Раздел Общество
4 марта 2013, 11:50

Обычный герой: «Когда энергосистема Екатеринбурга рухнет, весело будет всем»

Обычный герой: «Когда энергосистема Екатеринбурга рухнет, весело будет всем»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Электромонтер одной из городских компаний рассказал, на чем держится энергетическая система, почему до сих пор нас не накрыла волна серьезных аварий и можно ли остаться честным, работая в энергетике.

«Прочитал статью, хочу сказать спасибо». Речь об «Обычном герое», рассказавшем о своей работе на скорой помощи. После начинается самая интересная часть письма: «Отличная статья, без цензуры (хотя она наверняка была, ведь так? Вряд ли фельдшер воздержался от ненормативной лексики). Хочу вам сказать, что в области энергетики ситуация ничем не лучше. И у нас люди горят на работе, только в прямом смысле. И регулярно».

На вопрос о ненормативной лексике я смогла ответить лично, потому что автор этого письма снялся для очередной серии «Обычного героя». Показать свое лицо электромонтер отказался. Михаил (имя изменено) уверен, что его откровенность может оттолкнуть будущих работодателей, если он решит сменить место работы.

— У нас текучка кадров. Все ходят из одной конторы в другую. Ищут, где получше. Стараемся находить левый заработок. Договариваемся напрямую с заказчиком. Без официального оформления. Зарплата у электромонтера самого высокого, пятого разряда в Екатеринбургской электросетевой компании (монополист в нашем городе) — 14 тысяч 112 рублей. Разве это зарплата? Это притом что денег в отрасли очень много. Просто до исполнителей доходят крохи.

«Нужно сократить аппетиты начальства и больше платить рабочим, которые ставят опоры и подвешивают провода, и то это будет раз в пять дешевле, потому что люди будут свою работу делать лучше».

— Куда уходят эти деньги?
— Посмотрите, на каких машинах ездят менеджеры, руководители различных проектов, направлений энергетики. Тех, кто управляет этой системой, больше, чем тех, кто эксплуатирует объекты, ремонтирует и прокладывает новые линии. Расходы завышены в пять раз — минимум. И даже с таким перерасходом заказчик не получает должного качества. Нужно сократить аппетиты начальства и больше платить рабочим, которые ставят опоры и подвешивают провода, и то это будет раз в пять дешевле, потому что люди будут свою работу делать лучше.

— То есть сейчас они работают вполсилы. Нет мотивации?
— Даже за такие деньги они работают честно. Только благодаря рядовым сотрудникам Екатеринбург как-то еще функционирует, без серьезных аварий.

— Для чего вы пришли?
— Потому что это касается каждого. Я хочу, чтобы все это поняли.

«В 2008 году весь Втузгородок (район обслуживает «ВТУЗ-Энерго», электроцех комбината УГТУ УПИ) висел на одном кабеле. Хотя их всегда должно быть как минимум два — один основной, другой резервный».

Энергосистема Екатеринбурга рухнет, но не сейчас

— Городская энергетическая система Екатеринбурга на грани. Но прямо сейчас она не рухнет. Екатеринбургская сетевая компания принимает для этого меры. Ведет обслуживание трансформаторных подстанций, то есть будочек, которые во дворах стоят. На них еще часто граффити рисуют. Сложно сказать, когда настанет кризис и система рухнет. Но когда это произойдет, весело будет всем.

Полтора года назад полетел кабель на центральной насосной канализационной станции в Екатеринбурге. Хорошо, что вовремя успели запитать по резерву (был еще резервный кабель) и починить. Представляете, если бы центральная насосная встала и канализация перестала работать? Когда в Каменске-Уральском произошла авария, то вся канализация просто встала на двое суток. Тогда при земляных работах экскаватор повредил кабель, а резервный кабель не работал.

В 2008 году весь Втузгородок (район обслуживает «ВТУЗ-Энерго», электроцех комбината УГТУ УПИ) висел на одном кабеле. Хотя их всегда должно быть два — один основной, другой резервный. То есть если основной кабель полетит, то весь Втузгородок останется без электричества. На восстановление нужно два дня. Это минимум. Сделали они сейчас резервный кабель или нет, я не знаю.

