на ведьм и закручивание гаек, которые неизбежно будут… прокручиваться. Потому что резьба давно сорвана. То есть ни один нарколог не определит зависимость у подростка, которого соседи «спалили» за курением синтетических канабиноидов из Китая. Тем более что он может употреблять не запрещенные вещества, а те, что пока легальны.

Способ второй. Не видеть синтетических наркотиков

Парадокс, но тесты школьников на психоактивные вещества не только не помогают разобраться в проблеме распространения курительных смесей, но и камуфлируют, «забалтывают» ее. Позволяют «отчитаться о проделанной работе», создают иллюзию контроля над ситуацией. После таких проверок общественность успокаивается, узнав, что героин подростки не употребляют, а те 840 человек из 163 тысяч (по результатам в Свердловской области за прошлый учебный год), у кого тесты показали положительный результат, «спалились» на марихуане. Но вместе с этим никто не даст внятного ответа на вопрос: «А сколько же учеников подсели на китайскую дурь?».

Таких на сегодня просто не выявляют, хотя способ есть — портативный химический анализатор, определяющий наличие наркотических веществ по моче. Но этой методикой в Свердловской области не пользуются, полагаясь на результаты экспресс-полосок.

Олег Забродин, главный внештатный нарколог Министерства здравоохранения Свердловской области:

— Выбрали самый простой в использовании. Все гениальное просто. Ведь наша задача не выявить наркоманов, а определить группу риска, а дальше будет работать нарколог, выяснять, точно ли тест определил наличие наркотических веществ. Какие тесты нам были предложены, из тех мы и выбирали, другого никто не предлагал.

Узнать масштабы наркокатастрофы из первых рук можно только у токсикологов. Правда, к этим врачам попадают лишь с передозировками, то есть это вершина айсберга. Но цифры все равно ужасают. По словам Константина Брусина, заведующего Центром острых отравлений при Свердловской психиатрической больнице, средний возраст пострадавших от синтетических наркотиков — 14–17 лет. Но встречаются и 12-летние.

Константин Брусин, заведующий Центром острых отравлений при Свердловской психиатрической больнице:

— За первые полгода 2011 года к нам в центр поступило 62 человека с острыми отравлениями синтетическими психостимуляторами, что составило 9 процентов от всего числа больных с отравлениями. Практически столько же — в 2012 году, но за минувшие 6 месяцев текущего года — уже 278 больных, то есть около 30 процентов от общего числа больных! В целом по Екатеринбургу отмечен восьмикратный рост числа больных с отравлениями наркотиками. Взрыв отмечаем с октября прошлого года, а также тяжесть таких отравлений и расширение спектра наркотиков.

Сколько же подростков употребляет китайскую «синтетику» в школах — точно не знает никто.

Антон Поддубный, руководитель центра «Урал без наркотиков»:

— В Свердловской области продолжают распространяться новые виды наркотиков, что влечет за собой изменение структуры наркорынка в сторону увеличения сегмента синтетических наркотиков. Уже в 2013 году Министерством здравоохранения Свердловской области будет проводиться тестирование и на новые виды наркотиков.

Однако, как известно, в прошлом учебном году никто школьников на употребление курительных смесей не проверял. Не планируется подобных тестов и в 2014 г., о чем рассказал пресс-секретарь областного Минздрава Константин Шестаков.

А нет тестов на «синтетику» — нет и проблемы. Разве что изредка благостную наркоситуацию (в школах никто не употребляет героин!) нарушают приличные с виду («И не хулиган ведь! Учился хорошо!») подростки, которые кончают с собой, выходя из окон, или теряют сознание, пуская слюну на задворках возле спортзала.

Способ третий. Быть догоняющим

Долгое время силовики утверждали, что не могут адекватно бороться с курительными смесями, потому что на смену тем веществам, которые вносились в запрещенный список (становились наркотиками с точки зрения закона), на рынке появлялась новая дурь, которая была де-юре легальна. Причем настолько, что пойманных с этим кайфом отпускали.

После того как синтетическую дрянь исследовали и признавали наркотиком, китайские химики выбрасывали на продажу новый продукт. И ситуация повторялась. Она начала меняться к лучшему с недавнего времени, когда в законодательство приняли поправки, которые позволяют наказывать тех, кого приняли с так называемым легалом. Но для этого следователь, который ведет дело, всякий раз должен подсуетиться, не быть равнодушным и направить образцы изъятого вещества в пермскую лабораторию Регионального испытательного центра «Фарматест». А уже там, после экспериментов на мышах, курительную смесь признают аналогом того или иного запрещенного законом наркотика. И тогда уже не миновать уголовки тому, кто был с такой травкой пойман.

В интернете продавцы синтетических наркотиков наплодили сотни сайтов. Никто их закрывать не торопится.