В том же 2008 году для гольф-клуба под Сысертью, который строился к саммиту ШОС, проложили 2 линии, 6 кабелей сечением по 240 квадратных мм. Хотя они могли бы обойтись и 6 кабелями сечением по 70 квадратных мм. Делалось все на бюджетные деньги. Зачем им это было нужно, я не понимаю.

«Во многих общежитиях пожароопасная обстановка. Там все провода наружу. Это просто страшно!»

Частный сектор города и области держится на воздушных линиях электропередачи 220 или 380 вольт. Они тоже в печальном состоянии. Можно прокатиться по Горному Щиту, съездить на Шарташ, Изоплит. Есть действительно страшные места. Там опора держится на одной пропитке. Такие воздушные линии меняют неохотно. Хотя все деревянные опоры должны быть заменены, но делается это не спеша. Если что, люди останутся без света на сутки.

Самая страшная проводка — в общежитиях. Например, на Уралмаше, на улице Ломоносова. Там вообще пожароопасная обстановка. Это просто страшно! Все провода наружу. Ладно бы это были интернет-провода, у которых напряжение 5 вольт, они не загорятся. Но это же силовая часть, то есть электропроводка. Последствия могут быть печальными.

Пожарные часто говорят, что причиной возгорания стало короткое замыкание электропроводки. Я не знаю случаев пожара от короткого замыкания. А вот от перегрузки электропроводки — сколько угодно. Из-за неправильного расчета или монтажа, несоответствия сечения проводников потребляемой нагрузке. Когда люди в одну розетку включают много электроприборов, особенно мощных — утюг, чайник, микроволновка — происходит перегрев и возгорание.

Интернет-провайдеры больше не режут провода конкурентам

В Екатеринбурге интернет-провайдеры стараются работать культурно и друг другу не мешать. Вот в Москве — беспредел. Когда новый провайдер приходит в дом, там просто вырезается все, что было, и прокладывается новая линия.

Несколько лет назад, насколько я знаю, в Екатеринбурге тоже был один вредитель, но его поймали. Он воровал оборудование. Подрезал провода, вскрывал ящики, доставал оборудование. Оставлял абонентов без интернета. То, что он там снимал, никому, кроме другого интернет-провайдера, не нужно. Кому можно продать коммутатор, хаб или свитч?

Был еще один вредитель, который промышлял на ЖБИ. Он вырезал витую пару. Просто ходил и вырезал — ради меди. Там было совсем чуть-чуть, но вот захотелось человеку такой прибавки к зарплате.

Если провайдер, устанавливая кабель, вторгается на территорию другого провайдера и вредит ему, это говорит о некомпетентности специалиста. Есть и другие причины, почему кто-то может залезть на чужую территорию неумышленно.

Я начал работать монтажником оборудования связи в 2005 году. Цена на выполнение этих работ к 2013 году не только не выросла, а, напротив, упала. Раньше мы делали по 2–3 подключения в день, сейчас с молодых парней просят в районе десятка подключений. Примерно за те же деньги — 20–25 тысяч. Естественно, качество страдает.

«Сейчас в Екатеринбурге интернет-провайдеры стараются работать культурно и друг другу не мешать».

Энергетики придумали, как защититься от левых подключений

В Екатеринбурге часто встречаются левые подключения к трансформаторным подстанциям. Я уже не говорю про частный сектор. Подключиться к линии до 0,4 киловольта — без проблем.

Есть злостные неплательщики, которых регулярно отключают, но они сами подключаются. Для этого человеку достаточно залезть в щиток. Особых знаний не требуется. Рабочий человек с мало-мальскими познаниями в физике за 8 класс и аккуратностью может это сделать. В частном секторе немного сложнее, потому что работа на высоте, нужно специальное снаряжение. Но у наших умельцев оно тоже часто бывает.

В ЕСК видят воровство, поэтому делают осмотры. Сейчас в частном секторе ЕСК вводит новую технологию учета электроэнергии. Счетчик будет располагаться не в доме, как раньше, а на опоре. Это делается для того, чтобы люди не воровали энергию.

Каждый счетчик запрограммирован. У него есть свой индивидуальный номер. Через него можно настроить лимит потребления электроэнергии, например, в 5 киловатт. Если потребитель превысит лимит, то будет отключен. Утюг — это 1–1,5 киловатта, чайник — киловатта 1,5. Чайник, микроволновка и стиралка — и вы превысили 5 киловатт. Многие люди не утепляют свои дома. Просто включают обогреватели. Из-за этого происходят аварии, которые приводят к отключению всего частного сектора.

«В Екатеринбурге часто встречаются левые подключения к трансформаторным подстанциям. Я уже не говорю про частный сектор. Подключиться к линии до 0,4 киловольта — без проблем».

На стройке Восточного нефтепровода многих уральцев кинули на деньги

Я работал на строительстве нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Мы строили линию 220 киловольт. Эта линия питает электричеством все нефтеперекачивающие установки. (Нефтепровод должен был соединить нефтяные месторождения Западной и Восточной Сибири с портами Приморского края России и обеспечить выход на рынки США и стран Азиатско-Тихоокеанского региона, — прим. 66.ru).

На всех строительных и земляных работах использовался труд мигрантов. При этом в самом Приморском крае много людей сидит без работы. У нас работало много хабаровчан, были приморские, из Амурской области, ну и с Урала, из Челябинской, Свердловской областей. Даже один гражданин Молдавии.

Рабочий процесс был организован плохо. Нанимали абсолютно всех. На площадке было много людей, которых нельзя назвать специалистами. Трудовые отношения на строительстве линии были основаны не на профессионализме, а на том, кто лояльнее относится к руководству. Кто нелоялен — увольняли и кидали на деньги.

Очень многим бригадам, в том числе и с Урала, не оплатили больше половины работ. Я недополучил за вахту около 20 тысяч, но не пытался вернуть деньги через суд. Мне проще еще заработать, чем заниматься судебной тяжбой.

Когда я отказался выходить на работу, потому что у меня закончилась вахта, меня попросили уволиться. Пригрозили, что не дадут билет на самолет из Хабаровска в Екатеринбург. А когда вахта длится больше, чем положено, то просто крышу сносит — уже не надо ни денег, ничего. Хочется просто отдохнуть.

«Трудовые отношения на строительстве нефтепровода были основаны не на профессионализме, а на том, кто лояльнее относится к руководству. Кто нелоялен — увольняли и кидали на деньги».

К рабам, наверное, относятся лучше, чем к нам!

У нас люди горят на работе. В буквальном смысле. Представьте: в траншее два кабеля. Один поврежден. Его ремонтируют. Под землей эти два кабеля могут переплестись. Неграмотный диспетчер говорит: рвем вот этот кабель, он без напряжения, так как находится в ремонте. Второй — под напряжением. А из-за того что случился перехлест, рвут высоковольтный кабель. 6 киловольта или 35. А это взрыв. А взрыв — это больше 50% ожогов тела.

У нас было четыре смертельных случая. Пятый жив, но был на грани. Думаю, что ЕСК лечение в таких случаях оплачивает. В подрядных организациях с этим сложнее. Могут и не оплатить.

«В Приморье мне пришлось работать на неисправной автовышке «Акбарс». Хотя это грубое нарушение техники безопасности. Смотрите, как это выглядит».

Несчастные случаи были и на прокладке нефтепровода. Парень из Амурской области травмировал ногу. Упал с танкетки. Наш уралец травмировал руку при грубом нарушении техники безопасности, в общем-то, по своей глупости. Начальство это пыталось замолчать. Отправили его на больничный и начисляли зарплату. Он получал медпомощь в местных больницах и отлеживался на съемной квартире или в общежитии.

В Приморье мне пришлось работать на неисправной автовышке «Акбарс». Хотя это грубое нарушение техники безопасности. Но отказаться я не мог. Меня бы уволили. Я был на высоте 20 метров. Корзина, в которой я находился, болталась. На такой высоте это страшно, а ведь еще и работать надо.

Мне приходилось работать с трудовыми мигрантами. Нанимали таджиков с четвертой овощебазы на 1–2 дня. Они делали протяжку подземного кабеля. Также на земляные работы, на отсыпку кабеля отсевом, на защиту его кирпичом. Наши с такими работами справляются лучше. Мигранты просто не любят работать. Над ними надо постоянно стоять. Только отвернулся — они перестают работать. Я думаю, что им все равно, что делать и как. Лишь бы начальство было довольно.