Проблема в том, что не все полицейские в России отправляют изъятое вещество на исследование пермякам. Каждый такой анализ стоит около 25 тысяч рублей. Не у всех есть такие деньги, так что это не общепринятая практика. (Стоит сказать, что у свердловских полицейских договор с «Фарматестом» заключен.)

Так что выражение «легальный наркотик», которое так любят торговцы, распространяющие свой товар через интернет, это ложь. Правда, и здесь уже начали появляться свои исключения. Не так давно на рынке появилась новая дрянь, не китайский JWH или его производные, а изобретенный в Японии синтетический дурман под названиями PINACA и AB-PINACA.

Предложение в Сети настолько велико, что продавцы уже конкурируют друг с другом, объявляя распродажи и завлекая клиентов другими «бонусами».

Эта гадость, вызывающая состояние измененного сознания, слуховые и визуальные галлюцинации, пока не исследована. То есть ее правовой статус не определен, как сказали бы судмедэксперты. А по-русски — ее покупка, продажа и хранение вполне законны. Как, например, покупка того же уксуса или азотных удобрений. Известен лишь побочный эффект при употреблении PINACA: судороги как при эпилепсии, потеря сознания. При передозировке — а ее легко допустить, потому что концентрацию реагента, разведенного и распыленного на носитель (табак или травяной сбор), рассчитать невозможно — наступает печеночная кома и смерть. Но остановит ли это школьников, готовых попробовать что-то новое?

Способ четвертый. Прославление «качков» и стигматизация «торчков»

В сентябре — октябре по школам страны и области пройдут спартакиады, старты, матчи и другие любительские соревнования за здоровую жизнь и против дурмана, каким бы он ни был.

Но, как показывает практика, спорт не панацея в деле антинаркотической пропаганды, когда разговор заходит о курильных смесях. JWH, в отличие от героина, некоторое время позволяет подростку совмещать употребление дури и занятие спортом. До первой передозировки, конечно, но и за это отведенное случаем время подросток среди сверстников становится крутым, взрослым, отчаянным, посвященным. Тем, кто, не побоявшись последствий, испытал новые, острые ощущения.

На фото — старшеклассник ивдельской школы Кирилл, который вышагнул с 13-го этажа гостиницы «Космос», сказав перед смертью: «Я в игре». В личных вещах подростка нашли трубку и пакет с JWH, который он курил перед смертью.

А уж если хулиганистый лидер класса начал за счет этого самоутверждаться и приторговывать, то тушите свет. На него вольно или невольно станет равняться большинство учеников. И по мнению лидера Фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, у нормальных позитивных ребят в классе будет меньше шансов выиграть борьбу за внимание, чем у хитрого барыги, окруженного ореолом протеста и тайны. А значит, наркоторговца, наркомана надо «зачморить». Стигматизировать.

В пример Ройзман приводит случай, который произошел пару лет назад в школе №136. В Фонд ГБН обратилась завуч и рассказала, что ничего не может поделать с одним учеником в 10-м классе, который чуть ли не в открытую торгует курительными смесями.

Оперативник Фонда Алексей Широков проследил за парнем и выяснил, что наркотики ему поставляет старший брат и родной отец, который недавно пришел из тюрьмы. Договорившись с силовиками, фондовцы организовали совместную операцию.

Евгений Ройзман, основатель фонда «Город без наркотиков»:

— И вот представьте: весна, возле школьного крыльца тусуются подростки, и выходит этот старшеклассник-барыга, закуривает свою дорогую сигарету и ждет отца со старшим братом, которые должны прийти, чтобы забрать выручку и принести новые наркотики. Они действительно подходят, но не успевают ничего сказать. С визгом тормозов возле них останавливается машина. Их жестко принимают, укладывая лицами в землю, а потом буквально трамбуют в багажник и увозят. И все это на глазах у школьников, перед которыми хотел порисоваться наркоторговец-десятиклассник. В моей жизни это была самая мощная антинаркотическая пропаганда.

Способ пятый. Не молчать

Если каждый случай беспричинного, казалось бы, самоубийства подростка, который в момент прыжка из окна был под наркотиками, жуткого психоза от курительных смесей, после которого старшеклассник стал обитателем дурки, смерти от перегрева головного мозга, когда даже токсикологи оказались бессильны, — если каждое ЧП со школьниками разбирать и проговаривать, есть надежда, что ситуация изменится к лучшему. Если говорить с десятиклассниками не о запретах даже, не грозить тюрьмой, а объяснять, что синтетическая дрянь из Китая смертельно опасна, то может быть, JWH и прочая отрава останутся уделом дураков. Как стал героин. Только сколько нужно для этого новых смертей?

Семен Чирков для 66.ru