ЕСК покупает хорошую рабочку и инструмент. Чего не скажешь про подрядные организации. Когда я увольнялся из «Стройпроекта», мне нужно было сдать все свое обмундирование, в том числе меховые рукавицы за 126 рублей. Но я выбросил их еще раньше. Они износились. Бухгалтер сказал: «А где варежки? Они же 126 рублей стоят! Ничего бы страшного с вами не случилось, если бы вы поработали в х\б перчатках!». Тогда я ей ответил: «Знаете что, Лариса Викторовна, если бы я руки отморозил, страшное бы случилось». Вот такое отношение. К рабам, наверное, лучше относились.

«Я был на высоте 20 метров. Корзина, в которой я находился, болталась. На такой высоте это страшно, а ведь еще и работать надо».

Проще всего уводить деньги из энергетики

Есть много способов, как увести деньги из энергетической отрасли. Можно оформить работы, которых не было, на какую-то подрядную организацию. Реально затратить на прокладку небольшой кабельной линии вместе со стоимостью кабеля тысяч 500, а в бухотчете нарисовать 1500. Почему нет?

Нам пытаются внушить, что эксплуатация и строительство линий электропередач высокого напряжения нерентабельны, потому что много затрат. Допустим, организация построила линию за свой счет. Взимая с потребителя деньги за количество переданной энергии (в киловатт-часах), они говорят, что эксплуатация стоит очень дорого. Это не так. Она почти ничего не стоит.

Если растянуть эксплуатацию на 25 лет, то она обойдется недорого. Срок службы нынешних изоляторов — 25 лет. При ЧП, при обрыве провода, при попадании молнии в грозозащитный трос — можно сменить участок. Это не проблема. Такие вещи устраняются в течение одного-двух дней одной бригадой. Но такое бывает редко.

Наши управленцы даже такой объект, с которого они будут кормиться, не могут построить. Расходы завышены в пять раз — это минимум (ориентируюсь на то, сколько получали мы, и на то, сколько это действительно стоит). И даже с таким перерасходом заказчик не получит надлежащего качества.

«Есть много способов, как увести деньги из энергетической отрасли. Можно оформить работы, которых не было, на какую-то подрядную организацию. Почему нет?»

Мы постоянно переплачиваем за электроэнергию

Я вам расскажу, как поймать энергетиков на вранье. Пускай они предоставят документы, в которых будет сказано, какие работы были выполнены и на каких объектах. Основная-то часть линий электропередач уже была построена. Если они говорят, что у них были затраты на строительство, то это может оказаться ложью. Любой специалист вам скажет — вот это мы делали, а вот это нет, а вот это мы вообще никогда не делаем. Значит, и платить за несуществующие работы никому не надо.

Я и моя семья много раз пытались бороться с коммунальщиками. Мой брат прописан у родителей. Родители платят без установки счетчика, то есть по среднему. В 2011 год мать отнесла справку о том, что младший брат служил в армии, но ей отказали в перерасчете. Они сказали, что она должна была принести справку в течение месяца с момента его отъезда, а она принесла чуть позже. Хотя по закону справку можно принести в течение трех лет.

Я долго работал в Приморье и тоже хотел сделать перерасчет. Мне попытались отказать. Якобы справка действительна месяц с момента моего отсутствия. Но это вранье. Справку у меня все же приняли, но пока я перерасчета не видел. Если месяц пройдет и ничего не изменится — будем дальше меры принимать.

«Я вам расскажу, как поймать энергетиков на вранье. Пускай они предоставят документы, в которых будет сказано, какие работы были выполнены и на каких объектах. Они такие же люди, они так же не хотят сидеть в тюрьме».

С коммунальщиками можно и нужно бороться. Они такие же люди, они так же не хотят сидеть в тюрьме. То, что они делают, это мошенничество. Это несложно доказать, это очевидно. Пришел с диктофоном — поговорил с оператором Единого расчетного центра, можно на скрытую видеокамеру это снять. Просто будут ли органы заниматься этим?

Я знаю случаи, когда людям удавалось добиваться перерасчета. Но, к сожалению, наш народ — как стадо овец: лишь бы их не касалось. Они существуют в своих квартирках, их мало что трогает. Они не хотят бороться ни за свои деньги, ни за свои права. Общество должно избавиться от пассивности и бездействия.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru